• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  2. «Падумаў, што савецкі пятак». В сквере в центре Минска нашли клад
  3. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  4. Министр здравоохранения: вероятно, третья волна COVID-19 будет менее интенсивной
  5. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  6. «Гнездования» не случилось. Что будет весной с ценами на квартиры в Минске
  7. Лайнер, пингвины и Антарктида. Музыкант из Гродно побывал в 137 странах на всех континентах и привез крутые фото
  8. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  9. В Гомеле снова осудили водителя, который пьяным насмерть сбил детей, отсидел, выпил — и снова насмерть сбил
  10. Когда будут арестовывать авто, а когда — забирать права на время: новое в ПИКоАП для водителей
  11. БФСС рассказал, почему МОК может запретить белорусским спортсменам выступать под госфлагом
  12. Семь ИТ-компаний из Беларуси попали в список ста лучших аутсорсеров мира
  13. «Меры жесткие». В МАРТ прокомментировали введенные ограничения по торговле
  14. В Беларуси признали экстремистским телеграм-канал NEXTA-Live. Авторы поменяли название, а суд снова запретил
  15. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  16. Освежеванные трупы собак двое суток лежали на виду у всех на льду в Шклове. Местные вызвали милицию
  17. «Оставила их, а они уже грустят, вздыхают». О чем из СИЗО пишет Катерина Борисевич
  18. До 25 лет лишения свободы. Начался суд над водителем, который прокатил на капоте гаишника
  19. «У моей дочери нет мимики. Она не может закрыть рот». История матери, чья дочь живет с миопатией
  20. По ценам на 62 товара и 50 медпрепаратов ввели жесткие ограничения
  21. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  22. Заморозка цен, когда ждать третью волну COVID-19, письма из СИЗО и фото из 137 стран — все за вчера
  23. Оранжевый уровень опасности — уже сейчас
  24. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  25. Песков прокомментировал итоги встречи Путина и Лукашенко
  26. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  27. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  28. Врачи назвали самые типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не допускаете ли их вы
  29. Четвертый день суда над журналисткой TUT.BY и врачом БСМП. Похоже, допрос свидетелей завершен
  30. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле


/ /

В мировом беге с барьерами у женщин высокие позиции Беларуси в последнее время в одиночку удерживала Алина Талай, а теперь она это делает вместе с 21-летней Эльвирой Герман. На недавнем чемпионате Европы по легкой атлетике Герман выиграла золото, хотя по предварительным раскладам к нему была ближе Талай — лидер европейского сезона. Травма голеностопа перечеркнула шансы на успех Алины, и в финале она сошла с дистанции. В интервью SPORT.TUT.BY бывший тренер Алины и действующий Эльвиры Виктор Мясников признался, что между собой девушки практически не общаются и что своей вины в этом он не видит, хотя в его высказываниях сквозит обида на уход от него Талай.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Алина сказала, что будет сама тренировать себя. А я бы все равно ее не взял!»

— Виктор Николаевич, чувствуете ли вы себя сейчас королем?

— Вот чего нет, того нет. Я не король, а просто тренер. Могу лишь сказать, что удовлетворен нынешним сезоном — тем, что мы сделали с Эльвирой. В этом году в моем плане для Эли было время 12,70−12,75 сек. Она же перевыполнила план: на соревнованиях в Словакии пробежала за 12,64 сек., и это ее новый личный рекорд.

— Время 12,70 сек. тоже принесло бы Эльвире золото на чемпионате Европы, а 12,75 сек. — серебро.

— В плане я не писал, мол, «мы идем на первое место». Был расчет на третье-пятое место или третье-шестое. Хотелось показать, что мы готовимся к медали. Замахиваться на большее было бы смешно! Грубо говоря, клерки в министерстве спрашивают: «Почему первое место не планируете?» А как можно первое место запланировать? Исходя из этой логики, вся Европа могла запланировать первое место. Только в полуфиналах пробежали 24 девчонки, а до этого 12 человек по рейтингу попали в полуфинал и не бежали в предварительных забегах, которых было три. Выходит, 48 человек. Только подумайте, что будет, если все напишут первое место!

Помню, как перед Играми 2008 года в Пекине при главном тренере Анатолии Ивановиче Бадуеве в призеры себя записали 32 атлета. Если подумать, то комплектов медалей на всех не хватило бы. А сделано это было для того, чтобы обеспечить себя лучше, иметь отношение к себе лучше. А будут ругать потом или нет — другой вопрос.

— Вы за честный прагматичный подход?

— Естественно. Как можно было откровенно писать первое-третье место? Рано.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Эльвира сказала, что перед финалом настраивалась либо на золотую медаль, либо на никакую.

— Правильно! Она, считай, полсезона была лидером в топ-листе Европы, потом Алина…

— … пробежала стометровку с барьерами за 12,41 сек.

— Да. А Эльвира и сейчас остается в топе — вторая в Европе.

