• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  2. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  3. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  4. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  5. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  6. Минобороны заявило, что неизвестное воздушное судно нарушило белорусскую границу со стороны Польши
  7. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  8. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  9. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  10. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  11. С 13 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  12. Суды и проданная медаль Герасимени. Что происходит в стране 13 апреля
  13. Россия отменила полеты в Турцию. Россияне полетят через нас? Снизятся цены? Спросили экспертов
  14. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  15. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  16. Задержан глава партии БНФ Григорий Костусев. Он — подозреваемый по уголовной статье
  17. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  18. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  19. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  20. Минздрав временно запретил ввозить и продавать в Беларуси некоторую продукцию NIVEA. Что говорит торговля?
  21. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  22. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  23. Тысячи сотрудников «Нафтана» и «Гродно-Азота» могут не получить допуск к работе по медицинским показаниям
  24. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  25. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  26. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  27. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  28. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  29. Бывшая жена Ивана Вабищевича: «Когда увидела интервью Вани о нашем расставании, у меня был шок»
  30. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси


Мама арестованной баскетболистки Елены Левченко Людмила Павловна с мужем прибыли в Минск еще 29 сентября, чтобы отправить дочь на реабилитацию в Грецию, но в итоге стали свидетелями того, как их ребенка арестовали на 15 суток. «Трибуна» сделала большое интервью с 70-летней мамой спортсменки, чтобы поговорить об аресте Елены, поддержке со стороны сборниц и о том, реально ли заключением сломить волю ее дочери. Приводим самое главное.

Фото: SOS BY

Об аресте

— Перед интервью вы говорили, что как только Елена приезжает в Минск, вы тоже едете сюда из Гомеля, чтобы повидаться с дочкой. Сейчас она в Минске, но, к сожалению, увидеться не получается.

— Мы с мужем приехали к Лене накануне ее вылета на реабилитацию. Это уже у нас такая традиция: если она куда-нибудь уезжает или улетает, мы приезжаем, чтобы проводить. Вот и в этот раз прибыли в Минск 29 сентября, пообщались, а на следующий день ее задержали. Вы знаете, мне кажется, у Лены было какое-то предчувствие, что произойдет что-то нехорошее. Мне по-матерински так кажется.

В среду муж повез ее в аэропорт, высадил. Лена сказала: «Папа, ты постой на заправке, пока я сдам багаж». Это тоже у нас традиционно, потому что Лена, когда проходит регистрацию, готовится к посадке, всегда звонит нам, говорит об этом.

Но в то утро резкий звонок поступил мне, и, честно признаюсь, когда увидела, что звонит дочка, у меня почему-то все внутри оборвалось. Слышу, Лена говорит: «Мама, меня задержали. Звони адвокату». У меня был его номер, но я так растерялась, у меня было такое состояние, что минут пять не могла найти телефон этого адвоката. Потом нашла, переговорила с Михаилом и выяснила, что Лена еще до меня успела ему позвонить, так что он был в курсе всей ситуации.

— А вы сами чувствовали, что может произойти что-то нехорошее?

— Вы знаете, у меня такие чувства, такие мысли появились с первых дней, когда начались в стране проблемы. Была тревога и тогда, когда Лена начала ходить на марши. Я даже с ней разговаривала, просила быть поспокойнее, не выражать так открыто свое мнение. Но дочка дала понять, что я ее не смогу переубедить, лучше ее не трогать. Лена — такой человек, что если она сказала, то будет именно так.

Честно признаюсь, каждый день я просила Лену звонить мне, когда она возвращается домой. Я не ложилась спать, пока не поговорю с дочкой. Особенно ждала звонков по воскресеньям, когда были марши. Не было интернета, связи, я не находила себе места. Но, сидя на даче с мужем под Гомелем, понимала, что ничего поделать не смогу. Потому что, повторюсь, если Лена решила что-то для себя, если что-то наметила, то будет идти до конца. Такой характер у нее, еще с детства.

