/ /

Каждый день Саши Ерашкова полон мук и страданий. После несчастного случая, приведшего к открытой черепно-мозговой травме, ему в прямом смысле промывали мозги и ломали тело. Вместо слов он лишь мычит и ест жидкую пищу, а еще от него ушла жена. Мы поговорили с мамой Саши, которая винит в произошедшем себя: она настояла на уходе сына из спорта из-за низких заработков и страха за его здоровье, но счастливее жизнь Ерашковых не стала.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

«Приходишь и не знаешь, чего ждать. Стоишь и трясешься перед встречей с врачом: жив сын или нет»

Саше Ерашкову 33 года. Он родом из Могилева. В триатлон пришел пятиклассником. Занимался под началом известных в стране тренеров Ивана Алексейчикова и Дмитрия Толкачева и вместе с главной на сегодня звездой белорусского триатлона Сашей Василевичем. При этом результаты ребят на международных стартах в конце 2000-х и начале 2010-х считались скромными.

В 2011 году Саша Ерашков перестал тренироваться на регулярной основе. Отчасти из-за того, что находился под давлением со стороны семьи. Ему говорили, что триатлоном сыт не будешь и что пора становиться взрослым и начинать зарабатывать.

— Тогда тренера Толкачева попросили найти толкового человека для работы инкассатором, — вспоминает Елена Евгеньевна, Сашина мама. — У Саши тогда были проблемы со спиной, из-за болей отказывали ноги. Смотрю, он раз месяц прожил без тренировок, потом второй. Я беспокоилась. Озвученное тренером предложение понравилось, так как боялась, что спорт может сделать сына калекой. Сказала: «Саш, ну сколько можно? У тебя уже возраст, а в стране работы становится меньше». Теперь плачу, ведь все началось после его ухода из спорта! Пыталась настроить себя не реветь [во время интервью]… Не могу простить себя за это. А ты (обращается к сыну сквозь слезы) не слушай!

Начальник в банке заверил, что график позволит Саше тренироваться, но, конечно, времени не то что на спорт, но и на личную жизнь не оставалось. Он уходил на работу в семь утра, возвращался в полночь. Видно, не хватало людей, поэтому выходных у Саши почти не было. Провел так год, потом отправился в Россию, где брался за любую работу. В первый раз его обманули, так что вернулся без денег. Развел руками, мол, он-то ладно, а там ребята из Витебска приехали домой без подарков для детей на Новый год…

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Чаще всего Саша отправлялся на заработки в Санкт-Петербург и с каждой следующей побывкой отдалялся от родителей. Они и будущая жена Саши Юлия не знали, что в Питере он пережил микроинсульт. Коллеги Саши по внешним признакам догадались, а после случившегося в семье Ерашковых 8 февраля 2018 года поделились наблюдениями с Еленой Евгеньевной.

За год до трагедии Саша перебрался в Питер вместе с молодой супругой. Пара сняла жилье. Юля устроилась на обувную фабрику. У Саши были хорошие заказы: он занимался реставрацией крыши для Эрмитажа, затем какой-то еще крышей. Потом сидел без работы.

Днем 8 февраля прошлого года мужчина пошел в торговый центр. Вечером Юля сообщила Елене Евгеньевне о пропаже Саши. Сказала, что он не отвечает на звонки.

— Я предположила, что его загребла полиция, так как он находился в Питере без регистрации, — рассказывает мама Саши. — Говорить отцу не стала. Подумала, может, еще найдется. Юля же настаивала на том, чтобы я приехала. На следующий день мы выехали в Питер на машине брата. Уже знали, что Сашу доставили в Елизаветинскую больницу. Я успокоилась — не могла представить, что он находился в тяжелом состоянии. А там — максимальная гематома головного мозга, при которой остаются в живых. Пришлось делать трепанацию черепа, в том числе удалять осколки черепа.

А он (Елена Евгеньевна говорит про сына) все слушает! Ну что, будешь знать, что с тобой случилось! До сих пор мы ему не говорили… Он все понимает. Отвечает в меру возможностей на вопросы. Вчера просила его сжимать кулачок, и он делал. То есть его проблема лишь в том, что мозг плохо управляет телом.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY
Фото: Денис Васильков, TUT.BY

— Потом мы съездили в милицию смотреть запись с видеокамер торгового центра, — продолжает рассказ Елена Евгеньевна. — Думали, может, Сашу кто ударил по голове. Выяснилось, что в магазине он нагнулся над прилавком. Искал какую-то батарейку. Поднялся и сразу схватился за голову. Рухнул наземь. Может, дело в давлении или то был повторный микроинсульт, — не знаю. Саша поднялся и опять упал, ударился головой о пол. К нему подошли охранники магазина. Предложили помощь. Саша отказался. Поднялся и пошел. Шел, шатался, а охранники — следом. Саша вышел на улицу, присел. Стал печатать эсэмэску. Успел набрать две буквы и снова упал в снег. Охранники вызвали скорую помощь.

