• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ фото Дарья Бурякина,

Прославленная белорусская конькобежка Анжелика Котюга ищет применение своим знаниям и опыту. Назвать сегодня “Минск-Арену” своим домом, о котором она просила будучи действующей спортсменкой, она не может. О том, чем живет Котюга, как она завершила карьеру и что думает о ситуации вокруг Надежды Остапчук - в эксклюзивном интервью SPORT.TUT.BY.

"Готова жить, ночевать на стадионе, но работать"


- На улицах уже давно не узнают, - признается легендарная спортсменка при встрече. - Даже на катке не всегда. Победы уходят вместе со временем в прошлое. Впрочем, чему удивляться? Мы сидим с вами в кафе конькобежного стадиона “Минск-Арены”. На стенах здесь множество фотографий. Но ни одной моей.




- А ведь вы были одним из инициаторов строительства этого объекта.

- Не только просила о нем на встречах с высоким руководством, но результатами подтверждала свою готовность помочь в его возведении. И теперь, казалось бы, сильные конькобежцы вот-вот в стране должны появиться! Я, конечно, горжусь тем, что стадион у нас есть. Но резерва как не было, так и нет. Слишком много "но".

- Каких?

- После Олимпиады в Ванкувере у сборной нет главного тренера. Есть старший тренер, который отвечает за свою группу. А главного - нет. Как нет стратегии развития у национальной команды. Каждый сам по себе. Отношение к сборной непонятное.

Вот, скажем, нужны дополнительные часы команде, и они должны быть. Например, спортсмен сделал скоростную работу, а в техническом плане он недоработал. Необходимо овал выточить, дугу загнуть, правильно выставить конек. Что подчас непросто. Потом вновь обрести чувство льда. Одного лишь тренерского совета, понятное дело, мало. В диалоге со спортсменом мы должны приходить к общему знаменателю. Но как же? Лед нам не дают! У ребят всего одна тренировка в день. И это при том, что Николай Ананьев не только гендиректор "Минск-Арены", но и председатель союза конькобежцев. Приходишь к нему с просьбой, касающейся тренировочного процесса, а он: "Кто платить будет?" Мне кажется, что совмещая работу в федерации и на арене, этот человек сам должен отвечать на свой вопрос. Неудивительно, что, имея проблемы на домашнем льду, спортсмены уезжают тренироваться за границу.

- Но вы-то здесь.

- Не поехала со своей командой. Для чего строился этот объект? Чтобы у нас была база, на которой мы могли бы вести основную подготовительную работу. Кажется, она никому не нужна. И мириться с таким положением дел не могу.

- За деньги, потраченные на международные сборы, можно было бы решить ряд проблем, верно?

- Да. Могли бы организовать международные старты в Беларуси. Выходила с таким предложением к Нереду Сергею Михайловичу (заместитель министра спорта и туризма. - Прим. ред.) Уверена, что у нас есть все для того, чтобы "дома" готовить спортсменов.

Знаете, я должна приходить на стадион как домой. Я готова тут жить, ночевать, но работать. Однако у меня нет даже собственной раздевалки! Я не могу сюда принести все свое обмундирование. Доску, на которой ребята катаются, лестницу беговую, станки точильные. Неужели мне нужно это каждый день носить с собой? В имеющихся помещениях нет розеток. Коньки подогнать, феном их разогреть не можем. Так что сегодня “Минск-Арена” - это не мой дом.



- “Как быть?” - нашли ответ на этот вопрос для себя?

- Система больше не приносит результатов, поэтому ее необходимо менять. Начать работу с кадров. Когда ушла из спорта, предложила свою кандидатуру на должность главного тренера. Мне ответили отказом. Предложила себя на должность директора городского центра. Снова нет. Теперь предлагаюсь на должность директора республиканского центра по ледовым дисциплинам: конькобежный спорт, фигурное катание, керлинг, шорт-трек. Я ведь начинала с того, что занималась фигурным катанием, а коньки - и вовсе моя жизнь. Предлагаюсь, не боюсь учиться. Мне это интересно.

"Заключение Кельнской лаборатории выглядело смешным"


- Думаете, финал вашей карьеры мог повлиять на отношение к вам сегодня?

- Я довольна тем, чего добилась как спортсменка. Медали, тарелки, каток. Закончить, конечно, хотелось по-другому. Но говорить об этом не имеет смысла. Рада тому, что имею. Даже если бы была возможность что-либо изменить в жизни, не стала бы этого делать.

- И все-таки героев в нашей стране забывают быстро.

- Это другой вопрос.

