178 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  2. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  3. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»
  4. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  5. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  6. Беларусь лишили права проведения этапа Кубка мира по биатлону
  7. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  8. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  9. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  10. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  11. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  12. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  13. «За попытку скрыться». Задержали работника «Белоруснефти», который записал видео против насилия
  14. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  15. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  16. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  17. Замначальника Генштаба рассказал о возможной отработке нанесения авиаударов НАТО по Беларуси и России
  18. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  19. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  20. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  21. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  22. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  23. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  24. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  25. В «Песочнице» засадили овощами новые грядки, теперь полить и прополоть лучок может любой минчанин
  26. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  27. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  28. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  29. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  30. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?


/

Белорус Егор Климович — актер и режиссер из творческой и одновременно спортивной семьи. Бабушка Галина Макарова — народная артистка СССР и чемпионка Беларуси по мотокроссу, мама Татьяна Костюнина — режиссер и мастер спорта по легкой атлетике, сестра Агата Климович — бегунья-рекордсменка и кинодокументалист. 33-летний актер рассказал SPORT.TUT.BY о популярности кино о спорте и небольшом интересе к самому спорту, напряженных съемках картины «Движение вверх» и громком прокате на фоне допингового скандала.

Фото: личный архив Егора Климовича
Егор Климович под номером 8. Фото: личный архив актера

«Накануне премьеры волновался даже генеральный продюсер: «Егор, скажи, фильм ждут или нет?»

— «Движение вверх» — самый кассовый фильм в истории проката России. Он собрал в два раза больше, чем нашумевшая «Легенда № 17». За счет чего?

— Картина получилась настолько хорошей, что у людей возникло желание посмотреть ее не один раз. На ум не приходит даже ни один американский фильм, вышедший в прокат за последнее время, на который люди ходили бы несколько раз.

— Почему «Движение вверх» хотелось пересматривать?

— В драмах о спорте или экшн-фильмах весь аттракцион (в нашем случае — спортивные события) просто поддерживает драматургию. В «Движении вверх» баскетбол вышел на первое место. Пластика игры была переведена на кинематографический язык. Зритель познакомился с личными перипетиями героев, но на первый план все равно выходила игра. Причем режиссер не просто создал эффект присутствия, а окунул аудиторию в атмосферу боя. В фильме было много баскетбольных моментов, которые хотелось рассмотреть под лупой. Это как с фотографией, содержащей много мелких деталей: пары секунд недостаточно — ты возвращаешься к ней еще и еще.

— Баскетбол — не спорт номер один в России. Были опасения, что люди не придут на фильм про баскет?

— Мы до последнего сомневались. Никто из команды раньше времени не говорил: «Сейчас выйдет фильм, и он будет прям супер!». Накануне премьеры мне позвонил генеральный продюсер «Движения вверх» Леонид Верещагин со словами: «Егор, у нас есть беспокойство, пойдут ли смотреть баскетбол — все-таки фильм не о хоккее или футболе. Ты читаешь новости в интернете, знаешь тенденции. Скажи, фильм ждут или нет?». Даже он волновался. Я с осторожностью сказал, что ожидания достаточно теплые, но, возможно, я тоже ошибаюсь, находясь внутри процесса.

— Какие амбиции были у вашей команды?

— Мы хотели побить рекорд по сборам сказки «Последний богатырь» и взять планку в 1,7 миллиарда рублей. Но сборы в России достигли почти трех миллиардов. Конечно, такое сложно было прогнозировать.

— Почему фильмы о спорте намного интереснее людям, чем сам спорт?

— Я бы не сказал, что у нас очень много фильмов про спорт. По-настоящему народными стали две картины — «Легенда № 17» и «Движение вверх».

Фото: личный архив Егора Климовича
Фото: личный архив Егора Климовича

— В феврале — премьера фильма «Лед», в апреле — «Тренера». На квадратный метр их становится действительно много.

— Про космос и богатырей тоже выходит много фильмов. Я бы не сказал, что спортивная тема доминирует. Возможно, популярность картин про спорт связана с тем, что в России и Беларуси спорт стал национальной идеей. Сегодня он во многом формирует имидж государства. Успехи в спорте создают репутацию стране. Происходит своеобразное замещение: экономические показатели плохие — зато у нас много олимпийских чемпионов. С помощью спорта стараются нивелировать неудачи в промышленности, международной политике и так далее.

