• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Алексей Вайткун, Марина Шкиленок,

"Я б в чирлидеры пошел, пусть меня научат", – наверняка задумываются многие, глядя на порхающих на стадионе девушек с пушистыми помпонами в перерывах футбольного или хоккейного матча. Научиться танцевать в группе поддержки может каждый, кто не боится тяжелых физических нагрузок и упорного труда, уверена Юлия Башко, руководитель группы поддержки Ice Girls хоккейного клуба "Динамо-Минск". Чирлидинг – это танец, вид спорта или стиль жизни? Только ли любовь к спорту движет молодыми людьми, которые приходят в школу чирлидеров? Действительно ли группа поддержки может повлиять на исход матча? На эти и другие вопросы Юлия отвечала в студии TUT.BY.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео


– Что такое чирлидинг?

– Чирлидинг – это вид спорта, который зародился в Америке в XIX веке. Изобрели его парни, которые на футбольных матчах очень интенсивно поддерживали свою команду. Ребята вставали с плакатами, растяжками, кричали, шумели. Позже к ним присоединились и девушки. Постепенно сформировалась отдельная группа поддержки, которую стали выпускать на стадион для поднятия боевого духа болельщиков в перерывах.

В Россию этот спорт пришел в 1998 году, и уже в 1999 году была открыта Федерация по чирлидингу, начали проводить соревнования.

Когда появился этот спорт у нас, сказать сложно, и развивается он не так, как в Америке. Чирлидинг в Беларуси – это скорее чир-данс, то есть яркое, красочное шоу с элементами акробатики и танцев, которое девушки показывают во время футбольных, баскетбольных и хоккейных матчей.

В последние пару лет чирлидинг активно развивается во всех школьных учреждениях: интерес к этому виду спорта очень высок, появляется все больше детей, которые занимаются чирлидингом.

– Можно ли сказать, что чирлидинг в Беларуси, то есть чир-данс, – это танец девушек в красивых костюмах?

– Это не совсем так. Само слово "чир-данс" состоит из двух частей: "чир" и "данс". Чир – это номер, где обязательно используются сложные акробатические элементы. Он невозможен без стантов, прыжков, обязательных акробатических элементов.

Стант – это поддержка, которую выполняют пять человек. Четыре человека подбрасывают пятого, флайера, на высоту до пяти метров, и их задача – поймать его, куда бы он ни улетел. Флайер, в свою очередь, исполняет разные акробатические элементы в воздухе: сальто, переворот. Это сложный и красивый номер, который является обязательным элементом чирлидинга.

Чирлидеры могут строить пирамиды высотой до пяти метров. В Беларуси и России не разрешены пирамиды выше трех человеческих ростов, но если в базе присутствуют парни, то пирамиды становятся выше и крепче.

Данс – это спортивный танец, не похожий на хореографию в традиционном понимании слова. Его элементы отличаются четкостью движений, угловатостью, обязательной синхронностью исполнения движений.

– Есть ли специальные требования к участницам? Нужна ли обязательная физическая подготовка определенного уровня или выдающаяся внешность?

– В чирлидеры обычно берут симпатичных девушек, но это не значит, что им предъявляются высокие требования по внешности. Чирлидеры нужны на стадионе для того, чтобы немного усмирить и настроить на мирный лад всех болельщиков. Когда выходит симпатичная девчонка, человек немного переключается со страстей, с недовольства судейством или счетом своей команды, расслабляется. Это и есть наша тайная идеологическая задача.

Требования в чирлидинге как в виде спорта очень высокие. Но так как у нас это больше развивается в сторону чир-данс шоу, то основные требования, которые мы предъявляем девушкам, – это эмоциональность, зажигательность, горящие глаза, чтобы девушка могла передать свою энергетику другим. Здорово, если есть физическая подготовка, но если ее нет, не страшно: всему можно научить.

– Через какое время человек, который пришел к вам "с нуля", сможет выполнять акробатические номера?

– У нас есть поразительный пример: в сентябре к нам пришел парень, и на данный момент он делает такие сложнейшие акробатические трюки, как фляки и сальто. Это кажется невероятным, но при должном желании и настойчивости может быть и так.

– Что движет девушками и молодыми людьми, которые приходят к вам? Зачем они начинают заниматься в школе чирлидеров?

– Чирлидинг – это уникальное сочетание физического и эмоционального развития и командного духа. Самое сильное, что может быть, – это команда, где ты получаешь положительные эмоции, новые знакомства. Помимо выступлений на спортивных соревнованиях, мы участвуем в подтанцовке у известных исполнителей, в мероприятиях республиканского масштаба, в различных телесъемках, что дает нашим участникам положительный эмоциональный заряд.

– Кто ставит вам номера? Есть ли какой-то регламент по хронометражу танца?

– В нашей школе два тренера. Одна работает по хореографии и чирлидингу, и вся безопасность исполнения элементов лежит на ней. Кроме того, у нас есть тренер по акробатике, которая индивидуально занимается мастерством с каждым участником номера. Без этого никак: если человек не скоординирован, то выбросить его или сделать с ним пирамиду нельзя.

Если говорить о времени, то на соревнованиях номер длится две с половиной минуты. Продолжительность танца на спортивных мероприятиях зависит от вида спорта – баскетбол это, футбол или хоккей. Это совсем разные вещи, совсем разные площадки и требования.

– Чем отличается поддержка чирлидерами хоккейной команды и баскетбольной?