Алина у меня тренировалась, потом работала в Австрии у Филиппа Уинфрида и в США, а потом приехала сюда, в Минск, и сказала, что будет сама тренировать себя. А я бы все равно ее не взял! Это не в моих правилах — возвращаться к работе с теми, кто от меня ушел. Я им, спортсменам, сразу говорю: «Уйдете — обратно я не принимаю».

Кто-то из спортсменов, может, на меня обижается, что я их не держу. А что, я должен ходить и уговаривать человека, который сказал, что хочет уйти? Мол, не надо, останься. Это все равно ни к чему не приведет. Человек уже не будет выполнять требования, которые я предъявляю, и будет привносить что-то свое.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Можно сказать, что опыт с Алиной диктует вашу манеру поведения с молодыми атлетами?

— Да нет, у меня и до этого бывали такие варианты [когда люди уходили]. Мне говорят, к какому тренеру уходят, а я отвечаю: «Хорошо. С ним надо мне разговаривать?» — «Нет, не надо». Все. Я к этому спокойно отношусь.

Если взять результаты Алины на ранних этапах карьеры, то лучшим для нее является выступление на юниорском чемпионате мира, где она стала четвертой. Все. Она ко мне пришла в 2010 году в сентябре, а уже в 2011-м в Остраве в июле выиграла чемпионат Европы до 23 лет. Это была ее первая золотая медаль. Потом было еще шесть медалей, в том числе бронза чемпионата мира 2012 года в помещении, который проходил в Стамбуле. Когда дисквалифицировали турчанку Невин Янит, стало ясно, что Алина показала лучшие результаты на чемпионате Европы 2012 года и чемпионате Европы 2013 года в помещении.

В ноябре 2014 года Алина ушла к Филиппу, а в марте выиграла чемпионат Европы в помещении. Так, наверное, дело в том, что мы с ней делали столько лет, а не в том что он за три месяца! Пусть возьмет девочку — я приведу, и за три месяца сделает из нее чемпиона. Это невозможно!

«Почему мы с Алиной не общаемся? Вернее, я с Алиной… Да потому что она такая девочка серьезная!»

— В чем причина вашего расставания с Алиной? Не сошлись характерами?

— Нет, она просто сказала, что хочет одна тренироваться. Честно скажу, что даже не знаю, по какой причине… Может быть, у нее и не сложился сезон в последний год нашего сотрудничества. Но не сложился из-за нее! Мы должны были ехать на чемпионат мира 2014 года в помещении в Сопоте. Алина была в отличном состоянии, а прямо перед вылетом умудрилась заболеть и не поехала в Сопот. После этого началось это самое.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Было сложно вернуть форму?

— Дело в отношении. Оставалось десять дней до чемпионата Европы 2014 года в Цюрихе, как вдруг она мне заявляет: «Я буду тренироваться одна». — «Ну подожди, давай дотренируемся неделю, выполним мной задуманное. Европа пройдет — нет так нет». Поехала сама и заняла пятое место, вот так широко размахивая руками (показывает).

— Переживали?

— Внутри сидело чувство… Но ничего, есть молодежь. Это ребята, которые хотят тренироваться и чего-то добиться.

— Продолжая работать с Алиной, вы бы оставались на топ-уровне, но с ее уходом от вас вынуждены были сделать шаг назад и нянчиться с молодыми атлетами. Каково это?

— Ребята ко мне приходят после 10−11-х классов. Это молодые и еще плохо обученные атлеты. Приходится год или больше тратить на то, чтобы поставить какую-то технику в моем разумении. Хотя развитием технического мастерства в таком возрасте тренеры уже не занимаются, так как, скорее всего, сами не знают, что делать. Общефизическая подготовка — это хорошо, но наш вид сложно технический — спринт с барьерами. Нужно поставить переход этой ноги, переход маховой ноги через барьер и так далее. Если до 11-го класса этим кто и занимается, то после 11-го все равно нужно переучивать ребят. Уходить от того, что они уже приобрели, — переучивать или добавлять.

К сожалению, когда Алина ушла — для нее «к сожалению», я уже меньше переживал, потому что это случилось в 2014 году. Тогда Эльвира поехала в китайский Нанкин на вторые летние Юношеские Олимпийские игры, где выиграла серебряную медаль. Она просто заменила ее и все.

— Заменила в вашей жизни?

— Да, в моей спортивной жизни. Через год Эльвира стала лучшей на чемпионате Европы среди юниоров в шведском Эскильстуне. Еще через года Эля выиграла золото чемпионата мира среди юниоров с рекордом Европы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Объясните, почему вы не можете поладить с Алиной, хотя с момента расставания прошло четыре года?

— На этот вопрос попрошу ответить Эльвиру.

Эльвира: «Что такое?»

Виктор Николаевич: «Почему мы с Алиной не общаемся? Вернее, я с Алиной… Да потому что она такая девочка серьезная!»

— Знаете, когда перед Олимпиадой 2016 года в Рио-де-Жанейро болельщики спросили у Алины, почему она не работает с белорусским тренером, она ответила, что уже работала с лучшим белорусским тренером.