- Когда Котюга закончила бегать, никто ей "спасибо" не сказал, - вмешался в разговор муж бывшей спортсменки и тренер Игорь Погорелов. - Я даже не говорю про министерство спорта. Федерация! Какое было к Анжелике отношение с ее стороны, такое оно и по сей день.

- Анжелика, как вы думаете, что сейчас чувствует толкательница ядра Надежда Остапчук?

- Наверное, внутреннюю пустоту. В этой ситуации ей нужно найти то, чем бы она хотела заниматься. Ведь что поделать? Это жизнь.

- Возможно, к Рио-2016 Остапчук вернется в большой спорт. Вы после дисквалификации в 2006 году оказались не у дел накануне Игр в Турине. К Ванкуверу-2010 не смогли набрать форму.

- Возвращаться сложно. Думаю, Наде будет легче, чем мне. Потому как у нее силовой вид спорта, а у меня - скоростно-силовой. Если у нее получится, буду искренне рада за нее…

- Дисквалификация для спортсмена - как пятно на репутации. Люди от вас отвернулись?

- Завистники и злорадники - да. Радовались жизни. Но благодаря семье и друзьям пережила это. Что могла, сделала. Но так как к тому моменту люди уже решили вопрос… Ну да Бог им судья!



- Можете вспомнить ход разбирательств?

- Заключение в документах, которые мне предоставила Кельнская лаборатория, выглядело смешным. Наши судмедэксперты нашли в них 26 недоработок. Если, скажем, вчера по документам работали с моей мочой, то по факту разморожена она была сегодня. Персонал, допущенный к работе с анализами повторно. А ведь его состав должен был смениться. Не я ведь это писала, простите! Говорю вам о том, что содержали официальные документы. Я действительно не могла защитить себя. Билась до конца. Сама… До Олимпиады оставалась неделя. Дисквалифицируют Котюгу. И что? А ничего. Подумаешь.

- Спорт сегодня - это большая политика, - утверждает Погорелов. - У политиков всегда есть достойные защитники. У спортсменов они тоже должны быть. Иначе если иностранная федерация захочет завалить атлета, у нее это может получиться. Международная федерация за год до Олимпиады-2006 просчитала, что у Котюги может быть три золотые медали. Мы рассчитывали, честно говоря, на две. Но зачем нужна Котюга международной федерации, когда на дистанции в 1000 метров была итальянка? Закончилось все тем, что Котюгу убрали. А итальянка стала 12-й. А защиты, как таковой, не было. Еще достаточно прилично отбились.

"Дома у нас штаб-квартира конькобежного спорта"


- О проблеме защиты прав спортсменов в стране громко заговорили после провала олимпийской команды в Лондоне-2012. Думаете, что-нибудь изменится, если прежнее руководство минспорта будет увольнять - принимать на работу новых людей?

- У нас есть люди, являющиеся профессионалами в фармакологии, медицине и праве, - отвечает Котюга. - С ними нужно вести диалог, их необходимо заинтересовать, их усилия нужно объединить ради общего дела. Зачем махать шашкой? Главврач диспансера спортивной медицины Евгений Лосицкий, директор НИИ физической культуры и спорта Николай Кручинский - у них достаточно опыта для работы. Если даже у них не получилось, где нам взять кадры? Их ведь никто не готовит.

А что касается высоких чинов, как по мне, чем выше должность у человека, тем тоньше он должен подходить к контактам с людьми. Он должен вникнуть в проблему с учетом позиций тренеров и спортсменов. Не говорить: "Ты - такой! А ты - сякой!" Прежде чем сказать, ему следует подумать.

- Не быть тебе, Анжелика, директором центра по ледовым дисциплинам! - смеется Игорь Погорелов.



- Но разве я неправильно рассуждаю? - задается вопросом Анжелика Котюга. - Недавно по Еuronews смотрела дебаты с участием Обамы и Ромни. Спор проходил в культурной форме. А у нас тебе быстро расскажут, кто ты такой. Так нельзя.

- Если забыть о проблемах, как выглядят ваши будни?

- В девять утра у нас тренировка, - вздыхает Котюга. - На стадионе мы обычно до обеда. Возвращаемся домой…

- А что там? Мастерская?

- Там штаб-квартира конькобежного спорта, - иронизирует Погорелов.

- Просто нам негде работать с коньками. Пока тепло, Игорь ремонтирует их на балконе. Бывает, по ковру дома ходим в коньках. Что говорить, как переехали в "олимпийскую деревню", так и повелось: все собрания команды - у нас.

- Устали бороться с ветряными мельницами? Или за годы эта борьба стала стилем жизни?

- Скажу честно, я по натуре оптимист. Хочу верить, что все наладится.


-10%
-50%
-20%
-10%
-45%
-20%
-20%
-10%
-20%
-50%
0065722