Диагноз Александра Ерашкова: открытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга тяжелой степени с компрессией левой гемисферы острой эпидуральной гематомой теменно-височно-затылочной области. Перелом височной кости с переходом на основание черепа.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

— Я каждый день ходила в реанимацию, — говорит и всхлипывает Елена Евгеньевна. — Ужасно, когда ты приходишь и не знаешь, чего ждать. Стоишь и трясешься перед встречей с врачом: жив сын или нет. Попросила Юлю помочь найти работу в Питере, чтобы хоть как-то отвлечься от плохих мыслей. Юля устроила меня на обувную фабрику. Я красила каблуки, вырезала на станке стельки. Так прожила 24 дня. Потом его перевели из реанимации в отделение нейрохирургии, где он пробыл 10 дней.

Саша находился в вегетативном состоянии. Нам одобрили транспортировку, и мы вернулись в Могилев на карете скорой помощи. Побыли в местной больнице. Как заметила, у Саши загнивал череп, что в Питере или не увидели, или не сказали. Но поэтому сыну позже удалили часть кости. В течение двух недель промыли мозги, чтобы избавиться от остатков гноя. Выписали с инвалидностью и оцененным в 12 баллов из 15 уровнем сознания (соответствует глубокому оглушению по шкале комы Глазго. — Прим. TUT.BY). Мы вернулись домой.

«Я сама рано или поздно прогнала бы жену Саши. Молодая еще, пусть устраивает свою жизнь»

Отец Саши Сергей Александрович остро отреагировал на трагедию, впал в депрессию. Начал курить.

— Чуть что — сразу в слезы, — добавляет Елена Евгеньевна. — Он плачет, потом плачу я. Нет никакой жизни. Объясняла мужу, что умереть легче всего. Взять меня: сдохла — и всё. А надо думать про сына.

Случаи, когда такие, как Саша, восстанавливаются, Елена Евгеньевна называет сказкой. Она верит в сказки:

— Мне подсказали контакты Сергея П. (фамилию Елена попросила не называть. — Прим. TUT.BY). Он поднял на ноги жену. Та свободно общается, варит Сергею обед и моет пол. Когда позвонила Сергею, он спросил: «За какой срок вы планируете восстановить Сашу?» — «Ну, за год…» — «Настраивайтесь, что потребуется пять-шесть лет». То же твердила мужу, а он не успокаивался. Я-то держусь.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Летом прошлого года Сашу приняли в Республиканской клинической больнице медицинской реабилитации в Аксаковщине. Направление туда удалось получить благодаря спортивному прошлому мужчины. В Аксаковщине Елена Евгеньевна добыла контакт врача из Москвы, который согласился удаленно консультировать Ерашкову бесплатно. Например, он подсказал, как избавиться от бульбарного синдрома (синдром поражения черепных нервов. — Прим. TUT.BY) у Саши.

Кстати, на шестой год белорус, находившейся под присмотром у этого врача после автомобильной аварии и в худшем состоянии, чем Сашка, стал ходить.

— Такие истории «лечат» меня, придают сил, — признается Елена Евгеньевна.

Первое время мышцы тела Саши разрабатывал приглашенный массажист, работы продолжились в Аксаковщине и в аналогичном центре под Могилевом. Теперь эта нагрузка лежит на отце триатлета. По сути, Саше ломают тело. Ему больно. Он кричит. Когда занятие подходит к концу, Сергей Александрович закрывается в ванной и плачет.

— А когда орет сын, это… Хорошо, что не я занимаюсь этим делом, — отмечает Елена Евгеньевна. — Занята другими заботами. Только на один прием пищи приходится тратить около часа. Кормить Сашу надо шесть раз в день. Я успеваю пять раз. Бегаю только в магазин, а так, нахожусь в замкнутом пространстве. Зубы повыпадали: то ли от плохого питания, то ли от старости, то ли от нервов. Муж хоть на работу ходит, он — токарь.