Фото: Женя Канаплев, Юлия Лейдик
Фото: Женя Канаплев, Юлия Лейдик

— Среда, утро, Елену задержали, вы позвонили адвокату. Что было дальше?

— Адвокат сказал, что поедет в Ленинское РУВД и что, если будет какая-то информация, перезвонит нам. В Минске нам с мужем нужно было решить кое-какие вопросы с ГАИ, поэтому поехали по этим делам. И так получилось, что на суде присутствовать не смогли. Всю информацию узнала из интернета. Плюс мне многие звонили из тех, кто был на суде, рассказывали, как все прошло. Честно скажу, у меня было такое состояние…

Не могла прийти в себя, не могла поверить, что все это случилось с моей дочерью. К вечеру у меня зашкаливало давление. Спасибо соседке, которая немного помогла его сбить. Потом я чуть успокоилась и подумала, что, по сути, пока ничем не могу помочь Лене. Единственное, передать ей какие-то вещи и мысленно поддерживать. Наверное, материнские мысли способны перейти и сквозь расстояния.

На следующий день, в четверг, я поехала на Окрестина с передачей для Лены, но у нас ее не приняли. Спасибо волонтерам, которые немного меня поддержали, успокоили. Поехала я и в пятницу, оказалась первой в списках. Зашла, чтобы передать вещи, меня принял адекватный милиционер, спасибо ему за отношение. Практически все, что я принесла, за исключением каких-то мелочей типа шампуня, он забрал и сказал, что все Лене передадут.

Хотела отдать передачу еще и в этот вторник, но на Окрестина ввели такие правила, что у меня в голове сейчас одна мысль: как же можно так ненавидеть народ, чтобы люди, находящиеся в застенках, не получили от родственников и близких теплые вещи?

Ведь сейчас якобы из-за коронавируса передачи можно отдавать только по четвергам, и то с 10 утра до 6 вечера. Вы представьте, что там будет делаться в четверг, сколько там будет людей! Я ездила во вторник с соседом на Окрестина, он мне помог отвезти вещи.

Сосед спрашивал у милиционеров, на основании чего нельзя передавать вещи. Он сказал, что это внутреннее распоряжение учреждения, они сами все решили. И причина одна — распространение коронавируса. Так у меня тогда возникает вопрос: если вы боитесь этого вируса, опасаетесь за здоровье людей, зачем тогда собираете в четверг огромное количество народа? Думаете, в такой обстановке невозможна передача вируса?

Надо сказать, что волонтеров от ИВС уже выгнали, а они отслеживали и контролировали поток людей, у них все было расписано по времени. А сейчас что будем делать? Это надо в среду вечером ехать и занимать очередь, чтобы утром в четверг оказаться в начале списков. Тут никто не думает о людях.

— Адвокат Елены Михаил Кирилюк подал жалобу на ее арест. Вы верите, что наказание может быть изменено?

— Нет, не верю. Я, конечно, дважды прочитала эту жалобу, мне понравилось изложение, все достаточно грамотно. Но, мне кажется, это очередной «получил, положил и забыл». Такая у нас система. Да сам Лукашенко, когда представлял нового генерального прокурора, публично заявил, что могут быть ситуации, когда не до закона. Исходя из этого, я и предполагаю, что даже если адвокат достаточно квалифицированно выполнил свою работу, все это вряд ли поможет.

Фото: Женя Канаплев, Юлия Лейдик
Фото: Женя Канаплев, Юлия Лейдик

О молчании спортсменов

— Когда Елена попала в неприятности, вам помогали ребята из Свободного объединения спортсменов?

— Да, и я очень благодарна этим ребятам. При этом пересекалась с ними всего один раз. В августе познакомилась с ребятами на марше. Это было в то воскресенье, когда колонна дошла до «Минск-Арены». Лена нас познакомила с Костей [Яковлевым], с остальными ребятами. Мы все вместе прошлись по проспекту Независимости до БГУФК. Самое интересное, что мы с мужем шли аккурат за спинами спортсменов. Честно скажу, ребята просто невероятные. Сейчас поддержка от них просто колоссальная. И меня поддерживают, и Лену. Очень приятно.

