Фото: БЕЛТА
Александр Шамко. Фото: БЕЛТА
Министр спорта Александр Шамко во время прямой линии с читателями и журналистами "Спортивной панорамы" ответил на вопросы о поиске тренеров для биатлонной сборной, заверил в отсутствии скандальной подоплеки ухода Глена Хэнлона из белорусского хоккея, признался, чем ему симпатичен новый генменеджер минского "Динамо" Владимир Бережков, рассказал о реконструкции стадиона "Динамо" и строительстве центра фристайла и выдвинул свою версию того, когда белорусские футболисты будут играть на чемпионатах мира и Европы.

— Старший тренер женской сборной Беларуси по биатлону Клаус Зиберт завершил сотрудничество с нашей командой. Однако до сих пор нет конкретики, кто займет его место. То ли наш молодой отечественный специалист Федор Свобода, то ли некий иной иностранный наставник. Причем совершенно понятно: поиск легионера ведется, и идет он тяжело, о чем говорит хотя бы отсутствие информационных утечек…

— Здесь я вам не помощник! Значит, пока ситуация такова, что прессе и болельщикам придется подождать, набравшись терпения. К общей пользе. А по поводу "вилки" — наш или не наш, так главное, чтобы сборная была под началом творческого профессионала. Белорусская команда — коллектив экстра-класса, в котором есть лучшая биатлонистка мира Домрачева. Разумеется, статус спортсменов диктует тщательность и даже щепетильность в выборе тренера.

— Решение Глена Хэнлона разорвать белорусский контракт и трудоустроиться в Швейцарии. Ваша реакция? Удар в спину или "ничего личного — только бизнес"?

— Решение Хэнлона надо уважать. Но для нас, по моему мнению, это потеря. Причем незапланированная. Напротив, предполагал, что Глен отработает свой контракт и, возможно, заключит новый. Как сформировавшаяся личность, сплачивавшая коллектив, как профессиональный наставник он принес и мог еще принести немало пользы белорусскому хоккею. Но у Хэнлона своя семейная правда. Повторюсь, уважаю его выбор, хотя и разочарован, что он отказался от наших договоренностей. Тем более, что очевидно: ему нравится Беларусь, где ему интересно работать. В конце концов, он рискнул войти второй раз в нашу реку, несмотря на осадок, оставшийся у него после предыдущего опыта. Желание трудиться и приносить пользу его переполняло.

— Но ведь только здесь Хэнлону сопутствует расположение фортуны, во всех остальных странах он неудачник!

— Что ж… Может, этот момент Глен в том числе и захотел опровергнуть. Но никакой скрытой подоплеки, а тем более подоплеки скандального плана, в его решении перебраться в Швейцарию нет. Вы же понимаете: был бы огонь, о нем сказал бы дымок. А дым отсутствует. Такие же моменты утаить невозможно. В общем… Все познается в сравнении, а большое видится на расстоянии.

— Вскоре должно состояться совещание на хоккейную тематику под председательством президента страны и НОКа. Чего вы ожидаете от этого мероприятия?

— Как вам известно, разработана "дорожная карта", и нам хотелось бы получить одобрение по разработанному плану развития хоккея в стране. Нам надо максимально полно и качественно использовать те ресурсы, которые у нас есть. Системный подход, нацеленный на поднятие уровня отечественного хоккея.

— Немаловажная роль отведена белорусскому полпреду в КХЛ — минскому "Динамо".

— Именно так. Я понимаю, что предыдущий сезон в исполнении "зубров", мягко говоря, не порадовал болельщиков, что нашло отражение в падении посещаемости "Минск-Арены". Но тогда действовали, затевая и осуществляя перезагрузку "Динамо" с учетом иначе сформулированных стратегических задач, в условиях цейтнота. Сейчас всегораздо более уравновешенно, что должно положительно отразиться на результатах "Динамо". Прекрасно известны базовые исходные данные.

— А именно?