«Находились в движении 12 часов в день: трещали колени, болели ноги, случались микротравмы»

— Правда, что актеры «Движения вверх» год тренировались, не зная, утвердят их на роль или нет?

— Мы действительно начали тренироваться за год до старта съемок. Но в основном можно было предположить, кто появится в картине. На второй-третьей тренировке я прямо спросил у режиссера: стоит мне заниматься или нет. Антон Мегердичев ответил: «Егор, ходи, работа будет». Изначально я пробовался на роль Сергея Белова, но, наверное, сделал не очень хорошие пробы. Утвердили Кирилла Зайцева, который прекрасно справился с пробами и проявил невероятную трудоспособность. Позже меня вызвали и предложили: «Хотим дать тебе роль Сан Саныча Болошева. Как ты на это смотришь?». Я честно признался, что мечтаю оказаться в этом проекте на любой позиции.

— Консультантами фильма были некоторые участники того самого финала и их родственники. Как происходило взаимодействие?

— Александра Болошева — прототипа моего героя — уже нет в живых. Я много читал про его спортивные успехи. Конечно, очень помогли консультации Ивана Иваныча Едешко — белорусского баскетболиста, который играл на той Олимпиаде, и рассказывал актерам, какими были в жизни его партнеры по сборной.

Фото: личный архив Егора Климовича
В центре - Иван Едешко. Фото: личный архив Егора Климовича

— Общались с родственниками Александра Болошева, чтобы лучше прочувствовать характер своего героя?

— Во время съемок с родственниками баскетболистов и самими игроками взаимодействовала студия «ТриТэ» Никиты Михалкова. Там были тонкие моменты, например, вдовы Александра Белова и тренера Владимира Кондрашина (в кино — Гаранжина) оказались недовольны проектом.

Студия «ТриТэ» сама организовывала встречи с некоторыми из родственников. Я не мог взять на себя ответственность и по собственной инициативе связаться с близкими Сан Саныча Болошева. Познакомился с ними только на премьере.

— Сколько вымысла допустимо в художественных фильмах с реальной историей в основе?

— Это вопрос этики, а не процентного соотношения. Например, недавно в прокат вышел «Меч короля Артура» Гая Ричи. В фильме — 99 процентов вымысла. Но в придуманных драматических ситуациях король Артур показан героем и достойным человеком. По моему глубокому убеждению, персонажи «Движения вверх» Александр Белов и Владимир Кондрашин показаны идеализированными людьми. Этого же мнения придерживается и Иван Иваныч Едешко, который был непосредственно с ними знаком. В книге про Александра Белова нашел его цитату: «Люблю театр, баскетбол и женщин». А в «Движении вверх» он — однолюб.

— Вы говорите, что основным критерием должна быть этичность. Тогда насколько этично было менять в сценарии диагноз сына тренера?

— Сложно представить себя на месте близких родственников тренера Кондрашина, чтобы оценить ситуацию. Понимаю, зачем сценаристы это сделали — хотели усилить драму. Фамилия Кондрашина в фильме была изменена на Гаранжина. Насколько я знаю, в реальности ребенку Владимира Кондрашина не нужна была операция. Но режиссер картины вел переговоры с близкими, встречался с вдовой тренера.

Конечно, можно было согласовывать сценарий со всеми родственниками. А теперь представьте: у каждого баскетболиста — супруга, дети, братья, сестры. Например, вдове Александра Белова фильм не понравился, а двоюродному брату баскетболиста — понравился. И как быть — степень родства выяснять что ли? Могло набраться сто разных советчиков. И если бы они начали вносить правки (а у нас же все умеют снимать кино), то фильма просто могло бы не получиться. Или сказали бы на выходе: «Сняли очередную нетленку».

— За 12-часовую смену удавалось снять меньше минуты игры. Почему это настолько кропотливый процесс?

— Мы снимали баскетбол на шесть камер, одна из них — камера Phantom, позволяющая осуществлять высокоскоростную съемку. В единицу времени фиксируются гигабайты информации. Надо было, чтобы все совпало: правильное исполнение сложнейшего трюка, реакция массовки, работа каскадеров. Режиссер отсматривал невероятные объемы материала и по крупицам собирал финальный матч. За день Антону Мегердичеву удавалось смонтировать 15 секунд фильма. Каждый фрагмент — это кадр на миллион долларов.

