• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Виктория Ковальчук, Фото: Глеб Малофеев,

Правительственный сектор Национального аэропорта «Минск» субботним вечером превратился в пресс-центр, где журналисты обосновались в ожидании рейса из Франкфурта. Домой вернулся Андрей Фомочкин, чье имя стало главным открытием Паралимпийских игр в Рио.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Начальник отдела зимних видов спорта управления национальных команд Министерства спорта и туризма, пронесший на церемонии открытия флаг отстраненной от Игр России, вызвал своим поступком неоднозначную реакцию не только у широкой общественности, но и в журналистских кулуарах. Российские собкоры Первого канала, НТВ и «России» ждали в аэропорту ни больше ни меньше — героя Фомочкина. На вопрос, специально ли приехали в командировку для встречи, отшутились:

− Мы уже второй год здесь. Просто не знали, когда именно герой вернется.

Белорусские коллеги были сдержаннее и в эмоциях, и в благодарственных речах в адрес Андрея Фомочкина. Как ни странно, на встречу не приехал никто из белорусских или российских официалов. Не было ни цветов, ни ковровой дорожки, ни звуков фанфар в честь возвращения Фомочкина.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Сотрудник Минспорта появился перед журналистами с женой и пресс-секретарем министерства Владимиром Нестеровичем спустя сорок минут после приземления. Начал виновник встречи с извинений:

− Я получил очень много звонков. Но не мог отвечать на них по причине того, что от моих выступлений наверняка зависело решение комиссии о полной либо частичной дисквалификации команды. Но мы обошлись минимальными потерями — был удален только я.

Героические настроения подхватили российские журналисты, поблагодарившие Андрея Фомочкина за мужественный поступок от лица своих соотечественников. Белорусский чиновник отметил, что не летел в Бразилию со спецмиссией:

− По обстоятельствам получилось так, что именно я вынес флаг. Нельзя сказать, что меня выбрали, просто я взял на себя смелость реализовать общую идею. Олег Шепель планировал этот шаг еще в Беларуси. Все паралимпийское сообщество — дружная семья, которая была солидарна с нашим решением. Просто есть политические причины, не позволяющие остальным искренне выражать свою позицию.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Андрей Фомочкин подчеркнул, что его выход был хорошо продуман и спланирован. Решение принималось не за час и не за день. Доступ сотрудника Министерства спорта и туризма, согласно правилам, в олимпийскую деревню был запрещен:

− В параде флагов принимают участие только спортсмены и тренеры. Утром в день мероприятия оргкомитет принял решение, по которому сопровождающие лица генеральных секретарей допускались на шествие наций. Поэтому моя миссия стала реальной. Мои ощущения перед церемонией были похожи на те, которые спортсмен испытывает перед стартом − затянувшееся волнение. У меня были подготовлены два российских флага. Я предполагал, что секьюрити могут конфисковать один из них. А моей целью было донести мировой общественности солидарность с отстраненными российскими паралимпийцами.

Красиво прозвучало бы, что я держал флаг России под сердцем. Но мне пришлось спрятать его под пиджак. Международные корреспонденты написали, что своим поступком мы омрачили такую шикарную процессию. Я же считаю, что этим мы, наоборот, внесли изюминку. Трибуны освистали приветственную речь руководителя оргкомитета, а не нас.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Андрей Фомочкин заявил, что вся команда белорусских паралимпийцев была солидарна с этим шагом. Таким образом они поддержали не только российскую команду, но и выразили собственный протест против недопуска белорусских байдарочников на Олимпийские игры-2016:

− Нам точно так же не предоставили никаких доказательств вины, с которыми мы бы могли согласиться. Все понимали, что могут возникнуть серьезные санкции в отношении сборной из-за появления российского флага. Но мы их минимизировали. Я не думал над тем, как буду оправдываться перед спортсменами в случае дисквалификации команды, потому что такого не прогнозировалось.

Единственный российский флагоносец на Паралимпиаде в Рио сказал, что спокойно отреагировал на идею о представлении его к ордену Дружбы и на предложение назвать стадион в Новосибирской области именем Андрея Фомочкина:

− Для меня герои — это Егоров и Кантария, которые водрузили Знамя Победы на крыше рейхстага. А я всего лишь выразил общее решение паралимпийской семьи. Накануне на совещании ответственного секретаря попросили, чтобы я покинул страну. И я сделал это в кратчайшие сроки. У меня нет никакого сожаления.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Журналисты издания «Sputnik Беларусь» презентовали Андрею Фомочкину фоторамку с надписью «И был один, который поддержал…» и попросили оставить автограф для редакции на копии подарка.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Бравурные слова сменились легкой суетой и погрузкой багажа в автомобиль. Супруга белорусского чиновника, едва сдерживая слезы, сказала, что для нее муж — герой, и она очень рада его скорому возвращению на родину. А настроения журналистов после общения с Андреем Фомочкиным все равно остались неоднородными и противоречивыми.

-10%
-10%
-15%
-30%
-30%
-47%
-20%
-10%
-10%
0066429