/ /

В 2017 году казах Асхат Адылбеков откликнулся на предложение о работе белорусского банка с казахстанским капиталом и переехал в Минск вместе с женой и двумя сыновьями. Два года в Беларуси круто изменили жизнь банкира. В интервью SPORT.TUT.BY Асхат рассказал о своей европеизации, казахских понтах, борьбе с лишним весом, успехах в триатлоне и привязанности к клубу «Тристайл».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Казахи могут купить дорогую машину в кредит. Главное — понты!»

Когда Асхат Адылбеков приехал в Минск, он весил примерно 107 кг, хотя сам — из спортсменов. Занимался вольной борьбой, но из-за травмы плеча одиннадцатиклассником забросил спорт и сконцентрировался на учебе, а потом и карьере.

— К избыточному весу пришел потому, что в Казахстане ненормированный график, — уверен Асхат. — Там никто и никогда не уходит с работы ровно в 18.00. Люди задерживаются до 20.00 или 20.30, пока руководитель не покинет рабочее место. Обратное — не по понятиям. Вечером ты попадаешь в пробку, а в Алматы, где я жил, пробки меньше, чем в Москве, но больше, чем в Минске. Домой приезжаешь к 22.00, плотно ужинаешь. Казахская кухня очень калорийная, почти в каждое блюдо добавляют баранину, говядину или конину.

В Беларуси, оказалось, ты свободен по умолчанию, как только завершается рабочий день. Стал ходить в плавательный бассейн, бегать возле дома и кататься на велосипеде. В общем, делал всё, чтобы избавиться от лишних килограммов. Вскоре наткнулся на объявление о наборе в клуб «Тристайл». Подумал, а почему бы не пойти? Так и перешел к спортивному режиму, научился планировать время. Стараюсь ложиться спать не позже 22.30, чтобы проснуться в 5.45, а к 7.00 утра быть либо в бассейне, либо на беговой трассе, либо на веломаршруте. По вечерам я дома — семья довольна, ведь раньше дети росли, а я не видел!

Коллаж из снимков TUT.BY и Асхата Адылбекова
Асхат Адылбеков до переезда в Беларусь (107 кг) и после (73 кг). Коллаж из снимков Асхата Адылбекова (слева) и TUT.BY

Занятия триатлоном вместе с другими спортсменами-любителями позволили Асхату довести вес до 73 кг при росте 172 см. Впрочем, это не единственное позитивное изменение, случившееся в жизни банкира после переезда в Беларусь.

Про казахов говорят, что они любят понтоваться. Эту национальную особенность нередко высмеивают сами же жители Казахстана, например, в КВН.

Случай в аптеке (миниатюра команды КВН «Камызяки» на Летнем кубке КВН 2017 года в Астане)

— Здравствуйте! У вас парацетамол есть?
— Есть.
— А его в Дубае можно пить?
— Не знаю, я его вообще в Монте-Карло пила.
— Да не, я просто завтра туда бизнес-классом полечу. Меня Нурсултан Абишевич попросил там поработать немного…
— Ой, нас всех в Казахстане Нурсултан Абишевич попросил поработать!
— Ладно! Хватит болтать. Дайте мне самый дорогой парацетамол. И вот еще что: сдачи не надо!
— Ой, денег тогда тоже не надо!

— Казах без понтов — беспонтовый казах, говорят у нас, — объясняет Асхат. —  Если кто-то купил Mercedes, то все в окружении этого человека полагают, что должны купить Mercedes. А если ты продолжаешь ездить на условном Citroen, то ты не соответствуешь уровню окружения.

Находясь в Казахстане, я тоже был казахом с понтами. Жизнь в Беларуси и мышление белорусов выглядят по-европейски, так что здесь я европеизировался. Понял, что главное — это твой комфорт. Не нужно выпендриваться и делать что-то напоказ. Лучше вкладывать деньги и приумножать накопления. У небольшой недорогой машины тоже есть преимущества. Например, она меньше «кушает» и не занимает много места на парковке. В Казахстане же, пожалуй, самое большое скопление джипов на душу населения. Казахи могут купить дорогую машину в кредит, то есть не по средствам. И то, что она в кредите и что ее дорого обслуживать, — вторично для казахов. Главное — понты!

