• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Юрий Михалевич,

Фото с сайта www.expressnews.by
Фото с сайта www.expressnews.by
Еще совсем недавно россиянин Попов и итальянец Маркони пытались преобразовать электромагнитный сигнал в человеческую речь. Сегодня мы не представляем свою жизнь без радио, телевидения и мобильной связи. 7 мая – День радио, профессиональный праздник работников, которые оперативно информируют нас о событиях вокруг. Одним из лидеров в области спортивной информации является Дирекция спортивного вещания Белтелерадиокомпании, а в студии у нас сегодня заместитель директора Дирекции спортивного вещания Александр Казюкевич.

"Острый на язык Байдачный мог сказать молодому журналисту: "Что вы за глупость говорите!"

Спортивные журналисты отмечают еще и 2 июля – Международный день спортивного журналиста. Празднуете ли вы в таком случае 7 мая вместе с коллегами-тележурналистами?


7 мая – это, естественно, главный профессиональный праздник, несмотря на то, что это День радио. Телевидение – это непосредственное продолжение радио на более высоком уровне его развития. Поэтому, естественно, этот профессиональный праздник отмечается Белтелерадиокомпанией и всеми структурными подразделениями. Что касается 2 июля, то это, скорее, как именины. День спортивного журналиста – это галочка в календаре: официального праздника не существует. Тем более, как правило, это период отпусков: происходит некоторое затишье во всех видах спорта, которые представлены на телеканалах Белтелерадиокомпании. Может быть, кто-нибудь в отпуске отмечает.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать аудио (32,51 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео


Какое место сегодня на белорусском экране занимает спорт?

Спорт занимает далеко не последнее место, тем более, что Белтелерадиокомпания транслирует брендовые виды спорта, брендовые мероприятия, такие как Лига чемпионов УЕФА, Лига Европы, Олимпиада, чемпионаты мира по наиболее популярным у нас видам спорта – хоккей, футбол, баскетбол. Естественно, это знаковые мероприятия. Во время Олимпиады любые новости открывались вестями из Пекина, Ванкувера, скоро из Лондона, поскольку такое событие, как Игры четырехлетия, давно уже вышли за рамки спорта. Это соперничество во всех его проявлениях.

А спорт – это политика?

Спорт – это в том числе и политика. К сожалению, сложно быть вдалеке от политики, оставаться вне ее. Помню, кто-то сказал: "Если ты не занимаешься политикой, это не значит, что политика не занимается тобой". Поэтому спорт, естественно, каким-то образом с политикой связан, но не думаю, что в спорте политика играет главенствующую роль. Мы прекрасно видим, что в странах, которые в политическом контексте не очень дружны, может быть, даже являются антагонистами, спортсмены всегда друг с другом приветливы, готовы друг другу помочь. Поэтому в этом плане политика на спорт свою тень не бросает.

Какой интерес у телеаудитории к спорту?

Сложно говорить определенно, с цифрами, поскольку, по крайней мере, на данный момент в Беларуси нет хорошей теклометрии, которая охватывала бы всю республику, с хорошей выборкой, с цифрами, которые близки к истине, поэтому больше приходится ориентироваться на другие методы – опросы, вычисление рейтинга. Тем не менее, целевая аудитория велика, причем, велика не только в городах, но и в сельской местности, поскольку в большинстве поселков и деревень особого выбора, как провести свободное время, нет. Поэтому телевизор – это одно из главных развлечений, а телевизор – это развлекательные программы, новости и спорт. Конечно, многие считают, что должны быть и познавательные, и учебные программы – не без этого, они обязательно должны быть в первую очередь на государственных каналах. Но если мы говорим о знаковых направлениях, то спорт – это одно из таких направлений для любого телевидения, любой телекомпании.

Какую функцию выполняет спортивная журналистика? В первую очередь, наверное, развлекательную?

Трудно сказать. Как и в журналистике вообще, так и в спортивной журналистике можно выделить разные направления. Даже если взять двух-трех комментаторов, их манеру вести репортаж, они могут абсолютно не походить друг на друга: один больше предпочитает эмоциональный репортаж – эмоции, развлечение, все, что связано с адреналином, с нагнетанием ситуации; кто-то больше любит вдумчивую журналистику – у него может быть меньше эмоций, больше анализа того, что происходит; кто-то стремится добавить больше информации, сопутствующей событиям, которые происходят на площадке или на поле, рассказать о спортсмене как о личности. Все эти направления присутствуют в том числе и среди комментаторов Белтелерадиокомпании. Поэтому однозначно сказать, что спортивная журналистика – это развлечение или аналитика, нельзя. Спортивная журналистика – это, в том числе, и новости. Здесь очень широкий спектр приложения своих способностей, и сказать, что предпочтительней для зрителя, очень сложно. Тем более, что как такового спортивного журналиста в Беларуси не готовят. Есть некоторые специализации, но специфику человек осваивает, только придя непосредственно на телевидение, радио, газету. Только после этого он начинает более глубоко погружаться в ту сферу, где ему приходится работать. Даже работа журналиста на телевидении и работа журналиста в газете – это абсолютно разные системы и подходы к тому, как подавать материал. Соответственно, используются разные инструменты и разный конечный итог. Простой пример: телевизионный журналист, комментатор больше работает до события. Ему необходимо подготовиться, он не знает, кто станет героем из двухсот человек-легкоатлетов. Понятно, что есть фавориты, но кто станет первым в забеге – неизвестно. Есть Усейн Болт, понятно, что это в первую очередь звезда, и остальные тоже не массовка, а равноправные участники любого забега на соревновании. Поэтому необходимо готовиться до этого. Журналисту пишущему достаточно прийти, посмотреть, оценить, а уже потом выбрать себе героя и рассказать, как все происходило.

