Поддержать TUT.BY
66 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  2. Прощальная служба Кондрусевича, акции и «экскурсия под конвоем». Что происходит 24 января
  3. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  4. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  5. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  6. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  7. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  8. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  9. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  10. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  11. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  12. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  13. За сутки умерли 10 пациентов с коронавирусом. Минздрав озвучил последние цифры о COVID-19
  14. Умер Ларри Кинг
  15. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  16. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  17. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Милиция сообщила о 100 задержанных в субботу в Минске
  18. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  19. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  20. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  21. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  22. Белорусские биатлонистки финишировали пятыми в эстафете
  23. В квартирах хотят запретить держать некоторых животных. В планах — и ограничения по контактным зоопаркам
  24. «Куды ідзеш, Беларусь?» Тадеуш Кондрусевич провел «прощальную службу» в Минске. Как это было
  25. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  26. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  27. Балаба: Минский ОМОН готов к возможным весенним акциям протеста
  28. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  29. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  30. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг


Легенда БАТЭ Виталий Родионов дал интервью «Трибуне», в котором рассказал о том, что думает о ситуации в Беларуси после выборов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Как вы относитесь к тому, что происходит в Беларуси после выборов?

— Сразу хочу отметить, что из-за отсутствия полной информации и со стороны власти, и со стороны оппозиции мое мнение будет вероятностное. Оно строится или на моих собственных догадках, или на догадках других.

Конечно, то, что творилось на улицах в первые три дня после выборов, воспринимать как-то нормально мое мировоззрение отказывается. Не могу этого понять. И в связи с этим у меня складывается впечатление, что, возможно, разыгрывается определенный сценарий, о котором договорились люди, находящиеся у власти в том числе и в других государствах. И возмущение людей таким вот образом провоцируется. Просто невозможно понять те безумия, которые случились на улицах.

— Сценарий с чьей стороны?

— Власть имущих. Такое впечатление, что есть какие-то договоренности, а людей просто используют таким образом. Я читаю комментарии чиновников о том, что люди высказывают политическую точку зрения. Но, на мой взгляд, сейчас речь идет совсем не о политике.

Люди возмутились тем, что их права, обычные человеческие права, втоптаны в грязь. И я не говорю сейчас о процентах, которые были озвучены ЦИК. В первую очередь, на мой взгляд, возмущение касается нечеловеческой жестокости. Именно она стала катализатором народных возмущений.

Больше всего удручает то, что какой-то вразумительной оценки произошедшего со стороны больших чиновников нет. А то, что было сказано министрами обороны и внутренних дел, как-то… Мне кажется, чиновники такого уровня должны более четко и доступно доносить информацию до людей. Если этой информации спустя две недели нет, если нет никаких оценок произошедшему, то либо на тебя этим людям плевать, либо сказать просто-напросто нечего.

— За те дни задержано и избито очень много людей. Среди ваших знакомых есть такие?

— Из близкого окружения никто не попал, но у моих знакомых есть знакомые, которым не так повезло. Но для того, чтобы понимать все безумие, не нужно иметь никаких случаев в кругу твоих знакомых. Вполне достаточно того, что ты видишь в интернете.

Сейчас, кстати, какие-то видео, оправдывающие отдельные случаи применения силы, начинает выкладывать МВД. Но это единичные случаи, и этого недостаточно, чтобы получить хоть какое-то минимальное объяснение тому, что вообще случилось.

— После силовых разгонов люди все равно не испугались и продолжили выходить на улицу. И 16 августа вышло просто огромное количество людей. Какие чувства испытали?

— Никаких особых чувств не было. Другое дело, что сейчас идет откровенное вранье от государственных СМИ, что собирается несколько тысяч или пара десятков тысяч человек, хотя налицо сотни тысяч людей на улице. Такое ощущение, что всех держат за дураков. И все это выглядит нелепо. Мне не хватает пояснений, адекватных пояснений от министров и чиновников. Хотелось бы, чтобы они высказались и дали хоть какую-то оценку этому.

