/ / /

Это история об увлеченности хоккейных фанатов коллекционированием карточек. В Беларуси они уделяют много внимания сбору карт с изображением Михаила Грабовского. В интервью для SPORT.TUT.BY единственный белорусский хоккеист в НХЛ рассказал о том, как сам собирал карточки и как он теперь смотрит на это хобби с точки зрения игрока.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Коллекционеры: «Карточки воспринимаем как часть истории»

Хоккейный клуб «Динамо-Минск» в 2016 году взял за правило организовывать встречи для болельщиков, которые собирают коллекционные карточки. Сообщество пополняется новыми членами, и процесс обмена изображениями помогает каждому из них приумножить накопления.

Обладателем, возможно, самой внушительной коллекции карточек в Беларуси является Максим Конончик, спасатель на пенсии. Он из тех, кто готов отдать двести долларов за один экземпляр. А собирает Максим изображения белорусских игроков, и совершенно неважно, какой клуб они представляют.

— В детстве всегда что-то собирал: значки, фантики, марки, — рассказывает Конончик. — После трагической гибели хоккейной команды «Локомотив» в 2011 году что-то во мне перевернулось и захотелось собирать хоккейные карточки. Первым в моей коллекции стал образец с фрагментом джерси Сергея Костицына. Карточки подобного рода всегда желанны.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Максим Конончик

Карточки Максим Конончик хранит в альбомах — шести больших и трех малых. Один из них посвящен Михаилу Грабовскому, единственному на данный момент белорусу в Национальной хоккейной лиге. У Конончика около четырех сотен карточек с подписью «Михаил Грабовский».

— Я собираю не только карточки, но и металлические печатные платы, — говорит еще один коллекционер Николай Каменщиков. Первой хоккейной картой он обзавелся восемнадцать лет назад. —  Есть такая, которая существует в единственном экземпляре. Есть карточка с фрагментом нарукавного номера на свитере Миши Грабовского за «Торонто Мейпл Лифс», которая выпущена тиражом в десять штук.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Николай Каменщиков

Каменщиков трудится электромехаником на железной дороге. Говорит, что в прежние годы тратил на покупку карточек около ста долларов в месяц.

— Потом продал машину, часть выручки снова потратил на карточки. В общем, не будь этого увлечения, совершенно точно был бы сейчас за рулем, — смеется железнодорожник.

Он очень дорожит оригинальным свитером Михаила Грабовского, предназначенным для игры за сборную Беларуси. Его Николаю удалось заполучить с помощью кого-то из персонала национальной команды.

— Только не пишите об этом, а то нам больше не продадут, — испугался утечки информации Конончик.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Как правило, закупаются коллекционеры на eBay. Это удобный способ поиска желанных экземпляров по всему миру. К тому же, когда речь идет о карточках с белорусами, выступавшими в лигах Северной Америки, найти их на eBay проще всего.

— Часто аукционы заканчиваются в неудобное для белорусских коллекционеров время, — говорит Каменщиков. — Ничего не остается, как заводить будильник, вставать рано утром и смотреть, могу ли я себе позволить продолжить борьбу на последних секундах за тот или иной лот.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Вадим Пороховник

— В последнее время хорошим аргументом является то, что Миша Грабовский простаивает, не играет из-за травмы, — рассказывает о ходе электронных торгов студент Вадим Пороховник. — Продавцы-иностранцы скрепя сердце идут на уступки в цене.

Таким способом Вадиму удалось купить малотиражную карточку за двадцать долларов с учетом доставки.

— Это карточка Грабовского времен его выступления за «Гамильтон Бульдогс». Я бы с удовольствием такую купил, — признает Конончик.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Среди иностранцев у Грабовского также немало поклонников, увлеченных коллекционированием карточек с его изображением. Так, например, белорусское сообщество коллекционеров поддерживает связь с Алексом Сильвой из Торонто. Он работает на телевидении и поддерживает клуб из родного города — «Мейпл Лифс».

— Михаил Грабовский перешел к нам летом 2008-го, — вспоминает Алекс. — Новый сезон традиционно стартовал в октябре, а на рождественские матчи я уже ходил в джерси с фамилией игрока из Беларуси. Михаил — очень быстрый хоккеист. Он выкладывается, играет жестко. Некоторые игроки выходят на лед и ждут, пока получат шайбу, но я предпочитаю тех, кто готов за нее сражаться. Грабовский из их числа.