Почему мы говорим о такой проблеме, что в Беларуси не готовят спортивных журналистов? Спортивная журналистика чем-то отличается от общих, базовых принципов журналистики?

Сложно сказать однозначно, но, естественно, отличается, в первую очередь, тем, что спортивная журналистика очень требовательна к знанию предмета. Это очень узкоспециализированная, узконаправленная деятельность, и как любая специализация она очень требовательна к тому, чтобы ты досконально знал предмет. Задавая вопрос на пресс-конференции тому же Байдачному, молодые журналисты не только у нас, но и в России попадали в ситуации, когда острый на язык тренер мог сказать: "Что вы за глупость говорите!" и так далее. Поэтому необходимо знание специфики предмета. У журналистов есть своя специализация – культура, политика, но она не столь существенна, особенно если учесть, что спорт сам по себе – это жизнь в жизни, государство в государстве. Это и психология, и спортивная специфика: спортсмен с одной стороны – это человек, с другой – профессионал в своем деле, и зрителю интересна как одна часть его жизни, так и другая. Поэтому журналист должен уметь раскрыть его как человека, но с другой стороны он должен уметь рассказать о нем как о спортсмене. Необходимо знать какие-то специфические вопросы, иначе общаться со спортсменом очень сложно. В этом и сложность.

"Спортивный канал все "беды" белорусского болельщика не решит"

Вернемся к теме телевизионного продукта. Белорусам интересен отечественный спорт или какие-то международные форумы?


Белорусам интересен международный форум, на котором принимает участие отечественная команда. Идеальное сочетание – чемпионат мира, на котором играет наша сборная, либо Кубок УЕФА, Лига Европы или Лига чемпионов, в которой участвует белорусский клуб. Тогда интерес удваивается. Сам по себе международный футбол интересен очень многим, но есть большая группа болельщиков, которые смотрят спорт просто как фон. У них может быть включен телевизор и как фон идти матч Швеция – Австрия. Но если идет матч Беларусь – Канада, то, естественно, просто фоном его смотреть никто не будет. В этом плане это идеальное сочетание.

Уровень интереса к национальным первенствам не столь высок потому, что, во-первых, нет такого единения, как при соревнованиях национальной сборной: в Могилеве болеют за свою команду, в Минске – за свою, соответственно, и аудитория дробится, и матч "Торпедо-БелАЗ" (Жодино) с брестским "Динамо" вряд ли будет вызывать очень большой интерес у минчан либо у поклонников гродненского "Немана", только если этот матч не влияет на судьбу любимой команды. Поэтому есть просто объективные показатели, почему у национальных первенств и футбольных или хоккейных матчей аудитория не та. Это понятная объективная ситуация.

Права на такие турниры как Лига чемпионов, Лига УЕФА, чемпионаты мира довольно дорогие. Как такое возможно, что общедоступный канал показывает их практически бесплатно для белорусов?

Возможно только потому, что общедоступный канал берет на себя обязательства и социальной направленности. Это значит, что нужно делать не только детские программы или программу о здоровье, но и сделать доступным для простого белоруса просмотр матчей самых главных в мировом спорте. Это тоже одна из сторон нашей жизни, соответственно, одно из обязательств нашего канала. Другое дело, если мы говорим о праве выбора, о том, чтобы меню состояло не из трех, а из десятка блюд, за это, конечно, необходимо платить. И моя большая убежденность, что если появится белорусский спортивный канал – а рано или поздно он появится, - то это будет однозначно платный канал. Есть красноречивые примеры, и лучше учиться на ошибках соседей, которые уже это попробовали, чем делать свои. Например, канал "Россия-2", который раньше был "РТР-Спорт": он из спортивного переквалифицировался в спортивно-развлекательный, и сейчас там показывают только самые значимые события, которые перемежаются фильмами, концертами, познавательными программами. Открыли сейчас и чисто спортивный канал, но он в кабеле, в закрытых сетях, в которых можно снимать деньги, чтобы оплачивать затраты. На Украине был канал "Мегаспорт", который сначала был открытым и общедоступным, потом под видом ребрендинга поменялся частотами и сетью распространения с каналом "К-1", а затем "Мегаспорт" превратился в просто "Мега" - спортивная составляющая оттуда ушла.

Это, действительно, очень сложно, особенно сейчас, когда все идет по пути коммерциализации: чуть ли не национальное первенство по городкам, в первую очередь, составляет план, каким образом мы будем развиваться. И, естественно, во главу угла все ставят получение прибыли от продажи телевизионных трансляций.

В условиях Беларуси такой канал как "Россия-2" мог бы существовать? Показывать фильмы, какие-то телешоу.

С небольшими допущениями наш телеканал "Лад" моментами превращается в тот же канал "Россия-2". Если мы соберем воедино то, что у нас транслируется на "Ладе", "Первом" и "НТВ-Беларусь", - Лига чемпионов, Лига Европы, чемпионат мира по хоккею, матчи гандбольного тура БГК – "Динамо-Минск", английский футбол, чемпионат Европы по художественной гимнастике, молодежный чемпионат Европы, женский чемпионат Европы – если просто постараться свести на один канал, то и получится "Россия-2". Сейчас у нас спорт на нескольких каналах, чтобы была возможность выбора. Например, не-давно кто-то смотрел матч Беларусь – Франция, а кто-то смотрел "Барселона" - "Реал". Эта ситуация показывает, что даже если будет создан один спортивный канал, он все равно не станет панацеей. Многие будут спорить, что надо было ставить в прямом эфире, а что в записи, тем более что большинство главных спортивных событий – это выходные (суббота-воскресенье), и как правило, прайм-тайм. Поэтому даже специализированный спортивный канал все "беды" белорусского болельщика не решит. Все равно придется чем-то жертвовать, что-то смотреть в прямом эфире, что-то в записи.