— Куда и как развиваться клубу. Как решать спортивные задачи, для чего надо привлекать легионеров, но одновременно и качественно готовить белорусских игроков для национальных сборных. Вторая задача не менее, а, скорее, более важна. "Динамо" — это проект с государственной поддержкой, что говорит само за себя. Немаловажно, что теперь у нас объединяются усилия, в отказ от былой разрозненности, выглядевшей странно. Ведь "зубры" гнули свою линию, а, например, клубы из белорусского чемпионата — иную. При этом все финансировались государством! Теперь на такой порочной практике ставим крест, ибо надо придерживаться логики и здравого смысла в тех же экономических отношениях. Кто платит, тот и заказывает музыку. И, на мой взгляд, не надо бояться принимать ответственные решения — бездействие гораздо хуже. Никто не обходится без ошибок. Но умно не бояться их признавать, чтобы оперативно выправляться, корректируя планы развития. Взять хотя бы проект подготовки резерва в Раубичах. Тратились колоссальные средства, но не было никакой увязки с общей концепцией существования института национальных команд. Сегодня ситуация исправлена. Надеюсь, что и отношение к КХЛ изменится: появится подлинное понимание, что это не просто коммерческий проект, а национальный мэйнстрим, с целью качественно подготовить игроков к чемпионатам мира и, хочется верить, Олимпийским играм.

— Ваше видение: кто должен занять место председателя федерации хоккея?

— Авторитетный человек, знающий специфику и не боящийся принимать решения. Требуется волевая личность с системным подходом. Это главное. А уж насколько он исторически был близок к хоккею позавчера — не так принципиально. Взгляд со стороны тоже полезен. А то в профессиональных распрях и противоборствах можно подчас потонуть. Наша же сила — в единстве.

— То есть гипотетическому председателю федерации хоккея дипломатическое образование не помешает, а только поможет?

— Это так вы меня вывели на Максима Рыженкова?! Что ж, я бы его рассматривал как кандидата. Причем ключевого, ибо уверен: у него бы получилось. Правда, есть одно "но": основная должность помощника президента требует и много времени, и некоего взгляда сверху или со стороны, что гарантирует объективность выводов и оценок.

— Тем более что сейчас в хоккее появились новые очень активные персоны, которые, правда, дебютанты. Тот же генмен "Динамо" Владимир Бережков…

— Понимаю, о чем вы говорите. Да, интрига положена и даже закручена. Но судить будем по результатам. По его поводу уже сломано немало копий, но мне в нем симпатичны следующие моменты. Во-первых, он очень хочет реализоваться в новой для себя ипостаси, приняв вызов. Во-вторых, он отвергает принцип: "Говори одно — делай другое". Что ж, карты в его руках.

— И вот уже идет интерпретация о квоте на легионеров "6+1": дескать, в "Динамо" может быть сколько угодно легионеров, но на лед в матче выходит обозначенный минимум…

— Не считаю, что это интерпретация или что таким подходом завуалирован иной принцип. Работа с легионерами таит в себе и разочарования, в чем все мы убедились в прошлом сезоне "зубров". Случались откровенно провальные приглашения. Это как раз и объясняется тем, что по ходу сезона на свободном трансферном рынке обычно залежалый товар. Теперь есть страховка. Еще один нюанс — экономика: средства расходуются не чрезмерные, как раньше. И наконец, в "Динамо" опять будут играть свои хоккеисты, что, как мы уже говорили, приоритет по требованию основного инвестора — государства. А почему бы не иметь возможность перезаряжать патроны в обойме? Но повторю: оценку этой концепции будем давать, исходя из результата. Ибо, разумеется, у палки всегда есть два конца, и нивелировать негативные моменты — это и есть задача любого руководителя.

— Новым председателем наблюдательного совета "Динамо" стал министр внутренних дел Игорь Шуневич.

— Назначение самого совета — обеспечить наибольшую эффективность управления. Уверен, что Игорь Анатольевич, как волевой, решительный человек с большим жизненным опытом и точными мотивациями, логическим мышлением, привнесет в работу именно то, что и требуется: порядок, отлаженную организованность и дисциплинированность. Сказали — сделали. Но важно отдавать отчёт в том, что состав совета не претерпел значительных пертурбаций, да и принцип коллегиальности, естественно, сохранен.

