Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Околоспорт


/

Жизнь Антона Гуриновича — сплошные взлеты и падения, причем в буквальном смысле. Почти каждый день он садится в самолет, поднимается в небо, а потом прыгает в бездну — порою несколько раз за сутки. Будучи на земле, двукратный чемпион мира по парашютному спорту оказался «В зоне комфорта» — проекте, в котором мы рассказываем о людях, создающих уют вокруг себя, и о том, как им в этом помогают 3G-тарифы «Комфорт» от velcom. Спортсмен рассказал, как выжил с нераскрытым парашютом, какие бывают тренировки и почему никто не прыгает с авиалайнеров.

«Когда парашют не раскрылся, мыслей не было»

За 15 лет Антон совершил более пяти тысяч прыжков. И не собирается на этом останавливаться.

 — Трудно точно сказать, сколько было прыжков, сбился со счета. Но, видимо, не так много, чтобы мне надоело, — улыбается парашютист.

Антон Гуринович — прапорщик, член сборной Вооруженных Сил и Сил специальных операций Республики Беларусь. Несмотря на многочисленные победы в парашютном спорте, два прыжка в его жизни были особенными. Первый случился 30 марта 2002 года. Тогда Антон дебютировал в качестве парашютиста на аэродроме в Боровой. После этого были долгие тренировки, выступление за юниорский состав национальной сборной, а затем — переход в команду Вооруженных сил Беларуси.

— Второй запомнившийся прыжок — это случай, когда парашют не раскрылся. Тогда у меня был перехлест купола стропами. На такие случаи есть определенный алгоритм действий. Я предпринял пару попыток, но ничего не получилось. Поэтому основной парашют пришлось отцепить и открыть запасной. Можно сказать, обошлось, — вспоминает чемпион.

Антон говорит, что в тот момент в голове не было никаких мыслей, просто действовал по инструкции. Когда убедился, что все в порядке, недоумевал:

— Почему это случилось именно со мной? У меня ведь на тот момент было порядка 2000 прыжков.

После перехода в сборную Вооруженных сил Антон стал чаще выступать. В войсках парашютный спорт развивают: закупают современную технику, возят спортсменов на международные соревнования, создают условия для тренировок. Парашютисты Вооруженных сил входят в состав национальной команды по парашютному спорту.

— Каждый должен заниматься своим делом. Есть люди, которые несут службу в армии в классическом смысле, а есть спортивная рота — мы защищаем честь страны на соревнованиях, — объясняет парашютист.

Ярких моментов в жизни парашютиста хватает. К примеру, однажды герою довелось прыгать в Индонезии на острове Ява между двух вулканов. Впрочем, любопытными бывают и сами летательные аппараты, с которых совершаются прыжки.

— Мы прыгаем и с самолетов, и с вертолетов — зависит от того, в какой стране проходят соревнования. У вертолетов винт сверху, поэтому с них прыгать проще: на выходе не сносит потоком воздуха, в отличие от самолетов, у которых винт спереди, — поясняет спортсмен.

Прыгать с пассажирских машин не приходилось, хотя он и слышал о попытках некоторых зарубежных коллег.

— Это очень опасно. У авиалайнеров большая горизонтальная скорость — минимум 300−400 км/ч на посадке, тогда как у маленьких самолетов — 120−140 км/ч. Если прыгнуть с авиалайнера, то тебя либо расплющит ударом о фюзеляж, либо ты умрешь от недостатка кислорода без специального аппарата и защитного костюма, — поясняет Антон. — Прыгать с самолета, который летит на скорости 800 км/ч — это и вовсе сродни самоубийству. Поэтому в пассажирских самолетах и не предусмотрены парашюты для экстренной эвакуации.

С вертолетом еще проще: он хоть и может зависать на высоте, но летит на скорости около 140 км/ч. Это такой же поток воздуха, какой ощущаешь, если высунуть голову в форточку из машины.

В воздухе поговорить не получится — ветер такой, что слов не слышно. А вот на земле и до взлета Антон пользуется смартфоном и сидит на тарифе… «Комфорт 4» от velcom.

— В нем много интернета, а звонки в сети безлимитные — это и заинтересовало. В целом парашютисты — не самые разговорчивые люди, но близким часто звоним, чтобы не переживали. Я всегда на связи, даже на высоте до 1000 метров хорошо ловит, — поясняет собеседник.