Любопытно, что когда в 2013 году Грабовский перешел из «Торонто Мейпл Лифс» в «Вашингтон Кэпиталз», цены на его карточки пошли вверх.

— Может, это потому, что он стал одноклубником Овечкина, — предположил Алекс. — Я сильно удивился. Раньше карточки с вырезанной из формы буквой стоили пятьдесят-шестьдесят долларов, а теперь цены поднялись до двух сотен. Сказал себе: «Нет, ребята, это чересчур. Такие расклады не для меня».

Обмениваться карточками с такими же фанатами этого хобби по всему миру Сильве помогает сайт, на котором он разместил часть своей коллекции. Просматривая его, белорусские коллеги по-доброму завидуют Сильве, а тот в свою очередь высказал комплимент в их адрес.

— У них есть несколько очень крутых экземпляров. Например, были карточки, издаваемые тиражом в одну штуку. Конечно, такие вещи хочется иметь у себя в коллекции, но реалист побеждает во мне перфекциониста: все на свете собрать невозможно. Моя коллекция и так очень хороша, так что я не сильно переживаю из-за того, что у кого-то другого есть крутая карта, которая не досталась мне.

Помимо карточек Алекс Сильва имеет в коллекции оригинальную игровую джерси Грабовского за «Торонто Мейпл Лифс». Это последняя майка, в которой Грабовский появился на льду, защищая цвета главной хоккейной команды в Торонто. На ней даже имеется застиранное пятнышко крови — результат стычки в плей-офф. За нее канадец отдал пятьсот долларов. Кроме того, у Сильвы есть игровой свитер Грабовского времен выступления за молодежную сборную Беларуси.

Фото из личного архива Алекса Сильвы
Фото из личного архива Алекса Сильвы

— Майка Грабовского с молодежного чемпионата мира 2003 года — самый ценный для меня экземпляр, — говорит Алекс. — Посчастливилось ее купить за совсем небольшие деньги. К сожалению, с формы убрали фамилию. Видимо, чтобы использовать ее снова. Впрочем, удалось достоверно установить, что Грабовский играл именно в этой майке, поэтому она так дорога мне.

Кстати, в 2011 году, когда я попросил Мишу оставить автограф на этом свитере, он сильно удивился тому, как мне удалось его достать.

Забегая вперед, отметим, что сам хоккеист ничего добавить по этому эпизоду не смог.

— Со всеми моими сотрясениями я уже ни черта не помню, — сказал Михаил Грабовский, который около года остается вне хоккея из-за проблем со здоровьем.

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

Коллекционеры не считают свое увлечение напрасным.

—  Я большой фанат хоккея и карточки воспринимаю как часть истории, — объясняет Николай Каменщиков.

— Карточки ведь бывают с фрагментами формы, в которой выступал любимый хоккеист, — поддержал коллегу Максим Конончик. — В них помещают фрагменты игровых свитеров, перчаток, клюшек, лезвий коньков. Знаю, что некоторые коллекционеры собирают эмблему клуба из карточек. Это, конечно, высший пилотаж!

— Фотографию может распечатать любой, поэтому в ней нет никакой уникальности. Другое дело — карточки, — считает Вадим Пороховник.

— Да, пожалуй, это хобби из детства, так как обычно люди начинают собирать карточки в раннем возрасте, — признает Алекс Сильва.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Михаил Грабовский: «У Костика Захарова цыганил карточки Форсберга»

Форвард «Нью-Йорк Айлендерс» Михаил Грабовский, которому белорусские коллекционеры и, как выяснилось на примере Сильвы, фанаты хоккея за рубежом посвящают целую экспозицию в своих собраниях, хорошо понимает, о чем они говорят.

— Папа мой всю жизнь собирает марки, кто-то коллекционирует музыкальные пластинки. Если людям это занятие приносит удовольствие, то почему нет? Я бы тоже с удовольствием купил редкую пластинку с любимой музыкой, которую трудно найти, — говорит хоккеист.

