/

Чемпионке Беларуси по триатлону 2019 года Валентине Зеленкевич — 21 год. Она дважды мастер спорта и член национальной сборной Беларуси по триатлону. Но 31 августа молодая спортсменка лишилась работы. Она уверена: причина — ее активная гражданская позиция и публикации в соцсетях о ситуации в стране. Правда, работодатель парирует: никакой политической подоплеки в решении не продлевать контракт нет. TUT.BY поговорил с Валентиной о ее публичных высказываниях, реакции руководства и планах на будущее.

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

«Мы наблюдаем борьбу прошлого и будущего. Власть устарела»

— Вы говорили, что раньше никогда не интересовались политикой. Почему после выборов-2020 все изменилось?

— На мой взгляд, происходящее — это даже не столько про политику. Просто мы наблюдали, как я считаю, нечестные выборы, которые для нас уже и не новость. А за ними последовали насилие и агрессия на улицах.

Люди устали от такого отношения. Как говорят: 26 лет много, а еще пять — еще больше. Поэтому народ начал выходить с протестом, чтобы нас услышали и власть пошла на диалог.

Глядя на все происходящее, я, как спортсменка и просто нормальный человек, не смогла остаться равнодушной и сохранить нейтралитет. Когда-то люди болели за меня на стартах, и я чувствую, что сейчас моя очередь их поддержать и встать плечом к плечу с народом.

— Вы ходили не только на большие воскресные марши, но и на женские акции солидарности. Какие ваши главные впечатления?

— Главное впечатление от увиденного — сколько нас и какие мы! Справедливо говорят, что мы не знали друг друга до этого лета. Так исторически сложилось, что мы были запуганы. Нас с детства учили: не говори, а то не сбудется. И вот мы всегда боялись сказать лишнего: а вдруг станет хуже?

А сейчас я увидела людей, которые начали меняться. Увидела другое поколение белорусов. И у меня сложилось впечатление, что устаревшая власть осталась в 90-х, а смелая и креативная молодежь ушла вперед. И теперь мы наблюдаем борьбу прошлого и будущего.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Бацька с автоматом?! — уж лучше детдом! #немойпрезидент Закидайте меня камнями, но не при каких условиях и оправданиях власть не должна и не имеет права выступать против народа — идти на него с оружием, калечить и убивать, когда тот выражает свой протест МИРНО, не хочет разделения, не хочет войны — он хочет справедливости! У меня и у 97% протестующих есть 🥚🥚, свое личное мнение и право на его свободное выражение, этого у нас (в отличии от голоса) забрать не могут! Я всегда занимала нейтральную гражданскую позицию и в политику никогда не лезла, но не в этот раз — я устала делать вид, что все нормально, устала терпеть и мириться. У меня есть сердце и сейчас оно обливается кровью. 💔 #янебоюсь #язаправду #незабудем #непростим #минск #minsk #живебеларусь #выборы2020 #беларусь #belarus #минск2020 #минсксейчас #выборывбеларуси #ягуляю #minsk2020 #protest #протествминске #верымможампераможам#мы97#спортснародом

Публикация от Учу плавать по-взрослому 🏊🏻‍♀️ (@zelenkevich__valentina) 23 Авг 2020 в 8:39 PDT

— Почему вы решили публично заявить свою позицию?

— Я прекрасно видела, что бывает с людьми, которые не молчат и что-то постят от своего лица. Понимала, что и меня будут ждать последствия, но все-таки решила высказаться.

12 августа я опубликовала в инстаграме пост, в котором написала, что не ожидала таких последствий после выборов и очень взволнована. Мое потрясение было слишком сильным.

13 августа мне поступило предостережение от старшего тренера клуба Tristyle и моего работодателя Дмитрия Толкачева о том, чтобы я не выходила на площадь, не выкладывала посты на эту тему, вела себя тихо-спокойно, никуда не влезала, иначе это может принести больше негатива, чем положительного эффекта для меня и людей вокруг.

Он сказал: «Я твой тренер и хочу, чтобы с тобой всё было хорошо. Я отвечаю за твою безопасность и здоровье». Я, в свою очередь, ответила, что учту, но не обещала, что не буду никуда ходить и так далее.

«Поясняла тренеру, что наши политические взгляды могут расходиться. На что он ответил: „Ну тогда расходимся“»

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

— И через 10 дней после той переписки вы все-таки запостили фото с большого воскресного марша.

— Да, я была на митинге и выложила фото с площади с бело-красно-белым флагом. Буквально через час мне написал тренер со словами: «Валентина, я ведь просил…» Я сказала: «Простите, тренер, не смогла сдержаться и не выйти».

