• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Сергей Вишневский, Фото: Юрий Михалевич,

Прославленный белорусский молотобоец Иван Тихон не был допущен к Олимпийским играм в Лондоне из-за положительного результата допинг-пробы, взятой в Афинах-2004, где атлет выиграл серебро. Также сообщалось о том, что ЧМ-2005 Тихон также выиграл нечестно. О том, в кого спортсмен превратился всего за год, чем он занимается теперь, – в эксклюзивном материале TUT.BY.

Фото: Юрий Михалевич, TUT.BY
Фото: Юрий Михалевич, TUT.BY

О проблеме допинга

"Допинг – это огромный рычаг управления. Мы с Вадимом Девятовским уже однажды доказали, что ошибки случаются и у антидопинговых служб. Что в очередной раз подтвердил и российский велогонщик Колобнев. Везде играет роль человеческий фактор".
 

О том, какова цена честного имени

"Век спортсмена довольно короток – десять-пятнадцать лет. И выбросить из них четыре-восемь лет на борьбу за то, чтобы доказать свою невиновность, не каждый способен. Лучше посвятить эти годы семье и друзьям, другим направлениям. Тем более, что в постсоветских странах все уже привыкли, что в таких ситуациях, если спортсменов обвинили, то их оставляют самих разбираться со своими проблемами. У нас с Вадимом Девятовским была несколько иная ситуация, мы стали первыми, кто выиграл тяжбу у Международного олимпийского комитета. И пока не знаю, готов ли снова тратить столько же сил и энергии на новую бюрократическую войну".
 

О "дровах", которые лежат

"Я могу вам обрисовать, что мне нужно для возвращения. В первую очередь – это команда: тренер, массажист, условия для подготовки. Если одного звена в этой цепочке не будет хватать, то сложно на что-то рассчитывать. Но я могу с уверенностью сказать, что буду гораздо лучше смотреться, чем те ребята, которые выступают теперь за сборную. Я не вижу в них яркой индивидуальности, они все безликие, одинаковые, как те же дрова – лежат и лежат. Я уверен, что если создать условия, то мой результат будет выше. И Вадима Девятовского – тоже. Потому что он знает, как выходить на большой результат. Для нас с Вадимом Девятовским целью всегда было первое, в крайнем случае – третье место. Для нынешних же ребят либо нет такой мотивации, либо что-то еще мешает. Хотя ведь каждому спортсмену хочется стать олимпийским чемпионом".
 

О смене поименно

"То ли не та методика, то ли интересы у старшего тренера Игоря Астапковича не совпадают с государственными, даже не знаю, чем объяснить ситуацию. Но то, что его деятельность, которой уже скоро десять лет, не принесла плодов для метания молота, это очевидно. Он не зарекомендовал себя и как личный тренер. Взять того же Павла Кривицкого. Он метал 80 м еще у Сергея Николаевича Афанасьева. Но результат не то, что не вырос… Психологически сам Игорь Астапкович в бытность спортсменом плохо держал удар, все признают, что с ним было легко соперничать. Такое ощущение, что это передалось и его ученику Павлу Кривицкому.
 
Все три метателя молота, которые ездили на чемпионат мира в Москву – Юрий Шаюнов, Павел Кривицкий и Валерий Святохо – талантливые ребята. Но они задержались в развитии и не раскрылись. И боюсь, что их ждет судьба ненайденного алмаза, который не огранили и не оценили".
 

О том, что незаменимых нет

"После Олимпиады-2008, когда мы с Вадимом Девятовским сошли с орбиты, в стране не появилось ни одного спортсмена, который показывал бы сопоставимые результаты. Хотя говорили, что скамейка запасных в Беларуси длинная. А получается, что сегодня надежнее было бы сделать ставку на меня почти сорокалетнего, чем на двадцатилетних атлетов. У меня запас прочности выше. И я не просто хвастаюсь, а говорю, что реально вижу. Есть ребята талантливые, но они как будто рубят топором, ни о каком-то чувстве снаряда речи не идет. Но самое главное – даже не пытаются что-то понять, стараются пробивать себе дорогу силовым способом.
 
Если бы мне и Вадиму дали сейчас возможность выступить, то, наверное, я бы на месте руководства делал ставку на нас. Мы, по крайней мере, знаем дорогу, как дойти до этого результата. Мы можем этой дорогой повторно пройти, знаем, как выстраивать подготовку, как создать команду вокруг себя. Например, когда я готовился к Олимпиаде-2012, с тренером договорился лично, массажиста мне обеспечили, который со мной находился постоянно. Обходился минимумом условий. А молодые ребята, которые сейчас тренируются, много работают, но каждый год наступают на те же грабли. Тем не менее, это не побуждает их изменить методику подготовки или технику. Они боятся пробовать что-то новое".