Фото: личный архив Егора Климовича
Матч звезд в Магнитогорске. Фото: личный архив Егора Климовича

— С какими физическими нагрузками столкнулись актеры?

— Было очень тяжело. В юности я профессионально занимался баскетболом и играл за команду БГУИРа, но таких нагрузок не испытывал. 12 часов мы находились в постоянном движении: разогревались, выполняли трюк, остывали, снова разогревались, и так — по кругу. Представьте, как непросто пришлось 30-летним актерам, которые никогда особо не занимались спортом и даже в школе пропускали физкультуру. У многих трещали колени, болели ноги, случались микротравмы. Хотя на съемочной площадке были созданы очень комфортные условия: работали массажисты, нас кормили витаминами, полезной и вкусной едой.

«Чтобы создать иллюзию разницы в росте, надевали кожаную обувь с 10-сантиметровой подошвой — как стриптизеры»

— Как работали артисты, у которых были дублеры?

— Одну и ту же сцену сначала снимали с участием актеров, а потом — дублеров. В процессе монтажа выбирались нужные кадры. Я и еще несколько парней работали без дублеров и постоянно находились на площадке. В кино оставили очень много спортивных кадров с участием актеров. Например, Ваня Колесников и Кирилл Зайцев, которые исполняли роли Александра и Сергея Белова, за год невероятно прибавили в плане физической подготовки.

— Что из себя представляли тренировки накануне съемок?

— Я долгое время занимался баскетболом и регулярно ходил в тренажерный зал, поэтому не пришлось перестраивать свой режим. У режиссеров изначально не было вопросов к моей физической форме. А вот некоторым ребятам предстояло похудеть или улучшить рельеф мышц. Артисты усиленно занимались — три тренировки в зале в неделю, занятия с тренером по баскетболу.

 

#бизоны #движениевверх #территориямяча #basketball #ilovethisgame

Публикация от Egor Klimovich (@egorklimovich)

Все прониклись баскетболом. Для меня до сих пор удивительно, когда Ваня Колесников звонит с вопросом: «Егор, ну что, идем на баскетбол?». Человек всю жизнь был со спортом «на вы», а тут вдруг увлекся. Недавно набрал Кирилл Зайцев, который переехал из Риги в Москву: «Слушай, мне так хочется играть в баскет. Ты же куда-то ходишь? Расскажи».

— Режиссер «Легенды № 17» Николай Лебедев говорил, что на съемках приходилось нелегко  даже профессиональным спортсменам — советские коньки отличались от современных. Какие сложности были при показе советского баскетбола?

— Баскетбольные кроссовки задают тон всей спортивной обуви в мире. Современные кроссовки высокотехнологичные, а в советские времена люди играли в простых кедах. В фильме мы тоже были обуты в обыкновенные Converse или Adidas первой модели. А еще использовали специальную кожаную обувь с 10-сантиметровой негнущейся подошвой, чтобы в некоторых кадрах создать иллюзию разницы в росте. Когда мы стоим в кружочке с Машковым, хорошо видно, что игроки намного выше тренера. Перед съемкой таких сцен костюмеры кричали: «Мальчики, надеваем лабутены!». Мы выглядели, как стриптизеры. Очень смешное зрелище.

— Что было сложнее — точно показать баскетбол или советскую действительность?

— Наша цель была показать баскетбол аттракционно, а не правдоподобно. Такого баскетбола, как мы видим в кино, в советское время не было. Мы осознанно сыграли более ярко. Например, мой трюк — слэм-данк — баскетболисты начали исполнять только в начале нулевых. Но это же вдохновляюще! Какой-нибудь 10-летний мальчишка увидит, загорится и через 5−10 лет будет делать то же самое.

За показ советской действительности отвечали художник-постановщик, сценаристы, реквизиторы, художники по костюмам и гриму. Мы хотели передать объективную картинку Советского Союза. С одной стороны, в фильме отражены негативные стороны советской жизни, где коллективное преобладает над индивидуальностью. Почти все происходящее противоречит идеям эпохи Возрождения. С другой стороны, очевидно, что и в то время хватало достойных людей, которые честно выполняли свою работу и были верны таким ценностям, как любовь и дружба.