Он попросил объяснить, чем мне так дорог этот флаг и за что я борюсь. Я пояснила, что это флаг независимой Беларуси. В свою очередь, задала ему вопрос, за кого он сам голосовал. Он ответил, что за действующую власть. Я постаралась донести, что наши мнения ведь могут расходиться. На что тренер ответил: «Ну тогда расходимся с тобой».

В понедельник, 24 августа, я пришла на тренировку и услышала вопрос: «А зачем ты пришла? Я же тебе сказал, что мы расходимся и с 1 сентября тебя уже здесь не будет».

Еще через день он вызвал меня к себе в кабинет на разговор. Тренер заявил, что у него нет больше желания со мной работать и я своими политическими заявлениями его подставляю. По его словам, если я против действующей власти, то мне не место в госучреждении.

Тренер сказал, что мой контракт с клубом Tristyle, где я числилась как спортсменка и тренер, истекает и его решили не продлевать. Да, он действительно истекал, но никто письменно не уведомил меня за месяц о непродлении, как положено по Трудовому кодексу.

Тренер также попросил написать заявление на увольнение по собственному желанию из РЦОП по велоспорту, где я числилась. «Либо я тебя отчислю как неперспективную спортсменку», — заявил он.

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

— Что вы на это ответили?

— Я пыталась уточнить: «Почему так происходит? Неужели из-за моей позиции? Ведь спорт вне политики. Мы с вами про триатлон, а не про „кто за кого голосовал“». Но он уверял, что дело не в моей позиции.

В последующем я не могла задать свои вопросы, потому что меня просто удалили из чата спортсменов клуба, а тренер заблокировал мой контакт. То есть полностью перекрыл каналы связи.

— Что вы испытали после увольнения — злость, обиду, сожаление?

— Конечно, я была удивлена и ошарашена. Тренер всегда был для меня дорогим человеком, авторитетом, на которого я равнялась. Поэтому было больно и обидно.

Многие спрашивают, если бы тебе сказали удалить фото, замолчать и остаться на своей должности, согласилась ли бы ты. Я четко отвечаю: «Нет, я не меняю свою позицию и не забираю слова обратно». Понимаю, что я бы не вернулась, даже если бы тренер извинился. Я бы приняла извинения, но ни в коем случае дальше не работала бы с этим человеком.

Позиция второй стороны — тренера Дмитрия Толкачева

По словам Дмитрия, решение об увольнении спортсменки было принято до политических заявлений и никак не связано с гражданской позицией триатлонистки.

— Валентина работала в нашем клубе триатлона по распределению. 31 августа 2018 года с ней был заключен двухлетний контракт, и по законодательству мы не могли его досрочно расторгнуть, так как Валентина — молодой специалист. И так совпало, что 31 августа 2020 года он закончился.

Толкачев отметил, что «заблаговременно уведомил спортсменку, правда, устно», что трудовое соглашение с ней продлевать не будут.

— Я сказал, что этот контракт мы заканчиваем, сейчас у общественного объединения [«Клуб триатлона „Тристайл“»] нет денег, чтобы содержать штатных сотрудников. Я сказал Валентине, что она может продолжить работать тренером как индивидуальный предприниматель или тренер клуба Tristyle, но контракт 2018 года закончился.

Потом был поход Валентины на площадь. Я, конечно, был не очень впечатлен этим — все-таки спортсменка входит в сборную команду Республики Беларусь. Но я предупреждал, что каждый человек вправе высказать свою гражданскую позицию. Я всегда это поддерживал и продолжаю поддерживать, — заявил Дмитрий Толкачев.

Его полную версию произошедшего можно посмотреть по ссылке.

«После увольнения мама была в шоке, а бабушка сказала: „Что же ты наделала!“»

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

— Объясните тем, кто не следит за белорусским триатлоном, какое место вы занимали в клубе и сборной и почему вас странно записывать в неперспективные спортсменки?

— Я работала в клубе Tristyle два с половиной года и души в нем не чаяла, била себя в грудь и кричала: все к нам. И считаю, что являлась лицом клуба.

Мне абсурдно сейчас слышать, что меня взяли никем и сделали человеком. Я в спорте с пяти лет, а в 13 уже стала мастером спорта по плаванию. В 17 ушла в современное пятиборье и потом попала в триатлон.

На данный момент я дважды мастер спорта — по плаванию и триатлону. Причем уже за первый год в триатлоне выполнила мастера спорта и попала в сборную. Со мной еще работать и работать — у меня как у спортсменки все только начинается.

— Вы говорили, что при расставании тренер сказал что-то в духе «найдешь мужа — и все у тебя будет хорошо». Эти слова задели?