Кстати, в детстве он тоже собирал хоккейные карточки.

— Моя самая первая была самодельной, и сделал ее отец, — вспоминает Михаил. — На обратной стороне он отразил мою статистику за сезон, как в настоящих карточках. Это имело для меня огромное значение. Впоследствии всегда обращал внимание на информацию о том, сколько игроки набрали по системе «гол+пас», сколько игр отыграли. Будучи ребенком, стремился выступать так же результативно, как профессиональные хоккеисты. Сейчас та самая карточка находится дома в Минске.

В 2013 году отец Михаила Грабовского Юрий Александрович показал SPORT.TUT.BY, что из хоккейных атрибутов хранит Миша в минской квартире.

— А первая настоящая карточка у меня появилась во время детского турнира, который проходил в Германии, — продолжает рассказ Грабовский. — Там вместе с другими ребятами мы впервые увидели, что, оказывается, есть такое. Конечно, начали скупать. Не то чтобы скупать… Стоили они где-то пятьдесят центов. Немцы потом еще подарили нам несколько карточек.

Затем я начал собирать карточки команды «Квебек Нордикс». У меня появились кепка и шапка с логотипом клуба. Стал следить за этой командой, смотреть, как она играет. За нее выступали Валерий Каменский, Алексей Гусаров. Присмотрелся к Петеру Форсбергу. Стал собирать его карточки. В этом очень помогал Костик Захаров. Его папа (Михаил Захаров, сейчас главный тренер «Юности». — TUT.BY.) тогда играл в Соединенных Штатах и, конечно, привозил карточки. Костя отдавал детям, которые выстраивались в очередь по двадцать-тридцать человек. Лично я у него цыганил карточки Форсберга.

После того как «Квебек Нордикс» переехал в Денвер и сменил название на «Колорадо Эвеланш», я продолжил болеть за эту команду и собирать карточки Форсберга, Клода Лемье, Патрика Руа, да всех игроков «Эвеланш». На тот момент не имело никакого значения их серия, художественное исполнение и так далее. У нас было их немного, и каждая представляла ценность.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Михаил Грабовский предположил, что его коллекция карточек — это порядка ста штук. А охладел он к этому увлечению тогда, когда стали выпускать карточки с его изображением.

— Это было время, когда я выступал за нижнекамский «Нефтехимик». С тех пор прошло тринадцать лет. Появилось много новых карточек, о которых я, наверное, никогда не слышал.

Любопытно то, что со многими игроками, чьи карточки до сих пор храню, удалось сыграть. То же можно сказать и про тренеров, с которыми работал. Например, про Кейта Эктона. Он был тренером в «Торонто», и я только через два года понял: «Так у меня же есть его карточка времен «Филадельфии Флайерз»! Представляете, тренер всю жизнь «стоял» у меня на полочке.

Фото: Reuters

Фото: Reuters via TUT.BY

Фото: Reuters via TUT.BY

Фото: Reuters via TUT.BY

Фото: Reuters via TUT.BY

О том, что в конце сезона игровая форма уходит под нож и помещается в карточные капсулы, Грабовский говорит с сожалением. Ему ничего не остается, как принять правила игры. Форма принадлежит клубу, и он ею распоряжается по своему усмотрению. Например, продает производителю коллекционных карточек или выставляет на аукцион.

— Поэтому чтобы оставить себе игровой свитер, в котором я выходил на матчи, мне необходимо приплатить его первому покупателю на аукционе. Я так выкупил джерси, в которых выступал за «Монреаль Канадиенс» и «Торонто Мейпл Лифс», — говорит игрок.

Коллекционеры — о встречах с Михаилом Грабовским

У каждого из наших рассказчиков-коллекционеров есть история о том, как он брал автограф у Михаила Грабовского.

— Свою самую новую карточку удалось подписать у Миши во время матча «Динамо» в нынешнем сезоне, — вспоминает Николай Каменщиков. — А умудриться поймать Грабовского в Минске, честно говоря, сложно. Мне пока посчастливилось увидеться с ним два раза. Перед минским чемпионатом мира и вот теперь.