— Нынче планировалось введение в строй уникального объекта — Республиканского летнего центра фристайла. Хотелось бы узнать, как продвигается эта стройка?

— Работы ведутся по намеченному графику, хотя, конечно, все не так просто. Чтобы комплекс сдали в определенные правительством сроки, приходится прикладывать немало усилий. При параллельном проектировании и строительстве, конечно, без проблем не обходится. Тем более, как вы правильно заметили, в данном случае речь идет о закрытом центре, аналогов которому в мире нет. О пристальном внимании к нему со стороны правительства говорит уже тот факт, что его несколько раз лично посещал премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович, а вице-премьер Анатолий Калинин и вовсе бывает там регулярно. Финансированием, что самое главное, стройка обеспечена. Главная же сложность заключается в том, что это не типовой проект, а уникальный. Кроме того, центр должен заработать на принципах самоокупаемости. Значит, многофункциональность, то есть изначально технологическая цепочка, кроме спортивного, предусматривает и развлекательный компонент. Несмотря на все трудности, решения, уже принятые на уровне правительства, будут способствовать сдаче объекта в срок и обязательно с высоким качеством.

— А когда, на ваш взгляд, белорусская сборная будет играть на топ-турнирах — чемпионатах мира и ЕВРО? При нашей жизни?

— Уверен, что да, еще при нашей жизни. Запланированную на эту неделю совместную коллегию Минспорта и АБФФ мы с председателем федерации Сергеем Румасом решили перенести на более поздний срок, чтобы не ограничиться формальным выполнением государственной программы, а тщательно проанализировать как раз те причины, которые пока не позволяют белорусской сборной пробиться в финальную часть чемпионата мира. Чтобы чего-то достичь, должны быть исходные данные. На первом этапе важно существенно поднять число занимающихся, без чего таланты не найдёшь, и создать необходимую материально-техническую базу. Но пришло время также ставить вопрос и о качестве подготовки.

— Работа же большинства отечественных тренеров, их образ мышления вызывают, мягко говоря, недоумение…

— Вместе с тем трое наших специалистов — Виктор Гончаренко, Леонид Кучук, Олег Кононов — работают в российских клубах высшей лиги, что для небольшой Беларуси неплохой показатель, говорящий об имеющемся потенциале. Что же касается системы подготовки, то мы должны по принципу хоккея определить для себя модель и прописать ее в программе развития. 2011—2015 годы — это первый этап, когда закладывается база. И уже сегодня нужно думать, как двигаться дальше. За клубами вроде закреплены какие-то школы. Нужны ли они или правильнее иметь собственную школу, свой продукт, а не работать формально, по принципу аутсорсинга?

Необходимо для детских спортивных школ создать базу, обеспечить их инвентарем и финансированием. А дальше оттачивать качество. Как? Это нужно обсудить со спортивной общественностью, аналитиками, изучить опыт соседей, но не копировать его, а взять то, что подойдет для нашей ментальности. Еще один важный вопрос — о количестве лиг. Нужна ли нам вторая с профессиональным статусом? Имеет ли смысл направлять туда господдержку, если в ней играют 35-летние футболисты, которые не могут быть резервом для национальной сборной или даже базового клуба области?

— В Минске уже не первый год негде играть футбольные матчи высокого международного уровня. В первую очередь ответственность должна нести федерация, ведь речь идет о базе для национальной сборной в столице. Понятно, что ситуация со стадионом "Динамо" и не могла решиться мгновенно. Но зачем ждать большую арену, тем более если она будет с легкоатлетическим ядром, когда можно и нужно иметь компактную?

— Вопрос действительно затянулся. Но он лежит в плоскости поиска оптимального решения. Помните, изначально речь шла о реконструкции стадиона "Динамо", перепрофилировании его в чисто футбольную арену? Но это и для легкоатлетов исторический объект, как говорят, намоленное место. Терять его в таком виде жалко.