— Вероятно, банки делают хорошую кассу на понтах казахов.

— Да, но за счет понтов также формируется портфель проблемных кредитов. Я как раз занимаюсь коллекторской деятельностью, взысканием. Если клиента можно оздоровить, реструктуризировать, то я всегда выступаю за этот вариант. Если же клиент избегает контактов, игнорирует тебя, тогда приходится идти по жесткому сценарию. Думаю, что проблемный портфель в Казахстане в пропорциональном выражении намного больше, чем в Беларуси.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Мое представление о Беларуси было как об одной из стран постсоветского пространства, — продолжает Асхат — Сколько раз я ездил в Москву, и отношение к азиатам там отвратительное. Может, это просто мой неудачный опыт, и тем не менее: люди злые, сигналят. Белорусы проявляют уважение друг к другу. Теперь я склоняюсь к тому, что Беларусь — больше Европа (а я объездил всю Европу), чем «совок».

Экономика? В Беларуси и Казахстане плюс-минус одинаковые средние зарплаты. Единственный минус в экономике Беларуси, на мой взгляд, это большой госсектор. В Казахстане давно это прошли. Многие государственные предприятия были приватизированы и в частных руках показывают более высокие темпы роста, чем ранее.

«Для успешного выступления я бы точно не стал резать барана. Это too much!»

В начале июля Асхат Адылбеков вместе с одноклубниками из клуба «Тристайл» съездил в Нур-Султан, где соревновался на «половинке» гонки Ironman и показал свой максимум — вышел из пяти часов, улучшив прошлогодний результат более чем на полчаса.

Полная дистанция Ironman — это плавание на 3,86 км, заезд на велосипеде по шоссе на 180,25 км и забег на 42,195 км.

— В плавании, которое у меня «хромает», напетлял и проплыл на 350 м больше дистанции, — сетует Асхат. — В нем проиграл ребятам из нашего клуба 7 минут, но после велоэтапа догнал. Примерно на 16 минут быстрее преодолел велоэтап, чем год назад, и около 10 минут скинул на беге. А ведь погодные условия были тяжелыми — +35°C. В какой-то момент хотелось остановиться и заплакать. Продолжал бежать только за счет морально-волевых качеств.

Гала-ужин после гонки в Нур-Султане вышел очень богатым. Столы ломились под тяжестью наших национальных блюд. Мне не хватает их в Минске. Брат раз в месяц передает конину, и тогда в нашей семье праздник — готовим бешбармак.

Фото из личного архива Асхата Адылбекова
Асхат Адылбеков до переезда в Беларусь. Фото из личного архива Асхата Адылбекова

В разговоре Асхат несколько раз назвал Нур-Султан по-старому — Астаной. Напомним, что после отставки 19 марта первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева его преемник Касым-Жомарт Токаев предложил переименовать столицу страны в Нур-Султан, что и было сделано в течение нескольких дней.

Мы поинтересовались у Асхата, какие вопросы он получал от белорусов на фоне изменений в Казахстане. Кроме того, что столица была переименована, а Назарбаев возглавил Совет безопасности Казахстана и может занимать этот пост пожизненно.

— Белорусы были в шоке, что так можно и что при живущем ныне президенте сменили название города, — ответил Адылбеков. — В Казахстане такое бывает, когда все меняется в одночасье (щелкает пальцами). Сложно было донести эту мысль до белорусов с учетом разного менталитета народов. Честно говоря, не хочу комментировать политические вопросы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Шокирует и то, что в казахстанском спорте режут на удачу баранов. В хоккейном клубе «Барыс» перед первым матчем на новом стадионе в 2015 году окропили кровью барана ледовую коробку и раздевалку. В декабре 2017-го там же, в «Барыс-Арене», представители духовенства принесли в жертву барана, чтобы прервать череду поражений. Футбольный «Шахтер» из Караганды в 2013-м, когда выбил БАТЭ из квалификации Лиги чемпионов, зарезал барана перед домашней встречей с «Селтиком».

— Я тоже резал барана, но не на удачу, — признается Асхат. — Жертву приносят, чтобы пережить горестные события. Для успешного выступления где-либо я бы точно не стал резать барана. Это too much (англ. это слишком. — Прим. ред.)!