Фото: Юрий Михалевич, TUT.BY
 

О Трощило

"Недоумение вызвало у меня и отсутствие главного тренера сборной Беларуси на соревнованиях чемпионата страны по метанию молота. Они проходили в Гродно, я сам там был в роли зрителя. Ранее даже представить было сложно, чтобы бывшие наставники Рудских или Бадуев не посетили бы эти старты, ведь метания всегда были медальными видами.
 
О чем говорит отсутствие Трощило? О том, что руководство национальной команды молот уже похоронило и не ждет от него ничего? У нас есть Юра Шаюнов – хороший парень, талантливый, трудолюбивый, физически очень сильный. Они закрывали им все старты – что зимой, что летом. И после этого ожидали от него подвигов в Москве. Но нельзя на одном человеке ехать! А кому-то дали только на один старт выехать. Если говорить о Валере Святохо, то я, конечно, не знаю, что у него произошло, но, пожалуй, ему лучше было бы отказаться от чемпионата мира, чем выступить там с таким результатом".
 

О ЧМ-2013

"Я был на чемпионате мира в Москве. Во время финальных состязаний по метанию молота на трибуне сидели все: Сергей Литвинов, Абдувалиев, другие тренеры. Из белорусских специалистов я видел на той трибуне только Шаюнова-старшего, который тренирует своего сына. Я знаю, правда, что ездил в Москву Астапкович-младший. Не знаю, возможно, он наблюдал за соревнованиями с другого сектора. Но здесь же собрались все метатели, все поколения оказались вместе. Молодые белорусские спортсмены Дубицкий и Коломоец приехали. Им это любопытно, они этим живут. Это говорит об отношении к работе, о профессионализме. Разве человеку, который работает в молоте, неинтересно налаживать контакты, обсуждать свой вид спорта с элитными специалистами? Ведь в беседах между тренерами часто рождается много интересных идей.
 
С той командой, которая была сейчас на чемпионате мира в Москве, можно было завоевывать медали. Но у них не хватило ни опыта, который им должны были передать тренеры, ни силы духа".
 

О пожизненном спортивном

"Когда я в июне подходил к руководству национальной команды, чтобы узнать, как решается по мне вопрос, Трощило ответил: "Ну что? Пожизненная тебе, Ваня! У тебя же два нарушения". То есть люди не владеют ситуацией, и даже не пытаются вникать, чтобы узнать, что произошло.
 
Я понимаю, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Но подобные заявления просто некорректны. По-другому это все должно делаться. Неужели мой опыт и опыт толкателя ядра Андрея Михневича никому не нужен в национальной сборной? В последние пять лет я много самостоятельно тренировался, ездил на сборы и консультации к Литвинову. Схожая ситуация и у Вадима Девятовского, который имеет большой опыт самостоятельных тренировок. Андрей Михневич сидит дома, он открыт для консультаций, для бесед".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (528.47 КБ)
 

О совете старейшин

"Со мной, например, консультируются из Туркменистана, Иран звонит. Обращаются из других стран и к Михневичу. Где-то за рубежом мы нужны, но дома – нет. А ведь мы не просим чего-то особенного, просто готовы поделиться опытом.
 
Помнится, лет десять назад Игорь Астапкович собирался создать какую-то структуру среди метателей, что-то вроде совета. Но ни шага в этом направлении сделано не было. Когда спрашиваешь у него: ты к чему спортсмена готовишь – к зимнему какому-то старту или летнему? "Не знаю", - отвечает. А когда приходит зима, говорит: "Сказали на зиму". Наступает лето: "А мне говорят – на лето". Ни строгой политики, ни четкого построения работы – ничего нету. На мой взгляд, десять лет – это срок, когда можно уже подводить какой-то итог работы".
 

Об интересе извне

"Что касается Александра Трощило, то отречься от истории не удастся. На чемпионате мира в Москве я встретил олимпийского чемпиона Коджи Мурофуши. Он сказал, что они собираются провести в Японии соревнования с участием всех звезд. "Ваня, когда решатся твои вопросы, мы хотим видеть тебя у нас". То есть за рубежом я чувствую уважение и свой вес как личности в истории. Когда был чемпионат мира в Японии, то там был ажиотаж, много рекламы по поводу моего участия в турнире, ведь я был основной соперник Мурофуши. Там меня запомнили и знают. А вот наши игнорируют.
 
Я не хочу навязываться, но будь у меня сейчас возможность выступить, я бы собрался и поехал, невзирая ни на какие вопросы".
 