Говорят, что активизировались разговоры о спортивном канале с подачи руководства федерации футбола. Правда ли, что в Дирекцию спортивного вещания уже обратились с соответствующим запросом?

Просчет стоимости и возможности спортивного канала уже неоднократно осуществлялись. Мы знаем, что инициатива федерации футбола – это тоже далеко не первая ласточка. Еще в бытность Владимира Наумова руководителем федерации хоккея были предпосылки создать чисто хоккейный канал в течении полугода-года. Поэтому сейчас, в нынешней экономической ситуации говорить о том, что на днях он будет, естественно, я бы поостерегся. Понятно, что рано или поздно белорусский спортивный канал будет. Хотелось бы, чтобы был рано, но тут как получится, исходя из той ситуации, которая сейчас складывается в экономике, исходя из того, каким этот канал должен быть, какой формы, с каким наполнением. Но работы велись всегда: информация всегда просчитывалась, подбивалась, но пока говорить еще рано.

А что должно случиться, чтобы, как говорится, звезды сошлись, и канал все-таки появился?

Во-первых, деньги должны появиться. Как только появляются деньги, сразу появляется необходимость их во что-то вложить, преобразовать их в какой-то продукт. Соответственно, если будет финансирование, если будет возможность открыть канал, то он появится. Но спортивный канал – это, наверное, самое дорогое, что может быть на телевидении. Спорт, развлечения, кино – это самое дорогое, причем, в отличие от кино и развлечений, целевая аудитория заметно меньше, соответственно, и возможность эти деньги отбить или заработать не столь широки, как на развлекательном канале. Что ни говори, даже Лига чемпионов по футболу несколько уступает по рейтингам сериалу "Интерны".

И все-таки Беларусь – спортивная нация. Неужели не заслужили спортивный канал?

Белорусы заслужили спортивный канал, но белорусы должны доказывать, что они – спортивная нация. Мало просто назвать себя спортивной нацией, необходимо, чтобы в спортивные школы пошли дети, как бывало в мою бытность школьником в середине 1980-х годов: тогда не быть записанным ни в какую спортивную секцию, ничем не заниматься считалось моветоном. На человека могли смотреть искоса: может, проблемы со здоровьем, освобождение от физкультуры и так далее. А сейчас, наверное, основной урок, который старшеклассники стараются всячески пропускать, - это физкультура. Раньше ситуация была немного другая: это был любимый урок – погонять мяч. Наверное, это в том числе и проблема Минобразования и учителей физкультуры, как заинтересовать человека. Если просто бросить мяч и уйти, чтобы дети сами гоняли, это не сработает. Правда, у нас в некоторых спортивных школах действует это правило: бросил мяч и ушел, мяч и дети друг друга найдут и поймут, каким образом занять полтора-два часа. Поэтому нам еще надо доказывать, что мы действительно спортивная нация.

"Минск-Арена" абсолютно не организована с точки зрения мест под площадки для телекамер"

Пока канала нет, наверняка есть проблемы, как определить ту или иную трансляцию в сетке вещания. Как происходит этот процесс?


Проблемы есть всегда, в том числе и сейчас. Если есть возможность развести по каналам, то пользуемся этим случаем, предоставляя самому человеку возможность выбирать, что он хочет смотреть, - либо это футбол, либо хоккей. Иногда такой возможности нет, тогда приходится принимать во внимание уже другие аспекты: во-первых, уровень самого соревнования, во-вторых, участвует ли там сборная Беларуси и в-третьих – чисто технические вопросы в том плане, сумеем ли мы качественно показать этот турнир или матч, насколько возможно именно в этот момент организовать прямую трансляцию – технические возможности тоже не безграничны, хотя с каждый годом и месяцем они улучшаются.

Говоря о технической составляющей, чем может похвастаться Белтелерадиокомпания? Сколько камер может одновременно снимать спорт?

Если мы говорим о передвижной телевизионной станции, то сейчас в нашем распоряжении в формате HD 16-камерная ПТС, которую мы довольно активно эксплуатируем уже год. Благодаря этой ПТС мы стали абсолютно самостоятельными в плане организации матчей такого уровня, как матч Лиги чемпионов, матч Лиги Европы, плей-офф Лиги Европы. Что касается рядового матча турнира Лиги чемпионов, то там требования на поря-док выше, чем при трансляции отборочного матча чемпионата мира по футболу. В трансляции чемпионата мира в принципе нет жестких условий – как организовали, так организовали. Понятно, что вторая сторона, которая покупает права, вправе требовать, чтобы некоторые нюансы были учтены, и правообладатель обычно уступает компаниям-посредникам. Но в Лиге чемпионов самые высокие требования: у них отдельно приезжают машины для того, чтобы обеспечивать графику в тех городах, где проводятся матчи. Раньше было восемь машин, сейчас их число увеличилось до шестнадцати. К сожалению, та, которая приезжала во время участия в групповом этапе Лиги чемпионов борисовского БАТЭ, не была еще полностью оснащена: даже УЕФА еще не может себе позволить набрать столько техники, чтобы обеспечить трансляцию должным образом. В машине, которая тогда приезжала, не было функции просчета километража, подсчетов точных передач каждого игрока.

Минимальные требования вплоть до полуфинала Лиги чемпионов мы обеспечиваем без проблем: 16 HD-камер, в том числе 2 super slow motion – технические возможности велики. Постепенно люди, работающие в нашей дирекции, осваивают эту технику, потому что там каждый раз практически безгранично можно открывать что-то новое в ней. А если попросить помощи у Витебской областной студии, которая входит в холдинг нашей компании, то до 30 камер можно запросто обеспечить. В 2004 году мы своими силами показывали чемпионат Европы по биатлону, где на самом длинном круге в четыре километра у нас стояло 17 камер, причем расстояние между двумя самыми дальними было порядка километра.