— Я встречался с Михаилом всего два раза, причем один раз так нервничал, что не смог проронить ни слова, — признается Алекс Сильва. — А потом в фирменном магазине «Торонто» проходила распродажа — скидка была аж восемьдесят процентов. Дело дошло до маек Грабовского, а потому я тоже пришел. Вижу, все около магазина уже в майках с фамилией белорусского хоккеиста, а для меня ничего не осталось. Все джерси раскупили, представляете. С ума сойти! Помню, как кто-то начал звать девочку… Я обернулся и увидел, что в магазин зашла семья Грабовского. Ребята купили все, что магазин не распродал. Конечно, жаль, что мне ничего не досталось, но радость от того, что увидел Грабо, была намного сильнее.

— Во время минского чемпионата мира в день четвертьфинала со Швецией, который Миша пропустил из-за травмы, я сумел с ним встретиться в отеле, в котором жила команда, — рассказывает Вадим Пороховник. — Попросил оставить автограф на карточках — он расписался на каждой из двадцати. А во время летнего лагеря Миши для детей ходил за его автографом каждый день и получал. Потом еще попросил его о клюшке. Он не дал согласия, но и не отказал. Попросил прийти в последний день кэмпа. Мне пришлось прогулять пары в университете, чтобы быть в назначенное время. Миша заехал на парковку у ледового дворца, вышел из машины, увидел меня и улыбнулся. Затем достал из багажника клюшку, написал на ней пожелание («Удачи в спорте». — TUT.BY) и подарил со словами: «Только никому не продавай!»

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Встречаются, конечно, и надоедливые люди, которых видишь двадцать-тридцать раз за сезон, — отмечает Михаил Грабовский. — Говоришь им: «Я уже расписывался для вас». — «Нет, нам надо пять автографов». Отчасти поэтому многие хоккеисты отказывают в автографах. Я же готов расписаться практически где угодно. Ну заработает человек доллар на этом — мне без разницы. Он же наверняка продаст эту карточку тому, кто сам не может подойти за автографом. К примеру, у меня много поклонников из Европы, которые высылают по почте карточки с просьбой подписать их. Это тоже хороший способ получить автограф.

Максим Конончик подает на роспись хоккеистам только недорогостоящие или повторные карточки, так как любое внешнее воздействие ведет к падению их стоимости. Кроме того, на многих экземплярах уже есть автографы Грабовского, которые он оставил специально для производителя карт.

— Последние два года официально не подписываю карточки, хотя до этого у меня были такие контракты, — пояснил Михаил. — Обычно тебе высылают по почте пятьсот или тысячу штук, и ты должен все подписать. На это требуется около одного дня.

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

Грабовский не скрывает, что у него в коллекции есть карчтоки и с его собственным изображением, однако затрудняется назвать число. Вместе с карточками из детства они образуют «общую кучу».

— Возможно, когда-нибудь я и решусь собрать свои карточки. А может, кто-нибудь сделает мне такой подарок? — смеется хоккеист.

Алекс Сильва, например, готов отдать Михаилу и только ему джерси хоккеиста за молодежную сборную.

— В конце концов, это же его свитер, — шутит канадец. — Взамен, конечно, ничего не попрошу. Михаил — отличный игрок, однаждый забросивший двадцать девять шайб за сезон. О нем тепло отзываются в Торонто, хотя он и покинул команду три года назад. На играх «Мейпл Лифс» всегда можно встретить кого-то в свитере с его фамилией.

Конечно, Грабовский — это не Матс Сундин, который просто легенда для города. Нет, он такой «холодный герой», а болельщики всегда любят и уважают хоккеистов, которые на протяжении всего матча пашут.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Вадим Пороховник же, которому Грабовский пожелал удачи в спорте через автограф на клюшке, мечтает связать жизнь с хоккеем. Сейчас студент трудится волонтером в минском «Динамо» и отвечает за ведение соцсетей клуба, а также помогает федерации хоккея.

— За хорошую работу на олимпийской квалификации мне подарили джерси Константина Кольцова, в котором он играл на Олимпийских играх в Ванкувере. Классная вещь, и я соглашусь ее отдать только за оригинальную майку моего любимого хоккеиста Михаила Грабовского за сборную, — признается Вадим.

-30%
-20%
-15%
-25%
-45%
-30%
-30%
-15%
-24%
-21%