«Беларусь входит в пятерку лучших „парашютных“ стран»

Сегодня парашютизм в Беларуси находится на высоком уровне. Наши ребята входят в пятерку лучших вместе с Россией, Германией, Францией и Венгрией. Правда, пока не все страны участвуют в двоеборье.

Белорусские парашютисты развивают три направления: точность приземления, индивидуальную и групповую акробатику. На другие дисциплины пока не хватает финансов: нужны специальные тренировочные базы и экипировка.

 — Когда я начинал, денег в стране для парашютистов не было совсем: мы использовали старые парашютные системы и самолеты, часто ездили на соревнования за свой счет. Чтобы тренироваться, помогали в аэроклубе укладывать парашюты. То есть приходят люди на платные прыжки, а мы укладываем для них парашюты, и за это нам разрешают после них прыгать. Сложные были времена. Сейчас в аэроклубах выделяют деньги на ремонт самолетов и закупку парашютов, — рассказывает Антон.

Отношение к прыжкам изменилось после того, как мужские команды начали привозить с соревнований медали. До этого успехами в этом виде спорта могли похвастаться только белоруски.

— Парашютный спорт начинает подниматься, но молодежи все равно не хватает, хотя в юниорском зачете выступать и добиваться высоких результатов всегда проще — меньше конкурентов, да и уровень ещё не достаточно высокий, — объясняет парашютист.

Сегодня в Беларуси можно прыгать с парашютом с 15 лет. Если новичок перспективный, его обязательно заметят и предложат продолжить тренировки.

Впрочем, удовольствие это не из дешевых. Стоимость новой парашютной системы со страхующим прибором может достигать 20 тыс. рублей, но в среднем составляет около 8−10 тыс. рублей. Хотя у нас, в отличие от других стран, спортсмены прыгают бесплатно.

«Качкам в небе не место — важна не сила, а гибкость»

Большую часть жизни парашютиста занимают тренировки и соревнования. Оттачивает технику прыжков, ходит в бассейн и тренажерный зал, бегает кроссы. Тренировки по групповой акробатике проходят в России: для этого нужен специальный тренажер — аэродинамическая труба диаметром 5 метров. В Беларуси есть только любительские — их используют на аттракционах, но для профессионалов этого не достаточно.

— Много времени даже у опытных парашютистов отнимает теоретическая подготовка: в нашем деле нужно постоянно напоминать о мерах безопасности, а также алгоритмах поведения во внештатных ситуациях, — объясняет спортсмен. — Если что-то такое случаются, детально разбираем каждый случай, поэтому и летальных исходов стало меньше. Они иногда бывают, как и травмы, но главная причина — человеческий фактор. Чаще всего страдают ноги — во время приземления, а также спина — во время открытия парашюта. Но опять же есть определенный алгоритм действий, выполняя которые человек на 99% застрахован от травм.

— Главное — поддерживать себя в тонусе. Определенную группу мышц мы не качаем, потому что важна не сила, а скорее гибкость. Парашютизм — не силовой вид спорта. Перекачанные мышцы могут даже помешать, потому что выполнять акробатические элементы надо быстро и четко, — убежден собеседник.

Суеверия про черную кошку Антон воспринимает с улыбкой. В его команде из особенных традиций — только «дай пять» перед совместным прыжком:

— К таким вопросам относиться нужно без лишних заморочек. Если что-то не получается, не буду сидеть и горевать или списывать это на высшие силы — спрошу у друга или тренера. Это моя работа, поэтому нужно прикладывать усилия, чтобы совершенствоваться, — уверен он.

Возможно, именно такой подход помог ему дважды стать чемпионом мира. Следующая планка — стать семикратным.

— Как Шумахер, — смеется спортсмен.

***

Партнер материала:

Герой материала советует всем тарифы «Комфорт» от velcom. В их пользу говорят безлимитные 3G-звонки, много интернета (до 16 ГБ), низкая цена 1 МБ и абонплата за полцены для новичков. Интернет, звонки и цены еще никогда не были настолько комфортными!

Нужные услуги в нужный момент
-40%
-20%
-50%
-10%
-40%
-20%
-13%