Хотя, признаюсь честно, я ждала какой-то поддержки и от баскетболисток, вместе с которыми Лена играла в сборной Беларуси. Но у меня нет слов… Да, вы молчите, я понимаю вас: семья, кредиты, боитесь потерять заработок. Но, извините, чисто по-человечески могли же даже мне позвонить, поговорить. Никто же за это ругать не будет.

— Вам кто-нибудь из сборной звонил?

— Да. Связались Наташа Марченко, Марина Кресс и Катя Снытина. Таня Троина, конечно, из Эквадора не позвонит, это все-таки большое расстояние, но я видела ее комментарии в интернете. И все на этом, если говорить о той женской сборной. Я неприятно удивлена.

А вот кто меня приятно шокировал и порадовал, так это мои бывшие студенты и коллеги из Гомельского торгово-экономического университета, где я долгое время преподавала банковское дело. Многие из них 30 сентября позвонили и спрашивали, какая нужна помощь и поддержка. Вот это было приятно. А баскетболистки… Осуждать людей, конечно, нельзя, и я не собираюсь это делать. У каждого человека есть выбор.

Знаете, как написано в Библии: «И ели, и пили, и ни о чем не задумывались». Вот так у нас многие, наверное, и живут. Главное — поесть, поспать, а что будет потом — это уже неважно. Вот, Лукашенко 26 лет у власти, многих это устраивает, тем более холодильник полный. А вы задумывались когда-нибудь, что будет с молодежью, что будет с вашими внуками?

Фото: fiba.com
Фото: fiba.com

— Тренер гандбольного «Витязя» и один из спортсменов протеста Константин Яковлев говорит, что сегодня речь не идет о деньгах, зарплатах. Мы в первую очередь должны задумываться о совести.

— Да, именно так. И самое главное, что мало кто понимает, что в природе все возвращается, история не раз доказывала существование принципа бумеранга.

Снова обращусь к Библии. Там рассказывается, как Моисей выводил евреев из Египта. Но фараон не хотел отпускать народ. И пророк сказал евреям, чтобы они помазали косяки своих домов кровью, чтобы было видно, где живут евреи. Вскоре Бог сделал так, что перед ними расступилось Красное море, и евреи пошли по этому пути. Но фараон был настолько жесток, у него было такое каменное сердце, что он направил вслед евреям конницу. Сколько Бог ни просил фараона отпустить евреев, его сердце было непреклонно. Наверное, сейчас в Беларуси мы видим повторение данной истории.

— Вы знакомы с девушками, с которыми играла Елена, очень давно?

— Познакомилась с ними еще в то время, когда Анатолий Буяльский только-только формировал команду. Может, молодежь не знала, но со всеми, будем так говорить, ровесницами Лены познакомилась.

— В связи с их сегодняшним молчанием на этих людей взглянули по-другому?

— Нет, это их человеческий выбор, и осуждать за это я не имею права. И где-то я даже понимала, что не все проявят какое-то сочувствие.

— Перед интервью вы вспомнили, что Наталья Трофимова, нынешний тренер сборной, была очень близка с Еленой.

— Да, они были друзьями, Наташа ночевала у дочки моей. Знаете, у Лены всегда было доверчивое отношение к людям, но я ей говорила, что друзей много не бывает. Получается, многие из них оказались просто хорошими знакомыми. Может, это и хорошо.

О том, что будет дальше

— Зачем вы ходили на марш?

— У меня муж постоянно выписывал газету «Народная воля», был в курсе всех событий, которые происходили в Беларуси. Моя сестра в свое время получила диплом доцента физико-математических наук, где был изображен герб «Погоня». И когда Лена начала открыто выражать свою позицию, мы ее, конечно, поддерживали. Да, повторюсь, как мать я переживала за нее, но мы были на ее стороне.

