• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Регбистке сборной Беларуси Ольге Немкович 24 года. Спорт для нее — любимое занятие, отдушина, но все-таки хобби, пока не приносящее дохода. На жизнь Оля зарабатывает, трудясь медсестрой-анестезистом в 10-й городской клинической больнице. О совмещении спорта и медицины, изматывающих дежурствах и страхах из-за коронавируса она рассказала журналисту SPORT.TUT.BY Виктории Ковальчук.

Фото из инстаграма Ольги Немкович
Фото из инстаграма Ольги Немкович

«Бабушка говорила: „Будешь ходить в беленьком халате с шоколадочками“»

Ольга Немкович родилась в Вилейке. С детства занималась не самыми популярными среди девочек видами спорта — футболом и тайским боксом. После окончания школы планировала поступать в БГУФК, но по баллам на бюджет не прошла.

— Тогда со слезами на глазах понесла документы в медицинский колледж, — вспоминает Оля. — Как говорила бабушка, будешь ходить в беленьком чистеньком халате с шоколадочками (смеется). Но все пошло немного не так: я попала в 10-ю больницу во вторую реанимацию. И работаю там медсестрой-анестезистом уже пятый год.

Ольга признается, что поначалу была в шоке, насколько реалии медработников отличаются от того, что рассказывали в медколледже.

Фото из инстаграма Ольги Немкович
Фото из инстаграма Ольги Немкович

— Думаю, теория и практика во многих профессиях прилично отличаются. Наша работа очень тяжелая и морально, и физически. Профиль нашей реанимации — терапевтический. Моя задача — вести пациентов, лечить, не допускать образования пролежней, следить за давлением, пульсом, общим состоянием, ведь многие в реанимации находятся на ИВЛ.

Работать нелегко еще и потому, что мы редко слышим в свой адрес слова благодарности. Некоторым белорусам почему-то кажется, что медработники — это обслуживающий персонал, — удивляется медсестра.

Оля не скрывает, что после напряженных дежурств каждому сотруднику нужна хорошая разрядка. Для нее таковой является спорт.

— Несколько лет назад меня позвали на тренировку по регби. Знакомые девчонки играли за команду «Гражданочка» и тренировались вместе с парнями из РК «Степянка 300». Они знали, что я всегда занималась спортом, и предложили попробовать. Из вежливости согласилась, но была уверена, что надолго там не задержусь. А в итоге так затянуло, что через пару месяцев стала игроком сборной Беларуси.

Фото из инстаграма Ольги Немкович
Фото из инстаграма Ольги Немкович

«После дежурств спала на лавочке, дожидаясь начала тренировки»

По словам Ольги Немкович, сил и здоровья ей хватает, чтобы совмещать тренировки с работой в больнице.

— Помню, когда только начинала играть, могла отработать в течение полутора суток в реанимации, а потом сразу же поехать на тренировку и при этом чувствовать себя отлично. Были ситуации, когда после дежурства спала на лавочке в Степянке, дожидаясь начала тренировки, — улыбается Оля. — По своему опыту могу сказать, что и в реанимации, и в регби задерживаются только морально и физически сильные люди, способные отдаваться делу на сто процентов.

Фото из инстаграма Ольги Немкович
Фото из инстаграма Ольги Немкович

Коллеги Оли из медицины поддерживают ее увлечение.

— Я горжусь, что они теперь одни из немногих людей в Беларуси, которые знают, что такое регби, — смеется спортсменка. — Врачи, медсестры и санитарочки всегда интересуются, как у меня успехи в спорте. Ну и пошутить не забывают: «О, Немкович, у тебя новый синяк! Скоро ты прибьешь себя на этом регби». А бывают и подколы в духе: «Нужно перетащить пациента. Оля, ты же сильная, а ну иди сюда» (улыбается).

Спустя полгода регулярных тренировок Ольга Немкович впервые поучаствовала в чемпионате Европы по пляжному регби в Москве, где белорусская сборная заняла третье место.

— Честно говоря, по возвращении домой мы с девчонками ждали званий КМС. Но в Беларуси вышестоящие органы относятся к нашему виду спорта достаточно странно. Регби никак не продвигают, хотя в нашей стране не так много командных видов, где Беларусь выигрывает медали на «европе».