— Конечно. Когда я спросила, почему мужчин-спортсменов не увольняют за их репосты и лайки, тренер ответил: «Мальчики от своего лица ничего не выкладывали, да и им некуда деваться. А ты еще молодая, найдешь себе мужа — и все у тебя будет хорошо».

Для меня услышать это было полным абсурдом. Я не понимаю, что мне мешало найти мужа, оставаясь в сборной и тренируясь в клубе. Мне всегда хотелось быть целостной и самодостаточной, а не жить за чей-то счет. Когда я попыталась разъяснить посыл, тренер только ответил: «Валя, что ты от меня хочешь. Мой приемный час заканчивается». И выпроводил меня за дверь.

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

— Кто вас поддержал в тот момент?

— Сразу после увольнения, когда я вышла из кабинета директора, чувствовала себя очень одинокой: не знала, кому звонить и за что браться. Но мне очень помог Белорусский фонд спортивной солидарности.

Я была разбита, и это огромное счастье, что на меня вышли единомышленники, которые помогли почувствовать, что мы вместе и все не зря.

Так или иначе проскальзывают мысли: все ли я правильно сделала, покинув зону комфорта. Но главное, что мне удалось сохранить в себе человека.

— Как на увольнение отреагировали ваши близкие?

— Я сразу позвонила маме и сказала: «Случилось то, что и предполагалось». Сначала мама, конечно, была в шоке. Но я попросила не давить на меня, объяснила, что никогда не наступала себе на горло и не смогла этого сделать и сейчас.

Мама прекрасно знает, что я с детства была борцом за честность и справедливость (улыбается). Поэтому она смогла понять и принять эту ситуацию. Конечно, беспокоится за меня, но я стараюсь не давать лишних поводов для волнения.

Очень важно иметь поддержку со стороны родственников. Хотя в то же время есть бабушка, которая говорит: «Что же ты наделала, потеряла работу! Надо было тебя воспитывать и бить по попе в детстве» (улыбается). На это я только отвечаю, что уже взрослая и сама могу принимать решения.

«Конечно, у меня не собрана сумка на Окрестина. Но морально готова, что однажды в дверь могут постучать»

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

— Вам всего 21 год. Есть мысли об эмиграции, если в Беларуси вам не дадут реализовать свой спортивный потенциал?

— На самом деле да. Я понимаю, что на данный момент триатлона в Беларуси у меня точно не будет. Мой тренер занимает должность директора РЦОП, и все остальные тренеры по триатлону, которых в стране совсем немного, так или иначе с ним связаны.

У меня сейчас нет инвентаря, который выдает спортсменам РЦОП. И богатого мужа, которого отправил искать тренер, тоже нет, поэтому купить себе велосипед необходимого уровня, чтобы элементарно тренироваться, я не могу.

Но понимаю, что не хочу расставаться со своей карьерой, ведь она только начинается. Тем более триатлон — достаточно возрастной вид спорта. Поэтому в 21 год слишком рано делать выводы, что мне пора заканчивать и я неперспективная. Нельзя взять и назвать члена национальной сборной, который выполнил мастера, никакущим спортсменом.

Фонд обещает помочь мне с трудоустройством и поиском клуба, где бы я могла продолжить заниматься триатлоном. Плюс я сама подыскиваю варианты и пока ориентируюсь на Москву, где есть очень много триатлонных клубов.

— Сейчас вы без работы?

— В конце июля я открыла ИП и сейчас даю индивидуальные уроки по плаванию. Многие люди пишут: «Валентина, мы слышали о вашей ситуации и хотели бы заниматься у вас». Понимаю, что люди таким образом хотят меня поддержать. Плюс часть моих клиентов из Tristyle ушли за мной и тоже продолжают у меня тренироваться. На данный момент у меня где-то 10 клиентов, поэтому какая-никакая финансовая подушка все-таки есть.

Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич
Фото из инстаграма Валентины Зеленкевич

— Вам не страшно и дальше публично отстаивать свою позицию?

— Если раньше меня бросало из одного состояния в другое, то сейчас я твердо стою на своем. И горда за себя, что смогла выйти из системы, не потеряв совесть и честь.

Я не боюсь и призываю других не бояться, потому что власть этого и добивается. Конечно, я вижу, как забирают и задерживают одного, другого… И я допускаю, что это однажды может коснуться меня. Конечно, у меня не собрана сумочка на Окрестина. Но морально я готова к тому, что кто-то может постучать ко мне в дверь, потому что люди, которые высказываются, мешают.

-35%
-11%
-25%
-20%
-10%
-5%
-25%