«Когда буду уезжать из Беларуси, расставание с ребятами из нашего клуба будет самым большим испытанием для меня»

21 июля Асхат Адылбеков прошел в Минске одну восьмую от полного Ironman за 1 час 16 минут 24 секунды, показав 26-й результат среди 253 участников и 6-е время в возрастной категории от 35 до 44 лет. В этой группе спортсменов Адылбеков проплыл 9-м, а после велоэтапа вышел на 6-е место, которое удержал во время бега.

Ради гонки триатлетов в Минске перекрывали проспект Победителей. Адылбеков считает это небольшими неудобствами, хотя впечатления об ограничении движения автотранспорта в период проведения в Минске II Европейских игр все еще свежи.

— Критикуют только те люди, которые все на свете критикуют, — говорит Асхат. — В Европе радуются большим спортивным праздникам сродни «Тур де Франс», ждут их на протяжении года. Улицы заполнены людьми, чтобы понаблюдать за гонкой. Хотелось бы иметь большую поддержку от любителей спорта и государства. Причем в случае государства речь не о финансировании — инвесторы найдутся, а о решении оргвопросов.

В Казахстане сильная федерация триатлона. Председателем является глава КНБ, а это как у вас КГБ. Соревнования проводятся при поддержке самой крупной в стране частной строительной компании. Ее владелец проходил полный Ironman в Каилуа-Кона (город на Гавайях, где ежегодно проводятся чемпионаты мира по триатлону. — Прим. ред.). Он «вливает» много денег в триатлон: построил Триатлон-парк в Нур-Султане, рядом строит крытый центр. В Беларуси таких объектов нет, да и вообще они мало где в мире есть.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Тягаться с Минским полумарафоном в массовости триатлону сложно, так как бег — демократичный вид спорта, а в триатлоне спортсменам приходится значительно тратиться на экипировку и тренировки.

— Бэушный велосипед для гонки обойдется от тысячи долларов, — рассказывает о ценах банкир. — К нему нужны хорошие колеса — от пятисот долларов. А еще форма (летняя и зимняя), велотуфли, шлем, очки, гидрокостюм и аксессуары для плавания, кроссовки для бега по пересеченной местности, асфальту и соревновательные. Собирая полный комплект для триатлона, можно уложиться в сумму до пяти тысяч долларов. Еще нужно платить за тренировки, аренду бассейна и так далее.

Понятно, что с марафонским бегом, где может быть задействовано одновременно 100 тысяч человек, ничто не сравнится. В триатлоне же, в котором занято много состоятельных людей, нет ничего круче Ironman. Думаю, у Минска есть шансы аккредитоваться для проведения гонок этого класса.

Сравнивать их с Европейскими играми трудно, ведь в Минске прошли пока только вторые такие игры. У них нет высокого статуса, тогда как Ironman — брендовая гонка. В 2020 году в Нур-Султане впервые пройдет полный Ironman, и уже после поездки туда в этом году ребята-бизнесмены из нашего клуба «Тристайл» воодушевились, у них появились идеи по бизнесу. Так и получается, что через Ironman люди приходят к мысли масштабировать бизнес и находят партнеров.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В 2018-м у Асхата истек контракт с белорусским банком и он мог бы вернуться на родину, но Адылбеков продлил соглашение.

— Я реально хотел остаться, и всё из-за нашей триатлонной тусовки в «Тристайле». Нравятся отношения в команде, я прям кайфую! Наш тренер Дмитрий Толкачев не надзирает за нами, а переносит все те же нагрузки, что и мы. Это мотивирует! Мало кто из тренеров бегает со спортсменами, а он — фанат. Притом что домой, в Казахстан, где живут родные и близкие, меня тоже тянет. Там дети учились на казахском языке, а здесь — уже третий год на русском и белорусском языках. Решение приходилось принимать с оглядкой на это обстоятельство. Пока мы в Беларуси, а дальше — жизнь покажет. Знаю точно, что когда буду уезжать, расставание с ребятами из нашего клуба будет самым большим испытанием для меня.

-30%
-10%
-30%
-80%
-50%
-35%
-50%
-10%
-20%
-15%
-20%
-23%