– На хоккейной арене очень маленькая площадка, на ней мы больше взаимодействуем с болельщиками: мы находимся рядом с ними, заводим их, подталкиваем к "болению". На баскетболе площадка огромная, и от нас требуется в течение перерыва показать красивое шоу, чтобы разрядить обстановку и занять время. На хоккее мы в течение всего матча болеем, кричим, шумим.

На самом деле, невозможно болеть за команду в течение пяти лет и не сочувствовать ей, не переживать, не знать всех. Победа команды – это наша личная победа, а проигрыш – личная трагедия. Мы воспринимаем все очень близко.

– Если проигрыш, танцы другие?

– Не танцуем: если нам забивают гол, мы стоим. Иногда даже можем повернуться спиной к тем, кто забил, хоть это и некрасиво. Но это идет из души, и контролировать эмоции тяжело.

– Есть ли еще какие-нибудь негласные правила в чирлидинге?

– Все это очень эмоционально. Иногда я, сидя на трибуне и глядя на то, что выдают девочки, хватаюсь за голову: "Боже мой, только бы никто не видел!" Девушки, бывает, выстроят такие пирамиды, которые на данной площадке делать небезопасно, но у них так вырываются эмоции.

Мы себя ведем корректно, хотя иногда, когда стоим за командами, наоборот, создаем моральный прессинг для команды соперника, тактичный, но неприятный. Иногда срабатывает.

– Для этого нужно очень любить спорт и свою команду…

– Как же без этого? Частично для нас это работа, но невозможно заниматься четыре раза в неделю по два-три часа только потому, что тебе за это немного платят. Все равно это огромное желание самосовершенствоваться. Когда ты отдаешь болельщикам свои положительные эмоции, ты и взамен получаешь очень много.

– Музыка для номеров должна быть какой-то особенной, техничной?

– К музыке есть строгие требования. Трек должен быть продолжительностью две с половиной минуты, и за это время он должен тематически несколько раз измениться – должен быть микс. Делается это для того, чтобы было интересно смотреть, чтобы максимальное количество таких эмоционально ярких музыкальных точек приходилось на сложные элементы – выбросы и прыжки.

– А как подбираете костюмы? Ведь в вечернем платье не выйдешь…

– Костюмы для соревнования – это особая тема, к ним тоже есть строгие требования. Законодатели в этом вопросе американцы, но если заказывать костюм у них, он будет стоить порядка 250-300 долларов.

– В нем есть какие-то особенности?

– Костюм должен быть безопасным, поэтому шьют его из тянущейся ткани, без торчащих элементов, заклепок или молний. Он не должен мешать свободе движений, и когда ты выбрасываешь флайера, не должен поцарапаться о его костюм, поэтому никаких аксессуаров быть не должно. Запрещены и колготки: они скользкие, девушка может выскользнуть и упасть.

Но так как чирлидерство у нас – это шоу, то разрешается использовать совершенно разные костюмы. Главное, чтобы они были яркими, красивыми, зрелищными. Если что-то порвется, тебе просто за это снизят оценку, но использовать можно все.

До недавнего времени были требования, чтобы юбка была не выше колен, чтобы не было глубокого выреза, обязательно должны были быть закрытые руки. Но несколько лет назад это отменили, и теперь костюмы выглядят более зрелищно.

Должны быть специальные кроссовки, хорошо амортизирующие и безопасные.

– Проводятся ли чемпионаты мира по чирлидингу?

– Чемпионаты проводятся, их было уже три. Как ни странно, американская Федерация по чирлидингу ни разу не участвовала в чемпионате мира, и первое место в третий раз получают японцы.

В чемпионате Европы, который проходит уже одиннадцатый год, лидерами являются финны, а в номинации "Данс" лидируют славянские девушки: россияне в 2005 году вышли в пятерку лучших. Кстати, несколько дней назад белорусская команда приехала с чемпионата России по чирлидингу, где мы заняли третье место. Это очень почетно, потому что все команды очень сильные. Честно говоря, было очень страшно ехать туда и получить оценку того, что ты делаешь. Мы не побоялись – и это самое главное.

– Как реагируют на вашу команду болельщики и спортсмены? Влияет ли чирлидинг на победы любимой команды?

– Если бы спортсмен на поле смотрел на девочек, вряд ли бы он что-то выиграл. Каждый должен заниматься своим делом, и спортсмены очень сосредоточены на игре. Именно поэтому они и забивают, и выигрывают. Отвлекаться им не надо. Поэтому мы чаще стараемся отвлекать соперников, когда они находятся в нашей зоне, какими-то выходками.

Мы работаем для болельщиков: их энергетика переходит непосредственно к игрокам, и надо, чтобы она была. Иногда люди приходят на матчи уставшие, расстроенные, не намеренные кричать, болеть и шуметь. Наша задача – сделать так, чтобы они захотели это делать. Мы можем пустить волну – они за нами повторяют, можем начать шуметь, выкрикивать название команды – они нас подхватывают.

Конечно, относятся к нам хорошо. Приятно, что узнают на улицах, здороваются, общаются: состав девочек, которые танцуют на матчах, ограниченный, и все их знают в лицо. Поэтому у нас сложились дружеские отношения с болельщиками, что очень приятно.

– Как идет взаимодействие двух соперничающих команд чирлидеров на одной площадке? До схваток не доходит?

– Отношения такие же, как у спортсменов: когда ты находишься на ледовой площадке, друзей там нет. Там есть соперники. У нас так же. Мы стоим друг напротив друга и соревнуемся, кто кого перетанцует. Но когда мы выходим с площадки, очень мило общаемся, дружим, контактируем. Игра – это игра, это что-то особенное. Вне площадки жизнь совсем другая.

-15%
-10%
-10%
-10%
-10%
0066429