— На ваш взгляд, сколько эти акции еще могут продолжаться?

— Не знаю, как долго это продлится. Самым существенным инструментом, основным рычагом в борьбе людей с властью являются заводчане. Вопрос, насколько их хватит и насколько хорошая поддержка будет им оказана. Что касается митингов, мне кажется, они не оказывают совершенно никакого влияния. Люди просто видят, сколько их по всей стране. И от этого, может быть, им становится проще и легче.

— У вас есть опасения, что в отношении мирных демонстрантов снова будет применена особо жесткая сила?

— Не знаю, как ответить на этот вопрос. У большинства людей присутствует возмущение тем, что закон и человеческое право втоптаны в грязь. Люди теперь не знают, где искать адекватную для современного общества защиту и поддержку. Ведь к тем, кто должен ее оказывать, должен блюсти закон и соблюдать порядок, отношение теперь совершенно предвзятое. Люди не знают, к кому обращаться за поддержкой и помощью.

Да и непонятно, есть ли сейчас вообще у кого-то права. Милицию будут бояться? Это самое страшное. Сейчас органов правопорядка больше боятся, чем хотят к ним обращаться за поддержкой. Они дискредитировали себя в моих глазах на многие годы.

Имеются у меня вопросы и к другой стороне конфликта. Сейчас, когда хорошо развит интернет, стоит порадоваться за всем известный телеграм-канал. Но там чересчур радикальные призывы звучат. И у меня, человека, привыкшего к спокойствию, это не вызывает особого доверия.

Столь крупных новостных ресурсов, способных так свободно распространять информацию такого характера, в стране нет. Есть список давно зарекомендовавших себя СМИ, но такой жестокости и оперативности там нет. А тот телеграм-канал своими смелыми призывами иногда перегибает палку. Наталкивает на мысль, что не все там чисто тоже. Это первый момент.

Второй касается встреч людей с чиновниками, которые пытались идти на контакт, найти общий язык. Все превращалось в балаган, где чиновникам не давали высказаться, заглушая призывами, криками и гамом. Встречи заканчивались одинаково: криками «Позор!» и «Уходи!». Бесед не получалось. В них вообще не видел организованности. Я допускаю, что там присутствовали люди, которые отвечают за организацию беспорядков и имеют свой интерес.

В любом случае все сводится к тому, что не хватает информации.

— Не так давно был создан Координационный совет, который заточен на диалог. Как думаете, смогут его участники наладить разговор с властью?

— К Павлу Латушко, бывшему чиновнику, и относился, и отношусь с огромным уважением. Этот человек сделал очень много для нашей культуры и для того, чтобы нашу страну знали за рубежом и относились к ней должным образом. Светлану Алексиевич тоже все знают. По другим людям у меня информации меньше.

Что касается связи между советом и властью, то для меня ее сейчас просто нет. Говорить о том, способен ли совет разрешить ситуацию, надо только после того, как начнется хотя бы минимальный диалог. Сейчас же я вижу просто грубое отстаивание своей позиции [со стороны власти]. Я этого не понимаю. Вполне логичным было бы сейчас попытаться объяснить хотя бы минимально те действия, которые были предприняты в первые дни после выборов.

— Вы много говорили о том, что люди вышли на улицы из-за насилия. Но при этом многие не согласны и с результатами выборов.

— Повторюсь: на мой взгляд, подавляющее большинство людей по всей стране возмутило именно насилие, неадекватное применением силы и неотесанной грубости в ситуации, которая совершенно этому не способствовала. И возмущение народа прежде всего из-за жестокости, а не из-за процентов.

Допускаю, что у крупных стран были определенные политические интересы, чтобы сюда зайти. Все-таки любые изменения в регионе предоставляют кому-то возможности. И хочется, чтобы если эта информация имеется у властей, ей просто поделились.

-15%
-25%
-40%
-40%
-50%
-30%
-10%
-33%
-20%
-10%
-10%