Новый председатель федерации футбола Сергей Румас одной из задач поставил про-ведение в Минске финала Лиги Европы. Белтелерадиокомпания готова снять это?

Если понадобится – естественно. Технически я проблем никаких не вижу. Каких-то специализированных вещей, таких как камера-паук, которая летает над стадионом, мини-камера в воротах, у нас нет, но это все либо приобретаемо либо предоставляемо организатором – УЕФА. В этом плане никаких вопросов не будет. А что касается возможности, то сначала мы получим стадион, на котором это можно будет делать, причем, стадион, выстроенный по всем требованиям телевизионной трансляции. На данный момент так получается, что при строительстве новых спортивных объектов никто не задумывается о том, чтобы обратиться в Белтелерадикомпанию для того, чтобы им подготовили техническое задание, чтобы когда придется транслировать оттуда футбол, хоккей, другой вид спорта, не оказалось, что на центральной точке, где должна стоять камера, предусмотрела VIP-ложа для верхушки района или области. К сожалению, у нас половина хоккейных площадок этим страдает – даже в Минске Ледовый дворец на Притыцкого.

Сколько камер работает на "Минск-Арене", транслируя КХЛ?

На КХЛ в среднем работает 8-12 камер. Все зависит от уровня матча, берут ли у нас сигнал, от того, насколько это рентабельно использовать то или иное количество камер. "Минск-Арена" - суперсовременный комплекс, но с точки зрения мест под площадки для телевизионных камер абсолютно не организован. Нам негде поставить камеры напротив синих линий. Если вы бывали на первых трансляциях, видели, что у нас камера стояла внизу, а оператор – в проходе. Любой зритель, который там ходил, бил его в руки, толкал в спину – но он не виноват. Начался перерыв между периодами, но трансляция не заканчивается, а люди ходят, да и во время матча иногда перебегает кто-то. Те площадки, которые там сделаны под телекамеры, не поддаются никакой критике, поскольку это не уровень "Минск-Арены", не уровень тех мероприятий, которые там проходят. В этом плане необходимо работать. Это не забота Белтелерадиокомпании, мы не владельцы "Минск-Арены". Сегодня мы показываем хоккей, завтра другая компания, послезавтра третья, и к тому же это такие капитальные вещи, которые в принципе должны быть на спортивной арене.

Из России обращаются в Белтелерадиокомпанию за помощью с сигналом из "Минск-Арены"?

Что касается трансляций из "Минск-Арены" - в первую очередь мы говорим о КХЛ и Лиге ВТБ, то трансляцию они получают. Это одно из обязательств Белтелерадиокомпании как правообладателя этих соревнований – возможность предоставления сигнала любого матча. К сожалению, не всегда мы в свою очередь получаем такую возможность: не все матчи из Москвы и Чехова мы показывали, в этом сезоне чуть поменьше, чем в прошлом году. Будем надеяться, что в следующем сезоне таких проблем не будет, но пока такая проблема существует. Но для нас таких проблем нет: все матчи, которые россияне, рижане, представители Казахстана хотели увидеть, они все их увидели, и не только из "Минск-Арены", но и из "Бобруйск-Арены" тоже.

Права эти продаются и покупаются. Белтелерадиокомпания имеет прибыль и от ко-го? От клуба, от Лиги?

В КХЛ мы можем иметь прибыль только от рекламы, размещаемой в трансляциях соревнований, плюс технические услуги, которые мы оказываем тем, кто обращается с просьбой предоставить комментаторскую кабину, сделать сюжет, получить сигнал. Но эта сумма намного меньше той, которую приходится платить за права. Поэтому я и говорю, что если мы ведем речь о спортивном канале, то он должен возмещать хотя бы какие-то траты. Необязательно абонентам и зрителям платить десятки долларов в эквиваленте или сотни тысяч белорусских рублей, но канал должен быть только платным, чтобы иметь возможность развиваться. Сейчас вопрос стоит только так.

Вспомнили о Единой лиге ВТБ. На пресс-конференции по окончании сезона представители клуба говорили, что вышли на Белтелерадиокомпанию с просьбой об организации трансляции всех матчей следующего сезона Единой лиги. Этот вопрос уже разрешен?

Честно говоря, в первый раз это слышу. Может быть, этот вопрос прошел мимо меня, в чем я сомневаюсь, но пока об этом говорить преждевременно, особенно с учетом того, что мужской баскетбол у нас не столь популярен, как женский на уровне Лиги ВТБ. Если мы вспомним этот сезон, то практически все матчи пересекались с каким-нибудь событием, порой даже более значимым. Иногда матчи Лиги ВТБ проходили игры более значимых турниров, не в обиду баскетболистам будет сказано. Это очень сложный вопрос: чтобы показать все матчи, необходимо будет отказываться от чего-то другого, а есть вещи, от которых просто не откажешься.

"На мобильный телефон снимать не можем. Иначе это будет не телевидение, а YouTube"

Подошли к вопросу, определяющему тему нашей беседы: что представляет собой Дирекция спортивного вещания? Что это за редакция?


Дирекция спортивного вещания на сегодняшний день – это более 30 штатных сотрудников. Есть еще внештатные сотрудники, в основном, комментаторы – Дмитрий Герчиков, Светлана Парамыгина, Сергей Новиков, Алексей Пынтиков. Если говорить структурно, то это два отдела – отдел трансляции и отдел комментаторов, подготовки тематических программ, но это структурное разделение условно, поскольку и комментаторы участвуют в подготовке программ, и журналисты участвуют в организации и проведении трансляции.

