/

Чемпион мира и Европы самбист Степан Попов — один из тех, кто поставил подпись под письмом спортсменов с требованиями к власти. Он выступил против насилия и беззакония, после чего Попова пригласили на разговор с замминистра спорта Михаилом Портным. Степан называет их беседу беспрецедентным давлением, Портной же уверяет, что общается со спортсменами «лояльно и доброжелательно». Журналист SPORT.TUT.BY Виктория Ковальчук узнала у чемпиона мира, в чем его пытался переубедить спортивный чиновник и почему Степан даже думал вывезти семью из Беларуси.

Фото с FB Александра Опейкина
Фото с FB Александра Опейкина

«Я уже полтора месяца живу, как в бреду, но не хочу уезжать из страны»

— Вы как-то сказали, что руководство страны перешло красную черту. Что, в вашем понимании, стало той красной чертой?

— Я внимательно следил за ситуацией в Беларуси еще до выборов. Беспредел начался уже тогда. Далее последовала невероятная жестокость, которую не осудили по закону. Нам пытаются показать и внушить, что ничего этого не было. Хотя я знаю и своими глазами видел, что насилие было, но никто на него не отреагировал. После того, как мы, спортсмены, написали письмо с требованиями к власти, нас начали прессовать.

То есть, отвечая на ваш вопрос, у меня не было сиюминутной реакции на какую-то конкретную несправедливость. Скорее, я просто как нормальный человек, который получает информацию из разных источников и анализирует ее, в какой-то момент понял: жить в такой стране невозможно.

Если все оставить как есть, мы получим нездоровую нацию. Нашу нацию надо оздоравливать. Сейчас стране нужны креативные и умные люди с желанием работать. Желание просто исполнять и подчиняться больше не актуально для процветания Беларуси.

 — Вы упомянули, что не понаслышке знаете, что насилие имело место быть. Кто-то из ваших близких пострадал?

— С 13 на 14 августа я всю ночь ждал двоюродного брата под Окрестина. Его задержали 9 августа — не на акции, а прямо из машины. У брата есть видео, где виден момент задержания. У него стопроцентное алиби. Но судебное заседание уже трижды переносили. Брат сам человек системы и говорит, что закон просто не работает.

Что касается жестокости, которую я видел, то мое сознание отказывалось понимать видео, где силовики палками избивали толпу мирных людей или вчетвером били лежачего, который плакал и умолял остановиться. Не поддается никакому осознанию, как после этого можно дальше тренироваться и нормально жить без страха выходить на улицу. Я уже полтора месяца нахожусь в бреду. При этом не хочу уезжать из страны, а мечтаю, чтобы в Беларуси был порядок.

«В век высоких технологий к тебе приходят люди с методами из 1990-х»

— Почему вы решили публично выразить свою позицию?

— Самый главный судья находится внутри каждого человека. Когда я видел, что происходит, причем не только в интернете, но и по рассказам знакомых и близких, негодование накапливалось.

В какой-то момент начал публиковать видео жестокости в соцсетях. И люди из министерства стали передавать через тренера вопросы в духе, зачем я это выкладываю, уверен ли, что все так и было, знаю ли, что предшествовало избиению, может, у этого человека в руках был автомат.

Но я отвечал, что мне неважно, что было до этого, сотрудник при исполнении в любом случае должен соблюдать нормы закона. После таких видео я просто не мог тренироваться. У меня все переворачивалось наизнанку, понимал: надо что-то делать. А то мы, спортсмены, молчим, пока наших болельщиков бьют.

Фото из инстаграма Елены Левченко
Фото из инстаграма Елены Левченко

— И вы начали выходить на акции. А дальше последовала личная встреча с представителями Министерства спорта?

— Действительно, была личная встреча с замминистра Михаилом Портным, но я не хочу выносить сор из избы и разглашать подробности. Скажу так: факты давления были, причем сильного [давления].

— Вас вызывали на встречу или сами к вам пришли?

