Московский клуб «Слава» исключил двух грузинских игроков из состава за жест в поддержку протестующих в Тбилиси: в матче против «Кубани» (27 июня) Реваз Бродзели и Саба Илуридзе после успешной попытки закрыли один глаз рукой.

Реваз Бродзели. Фото: sports.ru

Сейчас для Грузии это важный символ: в ходе столкновений местные силовики стреляли резиновыми пулями и выбили одной девушке глаз.

24-летний Реваз Бродзели в интервью Sports.ru заявил, что в действиях игроков не было провокации.

— Это вообще не был политический жест. У нас с Сабой не было никакого договора, плана сделать такой жест. Это спонтанно, вылезло прямо из души. Мы — грузины, большие патриоты. Это не ответ на российско-грузинскую ссору, это только знак поддержки нашего народа.

20 июня в Тбилиси пострадали многие жители. У двоих выбили по глазу, причем девушке попали — она вообще не участвовала ни в каких акциях, просто шла домой с работы. Этот жест стал общим символом — мы его повторили. Некоторые люди поняли и приняли это как политическую провокацию.

— То есть на поле случилась попытка — и вы с Сабой решили: давай закроем глаз?

— Нет-нет, я наложил руку на глаз, Саба наложил руку на глаз. Это знак: ребята, девушки, я с вами, я сочувствую вам. Больше ничего.

— Команда спрашивала вас, что это за жест?

— Ни одного вопроса. Думаю, команде неизвестно, что произошло в Грузии. Это никому неинтересно. В Грузии регби — очень популярный спорт, грузины смотрят на нас, смотрят игры. Я передал им: ребята, я с вами.

Я сделал бы то же самое, находясь не в России — например, в Америке или где-то еще. Это как в футболе: празднование гола может быть каким-то сообщением. То же самое, например, делал Дидье Дрогба во время Кубка мира, потом приехал в Кот-д'Ивуар — и благодаря его приезду они прекратили войну. Примеров много…

— Что случилось после игры? Внушение, разнос, собрание?

— Два-три дня — вообще ничего. Потом пришел тренер: вам надо уехать отсюда. Я пошел к президенту — Ниловскому, он сказал, что не хочет нас отпускать, но так надо. Потому что есть какие-то проблемы с Федерацией: если я и Саба останемся — они наложат на нас санкции. Я слышал про штраф 400 тысяч рублей каждому и дисквалификации; основание — по их мнению, это политический жест.

Это решение больше спущено из Федерации. Сегодня еще раз говорил с Ниловским, он повторял: я вообще не хочу, чтобы вы уходили, очень жаль, что так получилось. У меня с ним очень хорошие отношения, и я хорошо сыгрался с командой.

— То есть не было конфликта, криков, ругани?

— Нет.

— В «Славе» пятеро грузин — остальных не было на поле в момент празднования?

— Были, но обсуждать их — не в моей компетенции. В кадр попали я и Саба.

— Ваши контракты с клубом разорваны?

— Думаю, да, потому что мне уже дали авиабилеты. 4 июля мы с Сабой улетаем.

— Разрыв контракта подразумевает какое-то решение по зарплате — с этим есть ясность?

— Процесс в силе, еще работают над вопросом. Президент нашей Федерации Гоча Сванидзе звонил в Россию и обсуждал вопрос. Деталей не знаю, но он сказал: я позвоню и все улажу. У меня дедлайн — 4 июля 16.00. Если до этого времени ничего не изменится, то я полечу в Грузию — билет на 19 часов.

Россия должна правильно это понять: это не политический жест. У меня нет никаких проблем с Россией, в России. Если бы у меня была политическая агрессия к России, я бы просто не приехал сюда. Но я здесь два месяца — провел 5−6 матчей.

Я сожалею, что так случилось. Я спортсмен, а не политик — политика мне неинтересна. Моя работа — хорошо играть в регби, и все.

-25%
-20%
-10%
-20%
-30%
-50%
-45%
-10%
-10%