Если говорить о том, чем занимаемся непосредственно мы, то это программы "Овертайм" о хоккее, "Время футбола", ежемесячная программа "Хоккей для всех" - программа о любительском хоккее. И, естественно, организация трансляций – не только лицензионных – Лига чемпионов, Лига Европы, хоккей, футбол, но и трансляции чемпионатов, которые проходят в Беларуси, международные трансляции. Количество международных трансляций в последнее время заметно выросло: пока, конечно, это не тот уровень, о котором можно мечтать федерации и телевидению, но чемпионат мира по хоккею в 2014 году – это очень значимое событие. Мы были первыми, кто провел трансляции чемпионата Европы по тяжелой атлетике в апреле прошлого года в стандарте High Definition – это был первый чемпионат Европы, показанный в таком стандарте, и в этом сезоне и в Казани показывали чемпионат в таком же стандарте. Можно сказать, что мы стали законодателями мод, установили некоторую планку, ниже которой им не позволит опуститься ни совесть, ни внутренние требования.

Импульс к развитию редакции придали события 2002 года, когда белорусский теле-зритель оказался без чемпионата мира по футболу. Помните, как все начиналось?

Я пришел в дирекцию в декабре 2002 года. Работал на телекомпании в те дни и был причастен к этой скандальной организации первой трансляции, когда мы увидели, что сигнал вдруг не проходит, и чтобы показать открытие, пришлось взять сигнал с российского канала. Потом путем переговоров удалось с середины второго круга группового турнира получить права. Я бы сказал, что это не импульс к развитию редакции, а веха в спортивном телевидении Беларуси вообще. До того момента мы находились несколько в стороне от больших мировых событий, за исключением Олимпийских игр, которые мы транслировали выборочно. Все остальное наш зритель получал через Москву – с российского "Первого канала", "РТР", слушали точку зрения российских комментаторов, соответственно, о чем они рассказали, то мы и узнали. Именно с 2002 года, с чемпионата мира по футболу, у нас начал складываться непосредственно белорусский рынок спортивного продукта. Мы поняли, что необходимо переходить в другую плоскость – в плоскость авторских и смежных прав, переговоров с федерациями, медиа-компаниями, которые, как правило, перекупают права у федераций и распределяют их. Это действительно была веха, и очень серьезно изменился сам подход к спортивным трансляциям, к спортивному телевидению в Беларуси, ко всему, что с этим связано. Появилась большая составляющая работы менеджеров. Непосредственно сама трансляция, то, что мы видим в эфире – комментатор и картинка – это верхушка айсберга, конечный продукт, а над тем, чтобы он появился, работает очень большое количество людей: юристы, финансисты, организаторы, технические работники. Заметно изменилось и техническое оснащение Белтелерадиокомпании во многом благодаря спортивным трансляциям. Появился отдел международных трансляций – люди, которые занимаются непосредственно приобретением прав, ведением переговоров, согласованием условий. Это очень большая работа.

Кто входит в творческие группы кроме комментаторов и журналистов?

Это режиссеры, операторы. Они не в структуре Белтелерадиокомпании, поскольку опера-тор может работать и на спортивной программе, и не только на спортивной. Есть специализация во время трансляций, по крайней мере, мы стремимся, чтобы в последние годы так и происходило, чтобы люди, которые работают на спортивных трансляциях, работали на них постоянно. От ротации не избавиться, но хотелось бы прийти к тому варианту, какой есть в Англии: человек, который постоянно показывает футбол с места углового флажка, знает, с какой ноги будет подавать тот или иной игрок угловой, сколько шагов он сделает перед разбегом, какие манипуляции будет проводить перед выходом на поле. Только таким образом можно дотянуться до уровня показа английского футбола или матчей НХЛ. Должна быть специализация и постоянная наработка навыков на определенной позиции, если мы говорим о телеоператорах.

А если о людях творческих? Бывало, что приходят люди с улицы?

С улицы не было, хотя в 2004 году мы проводили творческий конкурс, когда искали комментаторов. В первый тур на первое собеседование пришло более 300 человек. Это были уже и взрослые люди предпенсионного возраста, это были чуть ли не школьники, которых мама привезла из другого города. Но те люди, которые прошли отбор и сумели закрепиться, те люди сейчас в эфире и работают – это Александр Дмитриев, Александр Цвечковский. Правда, Цвечковский уже как внештатник имел опыт сотрудничества, начинал с того самого приснопамятного Чемпионата мира 2002 года, когда приходилось все делать очень спонтанно и быстро, в экстремальных условиях. В этом плане можно сказать, что они пришли с улицы: они до этого не работали ни в какой спортивной газете, ни на радио, не вели новости, а начали непосредственно как комментаторы. Кто-то имел опыт написания статей на спортивную тему, но это за полноценный профессиональный опыт работы нельзя принимать.

Давно был этот кастинг. Есть ли необходимость в свежей крови в коллективе?

Необходимость в свежей крови всегда присутствует, и практически ни одно обращение, если оно толково оформлено, и мы хотя бы по резюме видим, что человек умеет излагать мысли, не остается без внимания. Здесь простой подход: необходимо записать репортаж на 15-20 минут со своим голосом на диск и прислать нам послушать. Устраивать такие кастинги в данной ситуации я не вижу смысла: мы все-таки не НТВ, где много телеканалов, и им нужны специалисты широкого профиля во всех видах спорта. Но если появится тот, кто захочет себя проявить, и у него будут способности – никаких проблем в этом нет. Без кастинга так у нас появился Дима Герчиков, Алексей Пынтиков. С журналистом газеты "Прессбол" Николаем Цынкевичем мы начинали комментировать Национальную баскетбольную ассоциацию. Просто предложили ему попробовать себя и пригласить как специалиста, который вел эту тему в газете. Необязательно проводить кастинг для того, чтобы найти хорошего специалиста, хорошего комментатора или человека, который может вырасти в хорошего комментатора. Найти комментатора очень сложно. Спорт на постоянной основе показывает Белтелерадиокомпания: СТВ и ОНТ – от случая к случаю. У СТВ сейчас есть чемпионат Беларуси по футболу, и у них тоже очень сложно идут поиски комментаторов для чемпионата Беларуси. Если мы говорим о том, что не существует школы спортивной журналистики как таковой – человек уже на рабочем месте получает специализацию, то школы комментаторов нет в принципе. Из журналистов, из людей, которые хотят этим заниматься, постепенно может получиться комментатор.