— Ко мне приехало целых пять человек, среди которых был замминистра спорта Портной. Я, правда, не хочу рассказывать о подробностях той встречи. Но, поскольку Портной сам недавно упомянул обо мне, приведу вам маленький эпизод для общего понимания ситуации.

Они изнутри закрыли дверь в тренерской. Мне сказали: «Я обычно сначала бью, а потом разговариваю. Но меня попросили быть с тобой максимально деликатным».

Мы поговорили где-то минут 20−30. Мне напомнили о том, что у меня есть жена и дети, и много чего еще. Грустно, что в век высоких технологий к тебе приходят люди с методами 1990-х.

«Неделя после разговора с замминистра была самой тяжелой в жизни»

Фото из инстаграма Степана Попова
Фото из инстаграма Степана Попова

— После разговора вам стало страшно?

— Страха не было, но было опасение за близких и планы вывезти семью за границу.

А вот у меня самого однозначно не было намерения уезжать. В свое время у меня было ножевое ранение бицепса. Я помню, как истекал кровью, терял сознание в такси, бицепс где-то там болтался, а я думал: блин, вот я сейчас усну и ничего страшного не произойдет, но у меня есть мама, папа, брат, они же испытают дикий страх!

И в этот раз после встречи внутри у меня была такая пустота… Я даже обращался к знакомому психологу, потому что та неделя после разговора и перед соревнованиями была самой тяжелой в жизни, но я никому не показывал, что у меня на душе, и не стал сниматься со старта.

Когда узнал, что с такими визитами эта компания ездит и к другим спортсменам, понял: опасаться нечего, это пустые угрозы и эти люди на самом деле боятся больше, чем я.

— В чем была основная претензия к вам — отозвать подпись из письма спортсменов?

— Нет, их вообще не интересовала подпись. Они хотели, чтобы я не выходил на воскресные марши с плакатами, не махал руками. Как я понял, их задача — найти главного организатора всей этой движухи. Они до сих пор думают, что это организовали один, два или три человека. Но на самом деле все не так. Людям никто не платит из-за рубежа, нами никто не манипулирует.

На следующий день после встречи мне снова позвонили узнать, где я, не на марше ли. А я был за городом, ловил рыбу, отмечал день рождения дочери. Но чувствовал себя тошно, противно, мерзко.

Фото из инстаграма Степана Попова
Фото из инстаграма Степана Попова

— Как вы отреагировали на слова замминистра о том, что Попов вышел в тираж и сейчас думает, что «кто-то из-за рубежа даст две копейки»?

— В прошлом году я привез медали со всех международных стартов, в которых участвовал. На чемпионате мира и Европы выступил лучше всех белорусских спортсменов-мужчин. Финалы мира и Европы «по мужикам» были только у меня. И я завоевал там два серебра.

Чемпионат мира у нас самый главный старт, по итогам которого мы получаем зарплату. Серебро мирового первенства 2019 гарантировало мне зарплату практически на два года.

Поскольку в прошлом году я провел все три старта — Европу, мир и Европейские игры, то мы с главным и старшим тренерами решили, что я пропущу Европу-2020, чтобы целенаправленно готовиться к миру и бороться там за золото, которое в прошлом году не покорилось никому из белорусских самбистов.

На чемпионате страны, о котором говорил Портной, я не решал для себя никаких важных задач, так как ранее было объявлено, что чемпионата мира по самбо в этом году не будет. Так что я решил побороться в категории 82 килограмма плюс 2 килограмма допуска, то есть 84 кг, а свою привычную категорию — 74 кг — пообещал другим ребятам для розыгрыша путевок на чемпионат Европы.

В категории 84 килограмма я пробился в финал, и это при том, что последние полтора месяца из-за событий в стране провел в состоянии зомби.

Но в финальном поединке проиграл схватку из-за того, что поддался эмоциям. На мой взгляд, судьи не выставили мне оценки за два моих броска, я начал реагировать на это, эмоционировать, а после бросился в атаку и упал. Это стоило мне победы в финале.