После Питера, куда мы ездили доставать трахеостому, Саша сделал шаг назад в восстановлении. Тогда попросила Сергея П. поговорить с мужем. Он приехал к нам домой. Дал задание Саше из подручных средств, а ими оказались рулоны скотча, построить пирамиду. Саша справился. Тогда Сергей П. сказал, что у нас все хорошо и что динамика будет минимальной — по миллиметру, по полмиллиметра. Все именно так. Вроде двигаемся вперед, но медленно. Это давит.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

В апреле 2019 года Сашу свозили в НИИ неврологии и нейрохирургии в Санкт-Петербурге. На лечение пришлось потратить около десяти тысяч долларов, из которых своих у Ерашковых было лишь три, а остальное — деньги брата и подруги Елены Евгеньевны, Сашиной тетки-«сердечницы» и его сестры Кати.

Позже Ерашковым финансово помогали друзья Саши. Некоторых из них Елена Евгеньевна не знала. Один дал восемьсот евро, другой — триста евро, третий купил соковыжималку и с каждой зарплаты переводит по пятьдесят рублей на реабилитацию Саши.

— Я со многими говорила в Аксаковщине, — глядит в пустоту Елена Евгеньевна, — и у всех одна проблема: когда случается горе, куда-то деваются друзья, родственники. А у Саши оказалось столько преданных друзей! Сережка постоянно приходит, лекарства достает. Паша Меркулов присматривал за Сашей в могилевской больнице, когда я была никакая. Он же брил Сашу. Дима Новицкий из Минска быстро откликается. Вику, его жену, я вообще никогда не видела, но она оказывает мне такую моральную поддержку, когда просто слушает! Еще она достает БАДы для Саши, однажды прислала гастростому. Говорю Диме: «Бог дал тебе прекрасную жену!»

— Расскажите про жену Юлю.

— Юля в Питере. Она мне еще в первый день после трагедии сказала, что в Могилев не поедет, потому что здесь нет работы. Я ей: «Подумай! Если останешься, то как к тебе отнесутся люди. Получается, ты бросаешь Сашу…» Мое мнение такое: жена должна быть при муже. Хотя, с другой стороны, я сама рано или поздно прогнала бы ее. Молодая еще, пусть устраивает свою жизнь. Я ее не осуждаю. Во время приезда в Могилев в мае прошлого года Юля заходила к Саше с трясущимися руками. Она дрожит, когда видит Сашу таким. Точно как мой муж.

Технически Саша и Юля все еще семья, однако бракоразводный процесс запущен.

«Нужно поверить в то, что твой ребенок вернется к жизни»

Сейчас для Ерашковых актуальна операция по восстановлению черепа Саши. Речь идет о том, чтобы закрыть титановой пластиной область разбитой, а местами отсутствующей левой височной кости. Некоторое время полость надувалась, что вызывало страх у матери.

— С пластиной давление должно нормализоваться, а восстановление — протекать быстрее, — утверждает Елена Евгеньевна. — В Могилеве нам готовы поставить обычную пластину, но она будет выглядеть топорно. В Минске могут изготовить пластину по 3D-модели головы Саши, то есть идеально подогнать. Просимся в столичный РНПЦ неврологии и нейрохирургии, чтобы провели операцию, пока они отказывают — говорят, что нам нужно делать ее в Могилеве. В России нас могут прооперировать в любой момент, но нужно заплатить пять тысяч долларов. Я бы пошла на это, но таких денег у нас больше нет. Две с половиной тысячи долларов, которые мы с мужем должны за лечение, уже вернули. Осталось заработать и вернуть оставшиеся шесть с половиной тысяч.

Про необходимость ставить пластину я узнала как раз в Питере. Да и вообще всю информацию о лечении сына приходится добывать где-то. Нельзя положиться на государство. Как никогда понимаешь это, когда сталкиваешься с горем.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

— Что вы скажете людям, которые столкнулись с похожей проблемой?

— Нужно поверить в то, что твой ребенок благодаря тебе вернется к жизни. Нужно терпеть. Радоваться маленьким успехам.

— Вы говорили, что проще умереть. А сколько вам нужно жить, чтобы поднять на ноги сына?

— Все время! Сколько Бог даст. От трех до пяти лет мы с мужем еще выдержим.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Важным аспектом восстановления Саши является обработка информации. С ней он имеет дело, когда ему читают книги, когда он слушает радио или когда смотрит телевизор. Выбор телеканала нередко остается за Сашей.