А как оцените работу коллег на СТВ?

Честно говоря, не хотелось бы оценивать работу коллег – это может быть не совсем правильно в моем положении, тем более, что не все матчи я видел. Но то, что они стараются, - это похвально. Полезно то, что появляются телеканалы, кроме Белтелерадиокомпании, которые тоже могут показывать спорт. Как говорится, Боливар двоих не вынесет: невозможно показывать все вместе силами одной компании, когда сойдется волейбол, баскетбол, гандбол, футбол и хоккей, - такого нет ни в одной стране мира, чтобы все зацикли-лось на одной компании. В последние годы у нас появилась хорошая тенденция – вводить административный ресурс в федерации по видам спорта для того, чтобы руководитель федерации, занимающий определенный государственный пост, мог своим авторитетом, своими связями пролоббировать какие-то вещи, в том числе и трансляцию на национальных телеканалах. К сожалению, иногда это служит дурную службу: административный ресурс административным ресурсом, но руководители федераций приходят, уходят, а если не научишься выстраивать менеджмент в федерации, если не научишься сам зарабатывать, то рано или поздно останешься у разбитого корыта. Писем с просьбой показать и тот, и другой матч приходит великое множество, но каналы не резиновые, и на мобильный телефон мы снимать не можем. Так бы мы раздали тридцати сотрудникам мобильные телефоны, они пошли бы, все сняли, а мы потом показали. Но это будет не телевидение, а YouTube.

Можно сказать, вы приветствуете начинания коллег с СТВ. А если вспомнить опыт, ОНТ, допустим, у вас отобрал матчи с участием сборной. Не боитесь конкурентов?

Нет, конкуренции мы не боимся. Конкуренция в любом случае существует всегда, конкуренция – это двигатель прогресса и развития. В этом плане конкуренции бояться не стоит.

А что касается того, что ОНТ отобрал матчи сборной, то это вопрос, на который сейчас не ответишь. Немного другой уровень сотрудничества мы предлагали федерации футбола: мы предлагали им инструмент для зарабатывания денег, а не одноразовое зарабатывание денег на продаже одного матча. Федерация видит: если компания национальная, значит, она обязана показывать белорусский футбол, а раз сборную мы можем продать, значит, мы не обязаны продавать или передавать права национальной компании – несколько двойные подходы. Новый председатель федерации футбола Сергей Румас провозгласил, что национальный чемпионат должен продаваться. Но по закону рынка продукт стоит столько, сколько за него могут заплатить. Если он покупателю не интересен, значит, это не товар. Соответственно, если никто не готов платить деньги, то это не продукт. Поэтому говорить о том, что этот продукт приносит прибыль на телевизионном рынке, не приходится, пока этот продукт не станет востребованным. Пока чемпионат Беларуси в нынешнем его виде и состоянии, по моему убеждению, - продукт невостребованный. Но можно сделать его востребованным: мы готовы были войти в число акционеров, внося свою лепту техническим обеспечением. Последнюю трансляцию белорусского чемпионата, которую мы организовали, мы показывали новой техникой на ПТС "Александрина" с картинкой 16 к 9, и этот продукт можно было предложить на внешние рынки – например, украинскому каналу "Футбол" или НТВ+. Для нерезидентов один такой выезд и съемка стоит 20 тысяч евро – эти тарифы утверждены Белтелерадиокомпанией. Для резидентов в белорусских рублях меньше, но сейчас пока сложно определить, пока не знаем реальную стоимость доллара. Но даже если брать стоимость трансляции матча 15 тысяч евро, умножаем на 33 – количество матчей чемпионата Беларуси, в том формате, в котором мы показываем Лигу чемпионов, вы получаете те инвестиции, которые мы готовы были вложить на стадии создания телевизионного продукта "чемпионат Беларуси по футболу". Соответственно, мы хотели для себя некоторых преференций с точки зрения распределения прав на другие мероприятия: мы и пляжный футбол показываем, и молодежный, поэтому хотелось бы, чтобы сборная Беларуси дала нам возможность на равных соперничать с другими за покупку прав на трансляцию матчей.

"На время летних Игр в Лондоне хотим сделать олимпийский канал"

В экономике считают пятилетками, в спорте – олимпийскими циклами. В прошлом десятилетии были три летних Олимпиады – в Сиднее, Афинах, Пекине, три зимние – Солт-Лейк-Сити, Турин и Ванкувер. Каким опытом можете поделиться? Что было в 2000-х и что мы имели к концу десятилетия?

Я могу анализировать, как все происходило, начиная с 2004 года – это та Олимпиада, в которой я уже принимал участие со стадии подготовки, и до хронологически последней Олимпиады в Ванкувере в 2010 году. Первое – это увеличение объема вещания, причем, не на несколько часов, а в разы. Более того, это даже требование Международного олимпийского комитета: когда он распределяет права, есть минимальные обязательства вещателя. Мы уже говорили, что с 2002 года мы стали приобретать права на Олимпиаду: до этого если ты не являлся правообладателем, то не мог даже с камерой пойти снимать на спортивных объектах. Лицензионные соглашения сейчас предусматривают интернет-трансляции: мы уже с предыдущих Олимпиад организовывали интернет-трансляции соревнований, которые не попадают в прямую трансляцию. В рабочее время не у всех есть возможность отслеживать трансляции по телевизору, но в интернет доступ имеет большое количество людей. Есть наметки по освещению игр в Лондоне в 2012 году – дай бог, чтобы все получилось, чтобы не помешала ни финансовая, ни какая-нибудь другая ситуация. Я думаю, наших телезрителей ждет большой сюрприз, поскольку будет очень много нового, любопытного именно в освещении соревнований, преподнесении самой Олимпиады. Пока это в теории, на бумаге и с голове, но практически уверен, что это должно осуществиться, поскольку заинтересованность в этом высказали все – и руководители каналов, и наша рекламная служба. Предполагается очень большой интересный проект.