Об отсутствии врача в сборной

"Я просто в недоумении от того, что в национальной команде нет доктора. Но это же элементарный вопрос, который нужно было решить за целый год. Не найти в стране врача для сборной – это абсурд! Решением этого вопроса тренерский штаб должен был заняться в первый же день. Ведь нагрузки сейчас спортсмены выдерживают колоссальные, и сам атлет не может после них восстанавливаться. Все ведь понимают, что в биодобавках часто встречаются запрещенные вещества, и их употребление надо контролировать. И в этот момент отказаться от врача?! Это говорит о том, что руководство не хочет заниматься основными вопросами. То ли они неудобны для них, то ли еще что…"
 

О важности сборов

"Когда я тренировался под руководством Сергея Литвинова, то на полгода уезжал на тренировочные сборы в Россию. И не на море отдыхать, а тяжело работать. Кроме того, на это время нужно было отказаться от семьи, общения с близкими, родными. Но этим необходимо было жертвовать, потому что зима не позволяет дома выполнять необходимый объем работы. Это не те 18-дневные сборы, когда ты вынужден уезжать, когда только адаптировался.
 
У нас спортсмены заезжают на сборы в Стайки. Они не столь продолжительные. И таких жертв ни от спортсменов, ни от тренеров не требуется. Но когда тренер после тренировок уезжает в конце каждого дня домой, то это показывает, насколько этому наставнику близок подопечный, насколько душа его лежит к работе".
 

О Тихоне-тренере

"У меня сейчас есть группа детей, которых я тренирую. И если я болею за это дело, то ночами не сплю, думаю, что им назавтра расписать. А здесь идет подготовка к Олимпиаде, и тренеры спокойно уезжают со сбора домой! Они не могут пожертвовать даже элементарным, побыть вместе со спортсменами на небольшом отрезке времени. Хотя заключительный этап перед Олимпиадой очень важен!"
 

О невостребованности отечественных специалистов 

"А еще мне непонятна ситуация, когда мы отказываемся от опытных специалистов, не раз доказавших свой высокий уровень. Тот же Петр Владимирович Зайцев вот уже четыре года не востребован. Например, ко мне приехал тренер моей жены Федор Федорович Долгополов, заслуженный тренер России и СССР. Ему уже 84 года. И если б у него не упало зрение, он до сих пор активно тренировал бы. Потому что до этого он воспитывал молодежь и передавал ее другим специалистам. Или покойный ныне Овсяник, который приносил пользу до последних дней. Тренер – это такая профессия, в которой с возрастом специалист становится опытнее и мудрее. А мы не хотим это использовать. Неужели такие богатые?"
 

О том, почему спортсмен слабее ученых

"Я считаю, что самым главным доказательством в такой ситуации может быть только результат. Я не особо разбираюсь в химических и лабораторных процессах. У меня нет средств на дорогих адвокатов. Поэтому на заседании дисциплинарной комиссии я как-то предложил: "Я готов приехать на любую базу, которую вы укажете, целый год под вашим пристальным присмотром, хоть под камерами, там жить и метать. И те результаты, которые я покажу, и станут моим главным доказательством". Потому что по-другому очень сложно. Ведь у моих судебных оппонентов финансовые и юридические ресурсы не ограничены, и время у них не лимитировано. Чего нельзя сказать о спортсмене, который с годами не молодеет. Но я все равно верю в высшую справедливость. Вера, как и надежда, умирает последней".

Фото: Юрий Михалевич, TUT.BY
 

О мошенничестве в спорте

"Здесь, наверное, у каждого свое восприятие. Если я выбрал для себя, что это мой герой, то для меня он останется героем, даже если кто-то сказал в его адрес что-то плохое. И вряд ли я буду обращать внимание на мнение человека со стороны. Впрочем, это ваше право – менять свое мнение или не менять после того, что вы услышали обо мне из уст других. Обывателю самому решать, кто я для него. Но я-то знаю, что остался таким же, каким был раньше – Иваном Тихоном".

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (916.63 КБ)
 

О жизни под прессингом

"Как неудобен для руководства национальной команды и я, потому что я проблемный, потому что мне нужно разбираться с вопросами по положительным допинг-пробам. Подчеркну, это касается только руководства национальной сборной. На местном же уровне меня замечательно все поддерживают. Часто посещают мысли: "Да завершу я с этим спортом, надоела уже эта вся волокита". Ведь однажды мы с Вадимом Девятовским уже доказали, что мы чистые, ничего не употребляли. Чтобы решиться на эту тяжбу во второй раз, это нужно столько энергии и большой кусок здоровья. Если имелись бы большие деньги, то, возможно, стоило бы попробовать еще раз, а так… Очень трудно объяснить тому, кто не испытывал подобного сам, насколько сложно выдержать постоянный прессинг, который продолжается два-три года во время всех этих судебных разбирательств".
-10%
-20%
-10%
-25%
-5%
-30%
-10%
0071423