176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  2. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  3. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  4. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  5. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  6. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  7. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  8. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  9. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  10. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  11. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  12. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  13. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  14. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  15. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  16. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  17. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  18. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  19. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  20. В Минске рассматривают большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, прошли задержания
  21. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  22. Возле Дома правосудия в Минске задержана журналист TUT.BY. В РУВД к ней не пускают адвоката
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  25. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  26. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  27. Госстандарт запретил продажу мыла ручной работы белорусского бренда Karali
  28. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  29. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  30. Что происходит в Индии с COVID-19? Белоруски рассказали о жизни во время опасной волны пандемии


Виктор Рябинин, Елена Данильченко из Рио-де-Жанейро,

Ставший знаменитым за пять минут шествия на параде открытия Паралимпиады-2016 в Рио-де-Жанейро сотрудник Минспорта Андрей Фомочкин и председатель Паралимпийского комитета Беларуси Олег Шепель в интервью «Спортивной панораме» прокомментировали эпизод, вызвавший бурный интерес со стороны СМИ всего мира, когда белорусская команда выразила жест солидарности с отстраненными от Рио российскими паралимпийцами.

На заднем фоне - повод для расследования. Фото: Reuters
Фото: Reuters

Олег Шепель: Прежде всего я хочу подчеркнуть, что это не было какой-то политической акцией, это был жест солидарности с российскими спортсменами с ограниченными возможностями, среди которых есть и два белоруса. Считаем, их делегацию незаслуженно отстранили от участия в Играх-2016.

Такое решение Международный паралимпийский комитет принял в августе на основании доклада независимой комиссии WADA о якобы государственной поддержке употребления допинга в стране. Но при чем здесь эти спортсмены? Ведь никому из них конкретных обвинений в применении запрещенных препаратов не предъявлено, никто не дисквалифицирован.

Мы тоже считаем, что допинг в спорте недопустим, что борьба должна быть чистой. Но люди, не причастные к этому, не должны страдать.

В ином случае это нарушение Конвенции о защите прав человека. Она не предусматривает коллективную ответственность, а только персональную.

Для российских паралимпийцев выступить на такого уровня соревнованиях — это большая мечта, которую у них отняли. На мой взгляд, это несправедливо. Но, к сожалению, и Спортивный арбитражный суд не захотел глубоко вникать в дело, подтвердив решение МПК. И даже просьба отдельных атлетов выступать под флагом МПК последним была отвергнута.

Андрей Фомочкин: На это решение белорусской команды очень повлияло также интервью тренера российских паралимпийцев Елены Белкиной. Рассказывая о реакции спортсменов, она плакала.

Чтобы сразиться на главных стартах четырехлетия, они столько трудились. Они жили этой идеей, ежедневно преодолевая самих себя. И вдруг их лишили этой мотивации, не объяснив, в чем конкретно вина каждого.

Важно не забывать, что это люди с ограниченными возможностями, для которых спорт стал смыслом жизни, позволяющим не сидеть в четырех стенах, а реализовать себя и при этом быть полезным обществу.

— Чья была идея таким образом выразить свою солидарность?

Олег Шепель: Это была наша общая идея, хочу подчеркнуть — инициатива спортсменов. Но вообще тема отстранения российской сборной от Паралимпиады накануне была самой обсуждаемой и в прессе, и в кулуарах, и в Паралимпийской деревне, да везде.

Причем это были не разные мнения, а, по сути, одно: все искренне сочувствовали команде наших соседей и бывших соотечественников, считая, что их наказали несправедливо. И поэтому мы понимали, что такой поступок найдет поддержку как со стороны российских и белорусских паралимпийцев, так и других стран. Это было решение паралимпийской семьи, которое оценили и поддержали не только белорусы.

— Повлиял ли на ваше решение тот факт, что вы сами — бывшие спортсмены?