Раскрыть карты сегодня можно?

Мы хотели бы сделать олимпийский канал в рамках существующего канала. Даже если не будет спортивного канала, сделать олимпийский канал: большое количество соревнований, к сожалению, иногда остаются за кадром только потому, что два общенациональных канала не могут вместить в себя все подряд. Если брать международную трансляцию, то, что может сделать любая телекомпания, не выезжая на место событий, - это 12 спутниковых каналов, которые практически все время забиваются теми или иными трансляциями. И все равно все вместить не могут: если идет, например, борьба, то это все равно компилированный сигнал – либо в первого ковра, либо со второго. Можно показывать международную трансляцию в то время, как представитель твоей страны на другом ковре борется. Ты вынужден комментировать ту картинку, а в это время на другом ковре идет схватка за выход в следующий раунд. Поэтому мы хотим, чтобы наши зрители увидели все по максимуму возможное. Планы наполеоновские, но хотелось бы, чтобы они воплотились в жизнь.

К чемпионату мира по хоккею 2014 года как-то готовитесь?

Здесь ситуация несколько иная, поскольку у Международной федерации хоккея есть постоянный партнер, компания, которая раньше называлась Dream Team, сейчас – MediaTech. Это компания, которая обеспечивает все техническое сопровождение, в том числе и организацию телевизионной картинки. Более того, эта же шведская компания, как это ни странно, показывала чемпионат мира из Канады: ездили в Канаду, чтобы показывать хоккей, хотя, казалось бы, где хоккей могут показывать лучше, как не в Канаде. Таковы отношения Международной федерации хоккея с этой компанией. Они, скажем так, прибрали к рукам чемпионат мира по хоккею, и показывают действительно хорошо, качественно, красиво. Мы так хоккей пока показывать не умеем, но оставляем за собой возможность предоставлять услуги, организовывать дополнительные трансляции для компаний, которые это пожелают. Кто-то захочет, например, отснять с других точек или следить за каким-то игроком. Пожалуйста, заказываешь камеру, и она следит только за Жозе Моуриньо или только за Криштиану Роналду. Режиссер берет международную трансляцию и включает в нее эти дополнительные камеры, которые отслеживают определенные личности, непосредственно для этой компании. Такой вид услуг мы предоставляем. Естественно, и освещение на чемпионате мира, если мы будем обладателями прав, тоже будет гораздо более широким, нежели сейчас это происходит. Благо, что не нужно через спутник тащить картинку через океан, как это было с Канадой. Со Словакией сейчас все гораздо проще, гораздо дешевле с технической точки зрения, нет никаких перегонов материала и так далее. Различные включения мы как правообладатели сможем делать сами. Но вообще это продукт, который целиком предоставляет Международная федерация хоккея и ее партнер.

"После репортажа, бывает, говоришь: "Что же я такое нес, какую чушь!"

Спорт для вас лично – это работа или образ жизни?


Наверное, образ жизни. Я на своей работе не устаю, даже когда приходится работать по 12-14 часов в сутки, а то и больше. Во время Олимпиады, как правило, работа занимает не 16 дней, а больше, потому что подготовка еще занимает очень много времени. В эти 16 дней плюс день открытия Олимпиады, как правило, у подавляющего большинства людей в группе рабочий день длится не менее 12-14 часов, а порой до 18-20 часов. В Пекине бывало, что на сон оставалось 3-4 часа. Сложно физически, но именно потому, что это любимое дело, не так замечаешь усталость. Хотя потом, когда это все заканчивается, сразу ощущаешь такую слабость, дикую усталость, что не хочется ничего – ни ехать куда-то, ни на город смотреть. Понимаешь, что Олимпиада прошла, а ты мало что из нее видел. Чело-век, который комментирует легкую атлетику, бокс, единоборство, сел в своем затемнен-ном зале, вот перед ним этот высвеченный ринг, и он с утра до вечера сидит, отсматривает, комментирует. Выходит, а что случилось на других площадках, узнает только от коллег в двух словах. Иногда удается посмотреть большей частью в студии на мониторе своих, поболеть, попереживать за финальным заплывом Екатерины Карстен, братьев Богдановичей. Но если не любить спорт, если в спортивную журналистику человек пришел именно как на работу – это для него не призвание, а ремесло, то это очень сложно. В спорте, как правило, финалы всех соревнований завершаются, как правило, в субботу и воскресенье, поэтому выходных очень мало. У спортивного журналиста выходных как у обычного человека практически не бывает. Суббота-воскресенье – это спортивная площадка, трансляции, командировки в другой город. Командировки – это вообще очень большая часть жизни спортивного журналиста, поскольку ты не можешь, чтобы соревнования были у тебя под окном, - ты едешь на спортивный объект в разные города, области, а иногда и страны. Поэтому, естественно, это образ жизни для любого спортивного журналиста и работника спортивной дирекции. Даже если человек сам того не хочет, ему приходится жить, подстраивать свой уклад именно под график спортивных событий, а не под свой личный график.

Какой у вас любимый вид спорта? Неужто биатлон?