«Нельзя отрицать, что в России и Беларуси были серьезные проблемы с допингом»

— Премьера «Движения вверх» состоялась на фоне допингового скандала в России. Как этот фон повлиял на прокат?

— Я слышал много претензий в духе: «Сейчас столько спортивных неудач, а вы делаете патриотическое кино, чтобы просто поднять боевой дух». Но, конечно, никакой запланированной акции не было. Спортивные чиновники шли своей дорогой, а кинематографисты — своей. Безусловно, фильм вышел в удачный момент, но так совпало. Представьте: нет фильма «Движение вверх» и наступает сплошной мрак. Где найти отдушину и повод для радости? Мы же расстраиваемся, когда читаем новости про допинг. Так что магия кино случилась очень вовремя.

— Какова ваша позиция по допинговому скандалу?

— Я не сторонник идеи международного заговора. Да, есть предвзятое отношение со стороны международных организаций. Но и российские спортивные функционеры неоднократно себя дискредитировали. Нельзя отрицать, что в России и Беларуси были серьезные проблемы с допингом. На эту тему я снял документальный фильм «Правило Кубертена». Основной смысл в том, что в современном спорте нет презумпции невиновности атлетов. Спортсмен может быть абсолютно чистым, но пропустить старт на Олимпиаде, попав под общую гребенку.

Фото: личный архив Егора Климовича
На съемках документального фильма. Фото: личный архив Егора Климовича

— Режиссер «Движения вверх» говорил, что изучать реальную жизнь по миллиметру — задача документалиста. В чем специфика работы над документальным кино о спорте?

— Как и в игровом фильме, документалисту важно найти историю. В документальном кино мы используем меньше средств для усиления эффекта — света, музыки, грима, камер. Документалистика более искренняя.

— Почему в картине «Правило Кубертена» вы рассказали историю легкоатлета Алексея Федорова?

— Я очень люблю этот вид спорта. Моя младшая сестра Агата была рекордсменкой Беларуси в беге на 400 метров. В свое время она перегорела и не отобралась на первые юношеские Олимпийские игры в Сингапуре. Для меня это был психологический удар, потому что я знал, сколько спортсмен отдает ради мечты. Именно поэтому я тонко чувствовал боль тех российских легкоатлетов, которых незаслуженно отстранили от Олимпиады в Рио.

— Как, снимая фильм о допинге, не скатиться в пропаганду?

— Надо найти искреннего героя, который готов честно рассказать свою историю. В «Правиле Кубертена» я знакомлю зрителя с Алексеем Федоровым, которого тренировали его мама и папа. Вряд ли родители позволили бы сыну употреблять допинг, согласитесь. Честно, в 2018 году я бы уже не снимал кино на тему допинга. В 2015-м эти проблемы только назревали. Я предвидел развитие событий и старался дать ответы на вопрос, как такое можно было допустить. Теперь все более-менее понятно.

— Сейчас вы работаете над фильмом о единственном русском чемпионе UFC Олеге Тактарове. Он рассчитан на американскую аудиторию?

— Я делаю этот фильм не из-за того, что смешанные единоборства стали очень популярны, а потому что мне интересна судьба Олега. Я видел многих спортсменов, которые становились чемпионами Европы, мира и даже Олимпиад, а по окончании спортивной карьеры не могли приспособиться к обычной жизни. У них просто ломались судьбы. Олег Тактаров достиг высочайшего результата в боях без правил и продолжил мечтать. Парень из простого российского города Сарова захотел сниматься в Голливуде и вскоре получил главную роль в фильме с Робертом Де Ниро. Мне кажется, мой фильм может стать глотком свежего воздуха для многих спортсменов, которые должны понимать — на одном деле жизнь не заканчивается.

— Кинематограф сегодня — прибыльное дело?

— В России это не та сфера, где можно заработать миллиарды долларов. Если бы мне кто-то сказал: «Егор, я хочу много зарабатывать», я бы не советовал ему идти в кинематограф. Если бы человек признался, что мечтает заниматься любимым делом, работать в прекрасном окружении, путешествовать, общаться с интересными людьми и готов довольствоваться малым, я бы ответил: «Обязательно иди в кинематограф».

-20%
-50%
-21%
-50%
-20%
-5%
-20%
-30%
-46%
-10%
-30%