Возможность проводить здесь международные старты по легкой атлетике послужит толчком для развития королевы спорта. Поэтому окончательное решение по стадиону "Динамо" считаю правильным. Тем более, что изначально предлагалось, по сути, построить новый стадион с сохранением лишь исторической части. А это куда более затратный вариант.

В итоге пришли к тому, что и тот же "Трактор" дешевле не сносить, а сделать его капитальный ремонт, после чего пусть он будет площадкой, скажем, для дубля, а рядом построить новый. Конечно, если претендовать на чемпионат Европы 2020 года, то согласно регламенту УЕФА вместимость трибун должна быть не меньше 30-35 тысяч зрителей, и мы должны принимать эти правила игры. Хотя есть и другая концепция — выноса стадиона на окраину города. То есть возможны разные варианты. В той же Бельгии новая арена возводится на окраине, но, как и национальная, — рядом с торговым центром, с использованием его парковки, как, кстати, и в Бразилии. По такому же пути пойдем и мы. Что касается стадиона "Динамо", то мы участвовали в разработке технического задания, стараясь предусмотреть возможность для подготовки резерва по видам спорта, ранее базировавшимся на объекте, запланировав в том числе тир, игровой зал и многофункциональный комплекс, который, уверен, также будет востребован. И слава богу, что в данном случае не спешили. Здесь важно было семь раз отмерить и один — отрезать. В итоге за те же деньги мы получим три стадиона, а не один реконструированный.

— После чемпионата мира по легкой атлетике в Москве, крайне неудачного для белорусов, прошло 11 месяцев. Какова ситуация в этом виде, традиционно являвшемся нашим летним локомотивом, за два года до Олимпиады в Рио?

— Буквально на днях закончился командный чемпионат Европы, по итогам которого белорусы вернулись в суперлигу. Возможно, особо гордиться этим достижением и не стоит. Но тренерам и спортсменам эта победа нужна была для обретения уверенности. Конечно, заявлять на основании этого, что белорусская лёгкая атлетика выбралась из кризиса, по меньшей мере, наивно. Команда сделала то, что должна была сделать, не более того.

В последнее время в федерации произошли существенные изменения, в том числе в тренерском штабе сборной, в руководстве центра олимпийской подготовки. Найти подходящие кандидатуры оказалось очень непросто. Некоторые специалисты били себя в грудь, доказывая, что готовы горы свернуть. А когда им предлагали стать старшими тренерами, отказывались. Другие соглашались возглавить сборную, а потом вдруг шли на попятную. В конце концов выбор был сделан. И те же жалобы и склоки, раздиравшие организацию, уже прекратились. То есть пока мы занимаемся созданием базиса, нормальной атмосферы в коллективе. Что же касается подготовки, то здесь я соглашусь с известным специалистом Александром Рудских, что нужно выделить группу спортсменов, имеющих хороший потенциал, и целенаправленно их вести. Причем никого не форсируя до Рио.

— Ближе к осени мы обнаружим, что наша женская сборная по баскетболу — финалист чемпионата мира. Но последние сообщения из ее стана, признаться, настораживают…

— Буквально на днях мы встречались с руководством федерации, обозначили проблемные вопросы, которые касаются в основном финансирования обеих сборных — женской и мужской — и, скажем так, ненадежности руководства последней, главный тренер которой Руслан Бойдаков бросил ее на произвол судьбы. На мой взгляд, такой поступок не совсем корректен. Как можно оставить команду в разгар подготовки? Нужно, по крайней мере, дождаться, пока, как говорят, перезарядят обойму. Считаю это предательством спортивных интересов и непорядочностью. Финансовые вопросы мы общими усилиями с федерацией, НОКом и Президентским спортивным клубом решили. Сборные будут участвовать в мировых чемпионатах. Это же касается и мужской гандбольной сборной, вновь пробившейся в финальную часть планетарного форума.
-30%
-15%
-45%
-80%
-50%
-25%
-20%
-10%
-10%
-30%
-50%