154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  2. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  3. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца
  4. МИД недоумевает по поводу заявления Литвы о возможной аккредитации посла США в Беларуси
  5. Покупатель с 50 тысячами долларов — король на рынке квартир в Минске. А королю не нужно спешить
  6. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  7. Переговоры на 4 часа, прогноз по доллару, эхо водного коллапса и фото с поцелуем — все за вчера
  8. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  9. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  10. Почему из-за прорыва всего одной трубы сотни тысяч минчан остались без воды? Разбираемся
  11. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  12. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  13. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  14. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  15. Внимание: синоптики предупредили о резком ухудшении погоды
  16. Посмотрели, что происходит сегодня в Чижовке, где вчера случилось коммунальное ЧП
  17. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  18. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  19. Украина вводит спецпошлину на белорусские автобусы и грузовики
  20. Эксперт рассказала, как правильно выбрать газонокосилку или триммер
  21. Провизор дает шесть простых советов, которые помогут вам сэкономить на лекарствах
  22. Мингорисполком отказал организаторам в проведении «Чернобыльского шляха»
  23. «И линии нарисуем, и достойно ответим». В Москве прошла встреча Лукашенко и Путина
  24. Мингорисполком назвал две версии аварии на водопроводе в Чижовке
  25. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  26. СМИ выяснили, кто может быть четвертым фигурантом по «делу о госперевороте»
  27. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  28. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  29. Усилить защиту силовиков, ужесточить наказание за экстремизм. Какие изменения в УК поддержали депутаты
  30. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить


2 апреля Следственный комитет Беларуси возбудил уголовное дело в отношении главы Белорусского фонда спортивной солидарности Александры Герасимени. Тогда же Александра сообщила, что в доме ее родителей проходит обыск. Отец известной пловчихи Виктор Иванович рассказал, как прошел обыск и как он относится к ситуации с уголовным делом в целом.

— На самом деле ничего страшного не было. В пятницу где-то в районе семи часов в квартиру позвонили два человека в штатском, как оказалось, представители РУВД Центрального района, предъявили постановление на обыск и сказали, что нужно поехать в дом в Дрозды — тот самый, который сейчас у Саши хотят забрать.

Я попросил минут 10, чтобы собраться, а потом сел в свою машину и вместе с правоохранителями поехал в Дрозды. Один из них ехал на своей машине позади меня, а второй был рядом со мной. Наверное, боялись, что я куда-нибудь убегу.

Приехали мы к дому Саши, там к нам присоединились еще несколько силовиков, в итоге обыск проводили, по-моему, восемь человек. Так как дом сейчас практически пустой — там стоит лишь пара шкафов, мебели почти нет, — то все мероприятия прошли очень быстро. Силовики прошлись, что-то поискали, заглянули во все полочки, но ничего не нашли, что и понятно, в принципе. Зашли силовики еще в баню, что-то там поискали. Составили протокол, в котором записали, что ничего не изъято. Да и что там изымать, по большому счету — голые стены.

Как потом оказалось, часть из проводивших обыск были представителями РУВД Первомайского района. Они предложили (именно предложили) проехать с ними в отделение. Но я вежливо отказался.

В результате мы все вместе отправились в квартиру Саши на улице Филимонова, она там с семьей жила до отъезда.

— Правоохранители ехали за вами, потому что не знали точного адреса?

— Знали великолепно. Более того, когда мы зашли в лифт, они сами сразу же нажали кнопку нужного этажа.

Так как квартира обставлена, есть мебель, техника и одежда, то обыск прошел более основательно и занял больше времени. Силовики снова начали поиски, заняли они часа полтора, может даже и больше. Везде посмотрели, заглянули.

Хочу отметить, что ни в первом случае, ни во втором никакой грубости от сотрудников правоохранительных органов не было, вели они себя корректно. Тем не менее обыск они проводили тщательно, и в Дроздах, и в квартире на Филимонова заглядывали в каждую полочку. При этом присутствовали два понятых.

— Что изъяли в итоге?

— Только два старых телефона, которыми Саша, наверное, пользовалась очень давно, и какую-то маленькую флешку на 2 ГБ. Я даже не знаю, что может быть на этих телефонах и есть ли вообще что-либо там. Может, какие-то старые фотографии. Телефоны просто давно лежали выключенными. На флешке, думаю, тоже какая-то старая информация, может, те же фотографии. По сути, больше ничего и не забрали.

