Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  2. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  3. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  4. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  5. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  6. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  7. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  8. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  9. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  10. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  11. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  12. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  13. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  14. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  15. В 2020 году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  16. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  17. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  18. Поддержать TUT.BY может каждый. Вот простой и полезный способ
  19. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  20. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  21. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  22. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  23. Максим Знак остается в СИЗО, Игорь Лосик прекратил голодовку. Что происходило в Беларуси 25 января
  24. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  25. На вторник и среду синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  26. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  27. Судят соратников Тихановского, но его самого в суд не вызывают. Чем это грозит политзаключенному?
  28. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  29. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  30. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел


/ /

Мисс Беларусь — 2008 и экс-пресс-секретарь «Динамо» (Брест) Ольга Хижинкова была задержана 8 ноября. После этого состоялось уже 3 суда в связи с ее «участием в несанкционированных массовых мероприятиях». В общей сложности Ольга проведет за решеткой более месяца, при этом условия ее содержания без каких-либо оговорок можно назвать ужасными. Журналистка TUT.BY Александра Квиткевич провела с Ольгой Хижинковой в одной камере 10 дней и рассказала о том, в каких условиях оказалась из-за своей гражданской позиции известная белоруска.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Было видно, как вши ползали по ее одежде, падали с нее, когда та чесалась»

— Олю и других задержанных на митинге привезли сразу в ЦИП на Окрестина поздно вечером. Точно не помню, сколько их было в камере, но однозначно больше, чем спальных мест. Они сразу же разместились кто где и легли спать. Спустя какое-то время кто-то из работников ЦИПа принес им в камеру пару бутылок воды и несколько пакетов сушек. Позже в эту же камеру привели еще одну девушку. Она принесла еще сушек, сухариков и воды.

До четверга (дня передач) Оля и другие девушки в камере были без зубной пасты, щеток, полотенец, сменного белья и прочих необходимых вещей. Девушки просили у работников ЦИПа дать им хотя бы пасту и щетки (на самом деле это могли легко организовать, возле Окрестина все время дежурят волонтеры, у которых это есть), но все просьбы были проигнорированы.

Задержанных распределили по камерам, в какой-то момент Оля осталась с несколькими женщинами, которых посадили на "сутки" за распитие спиртного, потом к ним в прямом смысле подбросили женщину без определенного места жительства, которую подобрали на вокзале.

Оля говорила, что та была очень пьяна. Ее забросили в камеру, как мешок картошки. Женщина была со спутанными волосами до такой степени, что они превратились в корку, на ней было надето огромное количество одежды. Потом выяснилось, что у этой барышни вши нескольких видов. Было видно даже, как они ползали по ее одежде, падали с нее, когда она чесалась.

В ЦИПе никто даже не попытался отвести ее в душ, предпринять какие-то меры, чтобы другие не заразились. Все 10 суток она находилась в камере с другими людьми вот в таком состоянии.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Оля надевала на голову капюшон от байки, отворачивалась к стене и так сидела, чтобы как можно меньше видеть и слышать все это безумие»

— Еще в камеру привели пьющую женщину, у которой случился приступ, похожий на эпилепсию. Она упала на пол, разбила голову, было много крови. Другие женщины нажали на кнопку вызова охраны, чтобы те позвали медика. Охрана пришла и начала инструктировать Олю, что делать, как оказывать помощь. Они даже не вошли в камеру.

Чуть позже они все-таки позвали медика, чтобы та сделала укол. Еще у этой женщины два дня была, видимо, белая горячка. Ей казалось, что она едет в поезде. Она не спала ни днем, ни ночью, все время спрашивала, когда ее остановка, когда можно выйти, просила закурить. Приставала с этими вопросами к Оле через каждые десять минут по ночам, не давала спать, сигналила, нажимая на кнопку вызова охраны.

Оля говорила, что она несколько дней с самого утра надевала на голову капюшон от байки, садилась за стол, отворачивалась к стене и так сидела, чтобы как можно меньше видеть и слышать всё это безумие, происходящее в камере. Подселяли в эту камеру и еще несколько человек на пару дней по статье 23.34. Мест для сна у них не было, ночевали на лавках. На пол не ложились, потому что там были вши, несмотря на мытье водой с хлоркой.

Когда женщина с вшами отсидела, на ее место сразу же поселили меня. Матрас и подушку со вшами никто не обработал. Даже после многочисленных просьб не разрешили просто убрать из комнаты. Когда я пришла в камеру, там оставалась Оля и две женщины, задержанные за пьянку.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Дверей в туалете не было. Из горячего крана вода шла тоненькой струйкой, кран с холодной не работал»

— В камере была забита раковина — вода не сливалась. Сантехника, естественно, никто не позвал, хотя просили. Но один из адекватных работников ЦИПа дал нам ведро. Мы с Олей раскрутили колено и сами достали оттуда «чужого» из волос, ниток и прочей дряни. В общем, раковину прочистили.

Мне пришлось ночевать в эту ночь на скамейке под своим пуховиком. На следующий день одну из женщин забрали (ту, у которой была белая горячка), на ее место привели девочку Соню — ей 21 год, тоже со статьей 23.34. Через пару часов нас четверых перевели в двухместную камеру площадью квадратов 10−12.

