98 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  2. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  3. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  4. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  5. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  6. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  7. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  8. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  9. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  10. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  11. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  12. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  13. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  14. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  15. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  16. «Гнездования» не случилось. Что будет весной с ценами на квартиры в Минске
  17. Доклад о Беларуси в Совете ООН и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  18. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  19. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  20. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  21. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  22. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  23. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  24. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  25. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  26. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  27. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  28. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  29. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  30. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»


Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, а также Кирилл Кокорин и Александр Протасовицкий выступили 6 мая, в понедельник, с последним словом на заседании в Пресненском суде Москвы, где рассматривается их дело, сообщает РБК.

Фото: Reuters
Слева направо: Александр Кокорин, Александр Протасовицкий​​​​​​, Павел Мамаев. Фото: Reuters

Александр Кокорин в своем выступлении сказал, что хотел бы извиниться перед обществом, своей футбольной командой (он выступает за «Зенит») и тренерским составом, а также перед родителями.

«Время, которое мы провели в СИЗО <…> стало для нас уроком на всю жизнь. Было о чем подумать», — отметил Кокорин. «Хотелось бы вас по-человечески попросить не ломать судьбы ребят, дать нам возможность вернуться в семью и вновь заниматься любимым делом», — добавил он.

«Безусловно, раскаиваюсь и приношу извинения потерпевшим и своей семье — она пострадала больше, чем я, — сказал Павел Мамаев. — Считаю, что наказание, которое мы уже отбыли в СИЗО, заслуженное, оспаривать его я не буду, наверное, стоит им и ограничиться». «Хотелось бы вернуться в большой спорт, и чем быстрее мы это сделаем, тем более это реально, потому что нахождение в СИЗО нас каждый день удаляет от этой цели. А это единственное, что мы умеем делать на профессиональном уровне», — добавил он.

«Я раскаялся на следующий день [после драк], когда увидел родителей, потому что мы их подвели. <…> Я 40 книжек прочитал в СИЗО, я в жизни столько не читал. И судеб много узнал. Это все-таки не наше место. Я не думаю, что мы такие уж преступники», — сказал в своем последнем слове Кирилл Кокорин, добавив, что он и его друзья готовы нести ответственность за то, что сделали.

«Я уже семь месяцев провел в СИЗО, а запрашивают мне семнадцать. Семнадцать месяцев за два удара, ну я ж не Майк Тайсон, — сказал в своем выступлении перед судом Александр Протасовицкий. — За каждый нанесенный удар мы извинились, безусловно, раскаялись. <…> Этот срок повлиял на жизнь каждого из нас <…> и послужит хорошим уроком как нам, так и тем, кто равнялся на нас, смотрел на нас, мальчишек, которые могли нам подражать».

В понедельник в суде прошли прения сторон, во время которых прокурор Светлана Тарасова попросила суд назначить Александру Кокорину и его младшему брату Кириллу наказание в виде одного года и шести месяцев колонии общего режима, а Павлу Мамаеву и футболисту-любителю Александру Протасовицкому — один год и пять месяцев заключения.

Сторона обвинения просит назначить футболисту Александру Кокорину и Павлу Мамаеву реальные сроки наказания. Кокорину — полтора года колонии общего режима, Мамаеву — один год и пять месяцев колонии. Приговор будет оглашен 8 мая.

Уголовное дело было возбуждено в октябре 2018 года после двух драк с участием футболистов и их друзей. Одна потасовка произошла у гостиницы «Пекин», вторая — в «Кофемании» на Большой Никитской улице. В этих драках пострадали водитель одной из телеведущих «Первого канала», белорус Виталий Соловчук, директор департамента Минпромторга Денис Пак и гендиректор научного центра НАМИ Сергей Гайсин.

Рассмотрение дела по существу, к которому суд приступил 9 апреля, заняло меньше месяца.

Мамаеву и Протасовицкому предъявлено обвинение в умышленном причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений в составе группы лиц по предварительному сговору, побоях в составе группы лиц по предварительному сговору и хулиганстве, Александру Кокорину вменяется хулиганство и два эпизода умышленного причинения легкого вреда, в том числе с применением предмета в качестве оружия, его брату — два эпизода причинения легкого вреда здоровью, в том числе с предметом в качестве оружия, побои и хулиганство.

Защита во время прений просила суд оправдать футболистов по обвинению в хулиганстве и тех эпизодах, по которым они не признают вину, а также назначить им наказание, не связанное с реальным лишением свободы, смягчив квалификацию по эпизодам, по которым они вину признали.

-14%
-40%
-15%
-21%
-20%
-33%
-35%