Когда проходил обыск, я заметил, что силовики, если замечали флешку или телефон, сразу все вещи откладывали и обращали внимание только на информационные носители. Было видно, что только их и искали. Ну и в довесок какую-нибудь запрещенную символику, как силовики сказали.

Около 10 вечера правоохранители собрались и уехали. Они сказали, что могут довезти меня до дома, но я на всякий случай отказался. Мне неинтересно было с ними ездить. Так что на своей машине вернулся домой.

— А вы вообще успели прочитать постановление на обыск, что там было написано?

— Если честно, не успел. Заметил лишь слова о том, что предписано провести обыск. Я потом только взял копии протоколов обыска, где написано, что изъяли.

— Вы спрашивали у силовиков, что они вообще ищут, что их интересует?

— Силовики спросили у меня, есть ли что-то запрещенное законом: оружие, наркотики, запрещенная литература и символика. Я сказал, что ничего такого нет, после чего они приступили к обыску. Так было и в Дроздах, и на Филимонова.

— А вы ждали визита правоохранительных органов?

— По большому счету, после того как на Сашу завели уголовное дело, на 100 процентов был уверен, что придут. Так что, можно сказать, ждал. Это же стандартная процедура: есть уголовное дело — будет обыск. Да и так, если откровенно, мы уже давно понимали, что рано или поздно к нам силовики заявятся. Но я знаю, что ни оружия, ни наркотиков у меня нет, так что не видел смысла жить и бояться. Страха нет. Принимал все как есть.

— Как вы узнали, что на Александру завели уголовное дело, и как отреагировали?

— Узнал, когда информацию опубликовали в интернете. Забрал внука из садика, мы потом с ним гуляли, мальчик катался на самокате. Позвонили знакомые и говорят: «Ты вообще знаешь, что случилось?». Ответил, мол, не знаю, поэтому расскажите, пожалуйста.

Как отнесся к такой новости? Ну, извините, как можно воспринимать ситуацию, когда на твоего ребенка заводят уголовное дело? В очередной раз понял, какая царит абсурдность и грязь в стране. Тем не менее признаюсь: для меня такое развитие событий не стало сюрпризом — мы все к этому были готовы.

Когда уголовное дело завели на Светлану Тихановскую, мы поняли, что рано или поздно доберутся и до Саши. Ну что, волосы на себе сейчас рвать? Да, случилось, да, неприятно. Но мы же не маленькие дети, понимали, что месть со стороны властей так или иначе будет.

— Вы с Александрой подобное развитие событий обсуждали?

— Нет, в таком контексте разговоров не было. Да, внутри понимали, что это возможно, проскакивали фразы, что все равно это случится и просто так ничего не закончится. Но чтобы конкретно обсуждать и прикидывать дальнейшие действия — нет, этого не было.

— Александра высказывала какие-то опасения за вас, за безопасность себя и своих детей?

— Нет, мы это не обсуждали. Повторюсь, каждый из нас понимал, что что-то будет, но мы старались поменьше негатива привносить в наши разговоры. Саша, конечно, предупреждала, чтобы я был осторожен. Но что это значит? Что, мне не выходить из дома? Как жил, так и живу, по большому счету. Как говорил, так и буду говорить дальше. Чего тут уже бояться?

— По-вашему, такие поступки, как возбуждение уголовных дел, обыски — это действительно признание или, может, в какой-то степени страх властей?

— Мне кажется, у всех представителей власти сейчас есть определенный страх. Когда-то же этот террор закончится. Сколько это может длиться? Год, два? Невозможно жить в стране, находящейся в таком положении. Нужно же развиваться дальше. А мы видим, что происходит одна деградация, становится все хуже и хуже.

— Вам поступило много звонков со словами поддержки?

— Конечно, друзья звонят и пишут. Но во время обыска у меня телефон стоял в беззвучном режиме, я никому не отвечал, лишь чувствовал, что кто-то звонит. В общем, люди связывались со мной и поддерживали.

— С Александрой вы уже созванивались?

— Нет. У нас есть время, когда мы должны связаться, так что все будет.

— Что, по-вашему, будет дальше?

— Я думаю, что у нас все будет хорошо. Даже не думаю, а утверждаю. Будут какие-то трудности, но переживем. Все будет хорошо!

-20%
-20%
-45%
-10%
-50%
-20%
-30%
-30%
-40%
-50%
-11%