Андрей Фомочкин: Конечно. Во-первых, я убежден, что спорт и политика несовместимы. На время Олимпийских игр даже войны прекращались. Во-вторых, и я, и Олег Шепель, который пять раз только выигрывал Паралимпийские игры, а еще трижды становился их призером, слишком хорошо знаем, сколько пота проливают спортсмены на пути к цели, зачастую во многом себе отказывая, во многом себя ущемляя.

Даже интересы семьи, к сожалению, отходят на второй план, а весь быт, режим подстраиваются под тренировки — то есть кладутся на алтарь победы.

Олег Шепель: Высшая степень реабилитации — это когда человек востребован и полезен обществу. Прославляя свою страну, паралимпийцы доказывают, что они — люди с большой буквы.

При этом важно понимать, что за их успехами стоит и огромный труд самых разных специалистов. А тренер для тотально слепого — это и вовсе не просто тренер, а его глаза, постоянный сопровождающий.

Колясочников же наставникам нередко и переносить приходится. Ученикам они, наверное, отдают не меньше сил, внимания и душевного тепла, чем собственным детям. Представляете, как им больно, что их труд перечеркнули одним росчерком пера?

— Кто и как отобрал у вас триколор на стадионе?

Андрей Фомочкин: Ко мне подошли представители службы протокола Международного паралимпийского комитета и попросили отдать им российский флаг, подчеркнув, что это официальная процедура. Кроме того, они сфотографировали аккредитационную карту для идентификации личности.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Как это восприняли?

Андрей Фомочкин: Коль это официальная процедура, я должен был выполнить требование.

— Но вы наверняка понимали, что санкции могут коснуться всей сборной?

Андрей Фомочкин: Мы все понимали это и были к этому готовы. Ведь по нашему основному плану развернуть большие белорусский и российский флаги должны были паралимпийцы, находившиеся в первой делегационной линии. Но у них не получилось — флаги отобрали. И тогда сработал наш резервный вариант с флагом, который был у меня.

— Ночь наверняка показалась бесконечной?

Андрей Фомочкин: Не скрою, заснуть не смог. Даже если бы хотел, не дали. Постоянно шли звонки, на многие из которых просто не мог ответить. К утру их набралось уже около сотни. Все старались поддержать. Многие это делали в социальных сетях. Признаться, настолько масштабной поддержки особенно со стороны россиян не ожидал.

— Как восприняли сообщение о лишении вас аккредитации?

Андрей Фомочкин: Знаете, я скажу дипломатично: личные убеждения выше всего. Я покидаю Рио, но сердцем остаюсь с нашими паралимпийцами.

Олег Шепель: Надеемся, этот жест солидарности послужит для белорусских спортсменов дополнительной мотивацией для достижения максимальных результатов, что они будут бороться и за себя, и за российских спортсменов, со многими из которых дружат.

— Вы в курсе, что многие российские СМИ называют вас героем?

Андрей Фомочкин: Я себя таковым не считаю. Герои в этой ситуации — наши спортсмены, которые, несмотря ни на что, решили поддержать своих друзей. А вообще, конечно, герои — все паралимпийцы, которые, ежедневно преодолевая свой недуг, доказывают, что невозможное возможно.

При этом и нас мотивируют идти к поставленной цели, не обращая внимания на трудности, которых у них намного больше. Пообщавшись с ними, каждый раз понимаешь, что наши проблемы — это такие мелочи.

— Вы не жалеете о своем поступке?

Андрей Фомочкин: Нисколько. Руководитель МПК Филипп Крэйвен в своей речи на церемонии открытия подчеркнул, что все мы — это часть мира. И мне непонятно, почему россияне не являются этой частью на стартовавшей Паралимпиаде.

— И чем вы занимаетесь сейчас?

Андрей Фомочкин: Выполняю свою работу и болею за наших ребят.

-10%
-10%
-25%
-10%
-45%
-20%
-80%
-20%
-5%