Я считаю, что настоящий мужчина не должен проявлять эмоции — будь то в разговорах или в спорте, а я не сдержался. Пожалуй, это единственный поступок за последние месяцы, за который мне стыдно. В остальном же — кто стал первым, а кто вторым — уже не так важно. Спорт — это борьба.

«Перемены — вопрос времени. Как было, уже не будет»

Фото из инстаграма Степана Попова
Фото из инстаграма Степана Попова

— Что придает вам сил и помогает оставаться несломленным?

— Нас пытаются запугать, внушить чувство вины. Но после их высказываний я, наоборот, чувствую прилив сил. Мы общаемся в чате со спортсменами, поддерживаем друг друга. Очень важно, что у нас есть фонд, который помогает оставаться едиными. Иначе по одному нас бы просто выщемили и задавили.

Мы видим, что государство не ценит спортсменов, тех, кто просто высказывает свою гражданскую позицию. Примеров куча: от меня до Николая Козеко. Но важно помнить, что мы выступаем для народа, для людей. И я намерен и дальше выигрывать золотые медали именно для народа.

Я хочу напомнить всем спортсменам, для кого и для чего мы выступаем. Мы состоим из поддержки людей. Если мы начнем выступать ради премий и денег, спорт из высокого искусства, которое вдохновляет других, превратится в обычную работу. Так быть не должно.

— Вы верите в перемены?

— Я однозначно верю, что все, как есть, не останется. Как жили, мы уже не сможем жить. Перемены — вопрос времени. Этим летом я увидел наших людей: настоящих, умных, смелых, креативных белорусов, у которых есть огонь в глазах и желание творить для страны.

Замминистра Портной: «Разговаривали со спортсменами лояльно, доброжелательно, чтобы направить на путь истинный»

SPORT.TUT.BY не удалось получить комментарии по ситуации в Министерстве спорта и туризма. Однако ранее Михаил Портной в интервью Tribuna.com рассказал о том, как проходят его беседы со спортсменами.

— Мы разговаривали со спортсменами лояльно, доброжелательно, чтобы направить на путь истинный, не более того. Это раз. Второе, свою позицию мы отстаиваем по собственному убеждению.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По мнению замминистра, «спортсмены топового класса сейчас не должны отвлекаться».

— Им нужно завоевывать лицензии на соревнованиях, готовиться к Олимпиаде, показывать свои лучшие результаты, а не то, что они делают сейчас.

Вот кто такой Попов? Вышел в тираж. Вы поговорите с людьми, которые занимаются с ним в зале.

Спросите у того же Юры Рыбака. Они презирают этого Попова. Он непонятно где, непонятно что. Вот был в сентябре чемпионат Беларуси. Он не смог стать чемпионом, чтобы в дальнейшем представлять нашу страну на международной арене, а теперь будет что-то доказывать.

У нас есть дополнительные вознаграждения за показанный результат, а Попов видит, что результата нет. Думает, что кто-то из-за рубежа даст две копейки. Пускай дают, мы не против. Но надо же и совесть иметь.

Что касается разговоров моих со спортсменами, то, повторюсь, никаких угроз не было. Все лояльно, спокойно. Извините меня, я кандидат политических наук, у меня четыре высших образования. Мне вполне хватает сленга, разговорного запаса, чтобы нормально поговорить.

Но я всегда говорю осознанно. И могу сказать, что те спортсмены, с которыми я проводил диалог, потом благодарили за то, что увел их с кривой дорожки. Теперь эти спортсмены занимаются делом, они нацелены на результат. Я разговаривал и с боксерами, и с борцами, и с легкоатлетами.

Люди отошли от этого [выражения недовольства], сейчас работают на спортивный результат, собираются прославлять нашу страну, а не наоборот — делить, дербанить, создавать нервозный микроклимат в коллективах. Это нам не надо. Мы уверены в своих силах. Мы победим, — сказал Портной.

-35%
-11%
-25%
-20%
-10%
-5%
-25%