Она была очень холодная — из окон свистел ветер, сильно тек унитаз (слив не работал, просто постоянно текла вода). Дверей в туалете не было. Из горячего крана вода шла тоненькой струйкой, кран с холодной не работал. Мы сразу же стали просить вызвать сантехника, потому что спать под журчание унитаза было невозможно. Нам ответили, что один сантехник на больничном с коронавирусом, когда будет, никто не знает. Второй должен прийти завтра.

На ночь мы попросили перекрыть холодную воду, чтобы унитаз не мешал спать. Хоть это выполнили. Он продолжал немного течь, но вода журчала тише. Спать две ночи мы решили по двое «валетом». Соня и еще одна наша сокамерница снизу, а я и Оля сверху.

Это было очень неудобно. Потому что и я немелкая, и Оля не Дюймовочка. Боялись попадать со второго этажа во сне, поэтому с третьей ночи я ушла спать на пол — стелила простынь, сворачивала одежду под голову вместо подушки и накрывалась одеялом, которое мне Оля отдала. Сама она накрывалась своим пальто. Потом я спала под Сониным одеялом, а она просто тепло одевалась на ночь.

На все жалобы на холод в камере говорили, что нужно было сидеть дома в тепле. В ответ на аргумент, что я, к примеру, работала и попала сюда именно с работы, мне предложили сменить работу. Унитаз чинить так никто и не пришел. Сказали, что так нужно. Мы смывали с помощью мусорного ведра, а мусор выбрасывали просто в пакет.

Почти каждое утро по камерам ходила проверка. Нас выводили в коридор, ставили лицом к стене. В это время в камеру забегали какие-то люди в балаклавах с дубинками и дежурные, зачем-то стучали по кроватям, по решеткам на окнах.

Однажды утром они пришли, достали из-под кровати слепленную нами из хлеба игру «крестики-нолики» и затоптали ее ногами. А еще через пару дней они залетели, сорвали со стены приклеенный кусочком бумажного скотча рисунок — там был просто нарисован карандашом кот, сидящий на табуретке, и порвали его на клочки. До этого он висел на стене уже неделю.

Фото: читатель TUT.BY
Фото: читатель TUT.BY

Про вшей

— Несмотря на соседство с той женщиной с вокзала, у Оли вшей не было, по крайней мере на голове. Я лично проверяла много раз, она не заразилась. Но шампунь от вшей нужен был в любом случае для профилактики, ведь мы могли где-то гниду какую-то зацепить.

Оля просила через адвоката, чтобы ей передали такое средство. Пришли только шапочки. Ни обычного шампуня, ни против вшей в передаче не было, их специально вытащили. После освобождения я спрашивала у ее мужа — он несколько раз передавал тот шампунь, но ничего не дошло.

А вот платяные вши, которые серые, Оля на одежде находила. Это было так: несколько раз в день она снимала с себя одежду и просматривала всю изнанку, чтоб не было насекомых. Но уже в другой камере — двухместной — она только пару раз вшей на одежде нашла. То есть мы их туда, можно сказать, не принесли.

Но от одной мысли, что это возможно, нам казалось, что по телу и голове постоянно кто-то ползает. Мы чесались.

Про мытье полов

— «Политических» не заставляют мыть полы. Обычно этим занимаются «обязанные» (те, кто алименты на детей не платит). Но если вдруг в этот момент «обязанных» в ЦИПе нет, то могут предложить «политическим». Кроме того, вызваться на эту работу могут сами заключенные. Мыть нужно коридоры. Всё дают — швабру, ведро, перчатки.

Олю мыть полы никто не заставлял, она сама просилась. Во-первых, это хоть как-то скрашивает время — ты не просто сидишь. Во-вторых, за это могли вывести на прогулку. И Олю один раз водили. Потом нас еще всех вместе один раз выводили на 15 минут. Зато в душе мы не были ни разу. Она помыла полы в коридоре, по-моему, пару раз. Потом появились «обязанные», и ее больше не брали на работы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

О праздновании дня рождения и настроении

— Настрой у Оли не слишком боевой, но она держится. Иногда грустит, переживает за питомцев.

Она много читает, чтобы отвлечься. Мы ее там развлекали как могли. Она очень радовалась, что меня и Соню к ней подселили и, если сравнивать с первыми неделями, уже сильно не зверствовали.

Там мы праздновали ее день рождения (22 ноября. — Прим. TUT.BY). Я Оле нарисовала торт, Соня — открытку и сочинила четверостишие про «Мисс Окрестина 2020». Оля всплакнула от умиления. А через несколько дней я ей подарила сертификат на сеанс массажа (я его тоже нарисовала) к массажисту Александре Квиткевич. Она тоже была очень рада.

Несмотря на плохое обращение и условия, Оля была со всеми очень вежлива и тактична. Она очень за всех переживает, под дверью слушала все суды, которые у нас на этаже проходили.

Даже такая ситуация не сделала Олю злой и ненавидящей всех.

-21%
-17%
-15%
-15%
-40%
-10%
-15%
-50%
-20%
-23%
-28%