Как-то звонила нам Лена и спрашивала, почему это мы в Гомеле не ходим на акции, марши. А мы же на даче сидели, поэтому и не посещали их. Но когда приехали к Лене в гости в Минск, то вместе с ней пошли, приняли участие в воскресном шествии. Честно, ощущения невероятные. Там такая энергетика! Даже дочка говорила не раз, что когда она возвращается с маршей, у нее такой эмоциональный подъем, что не может долго уснуть.

Фото из инстаграма Елены Левченко
Фото из инстаграма Елены Левченко

— Вы не боялись?

— А чего мне бояться? Я большую часть своей жизни прожила. И если бы была возможность сейчас сесть в тюрьму вместо Лены, сделала бы это не задумываясь. А то, что задерживают… Ну ладно, схватят меня. А что дальше? Повторюсь, мне терять и бояться уже нечего. Сейчас я больше переживаю за Лену, за ее здоровье. И для меня главное, чтобы ее побыстрее отпустили.

Я знаю, что она находится в четырехместной камере площадью восемь квадратных метров. Спит на верхней полке. Меня больше всего беспокоит состояние здоровья Лены, ведь вы сами знаете, что у нее проблемы со спиной. Она же поэтому и летела на реабилитацию, но все документы, все старания пошли насмарку.

— Елена имела возможность остаться за границей, спокойно жить в той же Америке. Но почему она решила остаться в Беларуси, где стала одной из самых активных спортсменок в борьбе за перемены?

— Да, действительно, она могла уехать в США. Но, уверена, она бы и там себя как-то проявила, не сидела бы спокойно на месте. Лена мне всегда говорила, что ей обидно за одну вещь: в Беларуси хорошие люди, но нет какого-то общего единства.

Она в пример приводила Сербию. Вроде бы маленькая страна, но на тех же спортивных турнирах такое единство нации, что просто поражаешься. А в Беларуси такого нет. И у Лены была боль, что когда выступает сборная, не всегда ее поддерживают. Нет всеобщего сплочения. И вот сейчас она захотела быть участником событий, которые приведут к переменам в стране. И ничего не побоялась, даже того, что на спортсменов сейчас оказывается колоссальное давление.

— Как ваше окружение, ваши соседи в Гомеле воспринимали позицию Елены?

— Дело в том, что большую часть лета мы с мужем провели на даче, и, скажу честно, события, которые произошли 9 августа и после, мои соседи воспринимали неоднозначно. Поговорить об этом было не с кем.

Про Лену мы вообще не говорили, старались эту тему не поднимать. А об остальном… Одним соседям нравится Лукашенко, вторые просто молчат, третьих устраивает, что холодильник полный. И вот о чем говорить с такими людьми? Поэтому мы старались при общении не касаться политических моментов, говорили только о бытовых вещах.

— Как думаете, после изолятора взгляды дочери поменяются?

— Мне кажется, ситуация Лену закалит еще больше. Единственное, как я уже сказала, переживаю за состояние здоровья дочки. А остальное она точно выдержит и станет сильнее.

— Какой она выйдет из заключения?

— Сильнее духом. Единственное, что может унять ее желание добиться поставленных целей, перемен, это здоровье.

— Елена продолжит ходить на марши?

— Если не уедет на реабилитацию, то, думаю, мы ее увидим на таких акциях. Да, опасно, но Лена не сдастся. Я в этом уверена.

— Вам не обидно, что из этой большой компании спортсменов, которая ходит на марши, забрали именно вашу дочь?

— Мне кажется, есть какие-то закулисные игры. Может, за ней следили, может, какие-то прежние обиды на Лену у властей. Не знаю, надо копать глубже. А может, Лена просто понравилась, она же красивая :).

— У вас не было желания достучаться до чиновников, выяснить, почему с Еленой так поступили?

— А к кому идти, в какую дверь стучаться, если везде — глухая стена?

-99%
-20%
-10%
-50%
-20%
-15%
-20%
0072964