104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  2. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  3. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  4. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  5. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  6. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  7. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  8. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  9. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  10. Что происходит в Беларуси 4 марта
  11. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  12. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  13. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  14. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  15. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  16. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  17. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  18. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  19. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  20. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  21. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  22. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  23. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  24. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  25. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  26. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  27. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  28. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  29. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  30. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов


Виктор Рябинин, Елена Данильченко из Рио-де-Жанейро,

Ставший знаменитым за пять минут шествия на параде открытия Паралимпиады-2016 в Рио-де-Жанейро сотрудник Минспорта Андрей Фомочкин и председатель Паралимпийского комитета Беларуси Олег Шепель в интервью «Спортивной панораме» прокомментировали эпизод, вызвавший бурный интерес со стороны СМИ всего мира, когда белорусская команда выразила жест солидарности с отстраненными от Рио российскими паралимпийцами.

На заднем фоне - повод для расследования. Фото: Reuters
Фото: Reuters

Олег Шепель: Прежде всего я хочу подчеркнуть, что это не было какой-то политической акцией, это был жест солидарности с российскими спортсменами с ограниченными возможностями, среди которых есть и два белоруса. Считаем, их делегацию незаслуженно отстранили от участия в Играх-2016.

Такое решение Международный паралимпийский комитет принял в августе на основании доклада независимой комиссии WADA о якобы государственной поддержке употребления допинга в стране. Но при чем здесь эти спортсмены? Ведь никому из них конкретных обвинений в применении запрещенных препаратов не предъявлено, никто не дисквалифицирован.

Мы тоже считаем, что допинг в спорте недопустим, что борьба должна быть чистой. Но люди, не причастные к этому, не должны страдать.

В ином случае это нарушение Конвенции о защите прав человека. Она не предусматривает коллективную ответственность, а только персональную.

Для российских паралимпийцев выступить на такого уровня соревнованиях — это большая мечта, которую у них отняли. На мой взгляд, это несправедливо. Но, к сожалению, и Спортивный арбитражный суд не захотел глубоко вникать в дело, подтвердив решение МПК. И даже просьба отдельных атлетов выступать под флагом МПК последним была отвергнута.

Андрей Фомочкин: На это решение белорусской команды очень повлияло также интервью тренера российских паралимпийцев Елены Белкиной. Рассказывая о реакции спортсменов, она плакала.

Чтобы сразиться на главных стартах четырехлетия, они столько трудились. Они жили этой идеей, ежедневно преодолевая самих себя. И вдруг их лишили этой мотивации, не объяснив, в чем конкретно вина каждого.

Важно не забывать, что это люди с ограниченными возможностями, для которых спорт стал смыслом жизни, позволяющим не сидеть в четырех стенах, а реализовать себя и при этом быть полезным обществу.

— Чья была идея таким образом выразить свою солидарность?

Олег Шепель: Это была наша общая идея, хочу подчеркнуть — инициатива спортсменов. Но вообще тема отстранения российской сборной от Паралимпиады накануне была самой обсуждаемой и в прессе, и в кулуарах, и в Паралимпийской деревне, да везде.

Причем это были не разные мнения, а, по сути, одно: все искренне сочувствовали команде наших соседей и бывших соотечественников, считая, что их наказали несправедливо. И поэтому мы понимали, что такой поступок найдет поддержку как со стороны российских и белорусских паралимпийцев, так и других стран. Это было решение паралимпийской семьи, которое оценили и поддержали не только белорусы.

— Повлиял ли на ваше решение тот факт, что вы сами — бывшие спортсмены?

Андрей Фомочкин: Конечно. Во-первых, я убежден, что спорт и политика несовместимы. На время Олимпийских игр даже войны прекращались. Во-вторых, и я, и Олег Шепель, который пять раз только выигрывал Паралимпийские игры, а еще трижды становился их призером, слишком хорошо знаем, сколько пота проливают спортсмены на пути к цели, зачастую во многом себе отказывая, во многом себя ущемляя.

Даже интересы семьи, к сожалению, отходят на второй план, а весь быт, режим подстраиваются под тренировки — то есть кладутся на алтарь победы.

Олег Шепель: Высшая степень реабилитации — это когда человек востребован и полезен обществу. Прославляя свою страну, паралимпийцы доказывают, что они — люди с большой буквы.

При этом важно понимать, что за их успехами стоит и огромный труд самых разных специалистов. А тренер для тотально слепого — это и вовсе не просто тренер, а его глаза, постоянный сопровождающий.

Колясочников же наставникам нередко и переносить приходится. Ученикам они, наверное, отдают не меньше сил, внимания и душевного тепла, чем собственным детям. Представляете, как им больно, что их труд перечеркнули одним росчерком пера?

— Кто и как отобрал у вас триколор на стадионе?

Андрей Фомочкин: Ко мне подошли представители службы протокола Международного паралимпийского комитета и попросили отдать им российский флаг, подчеркнув, что это официальная процедура. Кроме того, они сфотографировали аккредитационную карту для идентификации личности.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Как это восприняли?

Андрей Фомочкин: Коль это официальная процедура, я должен был выполнить требование.

— Но вы наверняка понимали, что санкции могут коснуться всей сборной?

Андрей Фомочкин: Мы все понимали это и были к этому готовы. Ведь по нашему основному плану развернуть большие белорусский и российский флаги должны были паралимпийцы, находившиеся в первой делегационной линии. Но у них не получилось — флаги отобрали. И тогда сработал наш резервный вариант с флагом, который был у меня.

— Ночь наверняка показалась бесконечной?

Андрей Фомочкин: Не скрою, заснуть не смог. Даже если бы хотел, не дали. Постоянно шли звонки, на многие из которых просто не мог ответить. К утру их набралось уже около сотни. Все старались поддержать. Многие это делали в социальных сетях. Признаться, настолько масштабной поддержки особенно со стороны россиян не ожидал.

— Как восприняли сообщение о лишении вас аккредитации?

Андрей Фомочкин: Знаете, я скажу дипломатично: личные убеждения выше всего. Я покидаю Рио, но сердцем остаюсь с нашими паралимпийцами.

Олег Шепель: Надеемся, этот жест солидарности послужит для белорусских спортсменов дополнительной мотивацией для достижения максимальных результатов, что они будут бороться и за себя, и за российских спортсменов, со многими из которых дружат.

— Вы в курсе, что многие российские СМИ называют вас героем?

Андрей Фомочкин: Я себя таковым не считаю. Герои в этой ситуации — наши спортсмены, которые, несмотря ни на что, решили поддержать своих друзей. А вообще, конечно, герои — все паралимпийцы, которые, ежедневно преодолевая свой недуг, доказывают, что невозможное возможно.

При этом и нас мотивируют идти к поставленной цели, не обращая внимания на трудности, которых у них намного больше. Пообщавшись с ними, каждый раз понимаешь, что наши проблемы — это такие мелочи.

— Вы не жалеете о своем поступке?

Андрей Фомочкин: Нисколько. Руководитель МПК Филипп Крэйвен в своей речи на церемонии открытия подчеркнул, что все мы — это часть мира. И мне непонятно, почему россияне не являются этой частью на стартовавшей Паралимпиаде.

— И чем вы занимаетесь сейчас?

Андрей Фомочкин: Выполняю свою работу и болею за наших ребят.

-10%
-20%
-10%
-20%
-20%
-20%
-25%
-20%
-20%