— Как-то он включил фильм с Нагиевым, так вот этот фильм я бы в жизни не стала смотреть, — не скрывает Елена Евгеньевна. — Название не помню, но вроде бы там Нагиев играл скульптора («Одной левой». — Прим. TUT.BY.).

— А спорт вы пробовали показывать Саше?

— Вы что?! Муж раз включил ему трансляцию триатлона по интернету, так у Саши случились судороги. Вызывали скорую.

Невестка рассказывала, что, будучи здоровым, Саша смотрел спортивные передачи и плакал. Я не знала, что спорт для него — это страсть на всю жизнь. Потом прочла, что триатлон — такой вид спорта, где можно и после 25 лет продолжать расти в мастерстве. Можно было заниматься. Если бы не спина… Я беспокоилась за его здоровье. Не хотела, чтобы он стал инвалидом. Потом просила у него прощения, он мне ничего не ответил. Видно, все понимал. А работы, по которым он бегал, — да, они не стоили того.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Реабилитация за границей — об этом Елена Евгеньевна даже не мечтает. И, честно говоря, боится уезжать одна туда, где общаются «не по-нашему».

— Знаю случаи, когда лечение в Германии не помогло, а вот реабилитация в Испании позволяла людям полностью восстановиться. Не представляю, сколько на это нужно денег. Вика, жена Димы — того, что друг Саши, подталкивает меня к тому, чтобы мы тоже попробовали куда-то съездить. Я пока не готова, хотя наверняка это было бы полезно. Например, работа с логопедом в течение месяца помогла Саше научиться есть через рот.

При подготовке этого материала мы связались с Президентским спортивным клубом, стипендиатом которого был Александр Ерашков. Там пообещали рассмотреть официально поданную заявку о финансовой помощи на имя председателя организации Дмитрия Лукашенко. Письмо ему от имени Елены Евгеньевны и Сергея Александровича пишет Дмитрий Новицкий, друг Саши.

Посильную помощь обещали оказать Саше и в клубе любителей триатлона «Тристайл», членами которого являются обеспеченные люди, и лично Дмитрий Толкачев, бывший тренер Саши. Толкачев поддерживает связь с Ерашковыми через своего отца, который навещает Сашу.

Клуб «Тристайл» летом прошлого года и нынешним летом проводил в Минске массовые забеги в формате Ironman. Последняя гонка получилась по-настоящему масштабной и с социальной миссией: участники помогали собрать средства в пользу благотворительного проекта пловчихи Саши Герасимени, направленного на интеграцию в общество детей с аутизмом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Александр Василевич с тренером Дмитрием Толкачевым. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Может, на будущий год «Тристайл» подыщет роль и для Саши Ерашкова?

— Нам бы поставить пластину и закрыть этот дефект, а потом мы попробуем к лету следующего года посадить Сашу в коляску. И тогда обязательно приедем! Саше нужна встряска и компания, где он всегда был своим, — уверена Елена Евгеньевна.

Если вы хотите помочь Александру Ерашкову в сборе средств на реабилитацию, то можете сделать это несколькими способами.

Прямое перечисление средств на банковскую карту Елены Евгеньевны Ерашковой: номер карты — 5435 5310 9198 4458, действует до 09/20.

Благотворительные счета открыты в филиале 700 — г. Могилев, ул. Первомайская, 71а-2; УНП 700 007 079; МФО AKBBBY21700:
— белорусские рубли — транзитный счет BY64AKBB38193821209957000000 на благотворительный счет BY28AKBB31340000071307020021 в отделении 700/21, дата окончания действия договора благотворительного счета 22.01.2020;
— доллары США — транзитный счет BY40AKBB38193821253817000000 на благотворительный счет BY13AKBB31340000071317020021 в отделении 700/21, дата окончания действия договора благотворительного счета 22.01.2020;
— евро — транзитный счет BY40AKBB38193821253817000000 на благотворительный счет BY65AKBB31340000071347020021 в отделении 700/21, дата окончания действия договора благотворительного счета 22.01.2020;
— российские рубли — транзитный счет BY40AKBB38193821253817000000 на благотворительный счет BY34AKBB31340000071497020021 в отделении 700/21, дата окончания действия договора благотворительного счета 22.01.2020.
Назначение платежа: Богослова Екатерина Сергеевна для Ерашкова Александра Сергеевича для лечения и реабилитации

Телефон Елены Евгеньевны, мамы Саши: +375 44 791−36−91

-30%
-13%
-30%
-20%
-20%
-20%
-26%
-42%
-45%