Иногда руки опускаются: годами тренируешься по три-четыре раза в неделю, а в стране ничего не меняется. От Министерства спорта по-прежнему никакой поддержки.

Фото из инстаграма Ольги Немкович
Фото из инстаграма Ольги Немкович

— Но мы уже привыкли все делать своими силами, — предвосхищает вопрос о финансировании регбистка. — Аренда зала и полей, покупка формы, проезд на соревнования, за некоторыми исключениями, — все за свой счет. В месяц на основные расходы уходит по 100 рублей с человека. И это без выездов. Хотя в той же России сборники получают зарплату и могут полностью отдаваться спорту. Им не нужно приходить на сутки в реанимацию, чтобы заработать на жизнь.

На вопрос, на чем держится энтузиазм Ольги и других «гражданочек», она отвечает:

— Регбисты со всего мира уже как большая семья. Мы тренируемся ради эмоций, новых встреч с друзьями из разных стран. Это сложно объяснить словами. Надо попробовать, чтобы понять, почему экономистам, преподавателям, медикам, бухгалтерам, работникам БЖД хочется оставаться частью «Гражданочки», несмотря на все трудности, с которыми сталкиваемся.

«Из-за коронавируса появился страх. Причем не заразиться, а заразить»

С недавних пор тренировки «Гражданочки» поставлены на паузу. Из-за коронавируса массовые сборы небезопасны, да и свободного времени становится все меньше, признается медицинская сестра Ольга Немкович.

Фото из инстаграма Ольги Немкович
Ольга с молодым человеком. Фото из инстаграма Ольги Немкович

— Конечно, можно было бы тренироваться дома. Хотя, буду честна, на данный момент дома успеваю только поспать. Ни на что другое сил не остается. Наша больница постепенно перепрофилируется в инфекционную. Работы уже много, и никто, даже медперсонал, не может сказать, что будет завтра или через неделю.

В реанимации традиционно подрабатывало много студентов из медуниверситета. А в связи с тем, что целую общагу БГМУ закрыли на карантин, дополнительная нагрузка легла на нас.

Смены переносятся тяжелее еще и потому, что мы теперь работаем в другой амуниции. В ней быстро становится жарко, некомфортно, тело потеет. Плюс, естественно, появляется страх. Пускай и минимальный, но он есть. Причем страх не заразиться, а заразить других. Все равно ведь приходится пользоваться общественным транспортом, когда нет своей машины. Но я ношу по две маски, постоянно обрабатываю руки антисептиком и по возможности стараюсь не касаться поверхностей.

Фото: rugger.info/
Фото: rugger.info/

При этом Ольга говорит, что даже в такие сложные периоды у нее не возникает мыслей, мол, зачем я выбрала эту профессию.

— Из-за усталости у всех случаются психи, но мы с коллегами остаемся единым коллективом, очень поддерживаем и дорожим друг другом. Стараемся, чтобы никто особо не перерабатывал, подменяем друг друга, чтобы другой мог элементарно выпить чаю и перекусить хотя бы раз за смену.

«Как объяснить людям серьезность происходящего? Отвести в реанимацию и показать, как бывает плохо»

По мнению медсестры-анестезиста, белорусы недостаточно серьезно относятся к угрозе коронавируса.

— Никто до конца не знает, чего ждать от этого вируса. Но в наших силах обезопасить себя. Сейчас точно не стоит посещать общественные места, переполненные гипермаркеты, вербные воскресенья. Я не понимаю, почему люди читают новости и не пугаются количества зараженных и больных.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Причем труднее всего оказалось объяснить всю серьезность происходящего старшему поколению. Вот я захожу в магазин в маске и вижу удивленную бабушку, которая думает: «Господи! Ну мы ж все пережили. И это тоже переживем». До многих тяжело достучаться. Кажется, остается только за ручку отвести в реанимацию и показать им, как бывает плохо.

— О чем мечтаете, когда все это закончится и можно будет вернуться к обычному укладу жизни?

— Честно? Пойти со своим отделением в полном составе и напиться! Хочу, чтобы все поскорее закончилось и все остались живы. А еще мечтаю вернуться к тренировкам и поехать домой в Вилейку. Очень соскучилась по родным.

-50%
-10%
-50%
-10%
-10%
-40%
-33%
-10%
0071388