Биатлон – один из любимых видов спорта, это естественно. И баскетбол сейчас смотрю с огромным интересом. Это, конечно, и футбол, хотя от того количества футбола, которое у нас сейчас есть, чувствую некоторое пресыщение: честно говоря, порой не можешь заставить себя попереживать за одну из команд и просто смотришь как за спортивным событием. Поэтому и футбол – любимый вид спорта, не скажу, что самый любимый. Стараюсь не пропускать соревнований по легкой атлетике. То есть те виды спорта, которые я веду как комментатор, все события, даже мало-мальски значимые, любой этап Гран-при или Бриллиантовой лиги, особенно там, где есть белорусы, обязательно надо смотреть. Когда не в теме, просто так прочитать, за день-два подготовиться и выйти в эфир очень сложно. На каждый чемпионат мира по легкой атлетике на каждый вид спорта приезжает по две-три сотни человек, каждый со своей историей, каждый со своим внутренним стержнем, о котором тоже необходимо рассказать, потому что просто так победа не одерживается. Поэтому приходится следить, и мне это интересно как и любому комментатору, любому журналисту. Признаюсь честно, в нашей спортивной дирекции никто из комментаторов-журналистов не выключается в 18.00: все живут спортом, все варятся в этом соку. Многие в спорт отдали своих детей, водят на тренировки.

В вашей комментаторской практике случались проколы, забавные ситуации в эфире, за кадром?

Некоторые ситуации случались, но о них не хотелось бы рассказывать – не совсем корректно будет по отношению к коллегам, с которыми ведешь репортажи. Серьезных про-колов я не вспомню: проспать эфир или перепутать – такого быть не может. Для нормального журналиста выйти в эфир в не совсем трезвом состоянии, как это было недавно у коллег в России, - этого у нас не бывает по многим причинам, в том числе и по причине внутренней организации и ответственности всех сотрудников. По-другому очень сложно работать. Сам ритм спортивного журналиста, работника спортивной дирекции, сам ритм и уклад жизни не позволяет расслабляться. Очень сложно это сделать, хотя праздновать и отдыхать все умеют, когда это не мешает работе. Не всеми репортажами остаешься доволен, когда выходишь и чувствуешь, что не совсем получилось. По-разному бывает: может быть, эмоциональное состояние чем-то было подпорчено, может, не сумел настроиться, где-то что-то упустил, а потом себя за малейшие ошибки – запутался, сказал не то, сам себя запрограммировал на эту ошибку, и весь репортаж держал ее в уме. А потом выходишь и говоришь: "Что же я такое нес, какую чушь!". Бывает иногда и такое, но это не существенно. Иногда сидишь и по итогам гонки преследования рассуждаешь, как изменится ситуация в Кубке нации, забыв, что в Кубок нации входят только те дисциплины, где имеют возможность принимать участие полные квоты – спринт, индивидуальные гонки и эстафеты, а преследования, масс-старт туда не входят. Потом понимаешь, что сморозил глупость, но прямой эфир, с одной стороны, тем и хорош, а с другой, тем и опасен, что слово – не воробей, вылетит – не поймаешь. Поэтому раз сказал, то будь готов либо извиниться, либо признать, что определенное количество критических стрел в тебя будет выпущено. Тут не перечитаешь, не отдашь на вычитку редактору или корректору, не отложишь материал на потом. Для меня всегда самой сложной была первая строчка в любом материале. Двигатель запускаешь, а потом уже работаешь и не знаешь, как остановиться, чтобы не перебрать. А здесь не отложишь: сегодня не идет, давайте-ка мы сегодня отложим трансляцию, встретимся через неделю, когда у меня будет другое настроение, по-другому звезды на небе встанут. С другой стороны, в этом и суть, потому что адреналин во время репортажа невероятный, особенно если это репортаж ответственный. Одни наши девушки-баскетболистки что вытворяют с болельщиками и комментаторами в том числе во время умопомрачительных концовок матчей – это непередаваемо. Конечно, всегда буду помнить свой комментарий финального забега на 100 метров в Афинах у женщин, когда выиграла Юлия Нестеренко. Это такие эмоции, которые здесь и сейчас, и они в эфире.

Последнее спортивное мероприятие, от которого получили удовольствие, сами комментировали или просто наблюдали?

Наверное, чемпионат мира по баскетболу в Чехии, если не брать Олимпиаду. Если мы берем недавние события, то это Олимпиада, репортаж о бронзовой гонке Даши Домрачевой – незабываемые впечатления, как незабываемы впечатления от золота Алексея Гришина. Мы смотрели в Уистлере в своей студии, и коллега от радости так подпрыгнул, что ударился в стенку и едва не улетел к соседям. Там были временные перегородки, и хорошо, что он прыгнул в обратную сторону – так бы оказался в гостях у словаков. А так всего лишь на улицу упал.

Какие спортивные трансляции ожидают телезрителей в ближайшие месяц-два? Сейчас идут решающие матчи Лиги чемпионов, Чемпионат мира по хоккею. Что еще?

Самое ближайшее событие – это чемпионат Европы по художественной гимнастике, который пройдет на "Минск-Арене". Мы будем организовывать трансляции финальных вечерних сессий группы А, где будут выступать либо команды Беларуси, либо представительницы личного первенства Беларуси. Это самое большое и значимое ближайшее событие. Естественно, чемпионат Европы среди молодежных команд, который пройдет в Дании мы будем транслировать. Напомню, что там будет производиться и отбор на Олимпийские игры, что тоже добавляет интереса и остроты восприятия этим соревнованиям. Надеемся, что будет все здорово: покажем и чемпионат по баскетболу, и легкую атлетику. С нового сезона опять по новой – КХЛ, Лига чемпионов, Лига Европы, те значимые события, без которых никакой болельщик не представляет себе жизни, а мы не представляем эфир Первого канала и телеканала "Лад".

-70%
-10%
-69%
-20%
-10%
-10%
-20%
-20%
-25%
0071388