— Было такое.

— Видите, она считает вас лучшим.

— Дело в другом. После того как она, грубо говоря, бросила Филиппа, с которым взяла две медали, уехала в Штаты и писала о себе в соцсетях, почему приняла такое решение. Зачем вот это все выносить? По ее мнению, уже в Европе, а не в Беларуси, нет тренеров, с кем можно работать. Хотя Филипп — не тренер, а менеджер. А тот американец (Лорен Сигрейв. — Прим. TUT.BY), его она представляла лучшим тренером мира… На чемпионате мира 2018 года в помещении Эля пробежала за 8,06 сек. — 10-е место, а Алина за 8,07 сек. — 12-е место. Опять, получилось, мы ее обидели? Вот, Эльвира, обижаешь ты постоянно Алину.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Вы же только про результаты?

— Конечно! Так-то мы вообще не общаемся с ней. Единственный раз, когда они пообщались в этом сезоне, — это, как мне кажется, когда стояли с флагами на стадионе «Динамо» во время матчевой встречи. А так, зачем нам вообще общаться?

— Вы работаете «в одном цеху» и представляете одну страну, так почему же нет?

— Когда она со мной поздоровалась, я тоже поздоровался. Вот — общение. Больше ничего нет, никаких трений. Она сама по себе, мы — сами по себе.

Как можно в техническом виде, коим является бег с барьерами, самому себя тренировать? Хорошо, ей помогают, снимают ее на камеру. Но она не знает тех нюансов, которые, допустим, я бы ей подсказал.

«Хочешь сделать хорошо — делай сам». Талай — лучшая барьеристка в Европе, и она тренирует себя сама

— 12,41 сек. в исполнении Алины в этом году — лучший результат в Европе с 1992-го, которого она добилась, когда тренировала себя сама.

— Я скептически отношусь к нему.

— Почему?

— А просто.

— Не доверяете?

— Это, как говорится, сорвалось. Да, 12,41 сек. — хорошо, быстро. В Минске она на матчевой встрече показала 12,50 сек., а на выезде она пробежала за 12,55 сек. Вот тому результату я верю.

«Эльвиру на допинг-контроль таскали в прошлом году, да и в этом тоже, раз в неделю»

— Когда вы поняли, что Эльвира — находка для тренера?

— Это было ясно по внутренним стартам. Она стала бить все рекорды Алины. У Алины ни одного рекорда сейчас не осталось, кроме этого — 12,41 сек. Сейчас это взрослый рекорд Беларуси…

Эльвира ко мне приехала в РГУОР, будучи бронзовым призером Европейского юношеского олимпийского фестиваля. Она и так худенькая, а тогда, в 2013 году, была такой маленькой! Но с барьерами у нее получилось бежать, и информацию она схватывает быстро. Вот если поставить рядом с ней топов и посмотреть, кто как бежит с барьерами, то по качеству работы ногами в момент преодоления барьеров она даст фору многим.

Когда смотришь финал нынешнего чемпионата Европы, то кажется, что Эльвира легко пробежала и выиграла. Легкость же была видна, верно? Так же она бежала и на чемпионате мира 2016 года среди юниоров. Барьеристка из Нигерии Олуматобилоба Амусан выступала в качестве рекордсменки мира среди юниоров — имела 12,83 сек. в сезоне. А мы имели только 13,03 сек. И вот представляете, в полуфинале Эльвира пробежала за 12,97 сек., а в финале показала 12,85 сек. Даже я такого не ожидал! Думал, будет 12,97 сек. Может быть, 12,92 сек. А тут такое!

— За счет чего Эля вырывает сотые доли секунды и превосходит ваши ожидания?

— Как она мне сказала, вышла на дорожку с уверенностью в том, что не отдаст золото. А потом мне говорили, вот если бы она еще быстрее стартовала, то итоговый результат был бы лучше. Так вот нет! Она еще не умеет с такой скоростью, какую показывают темнокожие спортсменки, выбегать из колодок. Но после четвертого барьера потихонечку отвоевывает свое. Кстати, в финале нынешнего чемпионата Европы она уже хорошо стартанула.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— У Эли присутствовал страх перед переходом во взрослый спорт. Она объясняет его разговорами о том, что многие талантливые молодые спортсмены не добираются до топ-уровня. Это вы ее предостерегали?

— Я вообще никогда об этом ей не говорил, и такого нельзя было делать. Эти предупреждения шли от журналистов. Задавались вопросы, а я с ними спорил. Есть такой Комашко (Дмитрий Комашко, автор «СБ. Беларусь сегодня». — Прим. TUT.BY), он готовит разборы на сайте федерации легкой атлетики. Помню, как писал, мол, весна — а не рано ли Эльвира Герман стала бегать в этом сезоне? Я ему пишу: «Не рано. Все нормально». Если у нас так идут тренировки, что ее уровень растет, я что, должен обрубить ее? Посадить и сказать: «Нет, девочка, посиди! Ты очень быстро бегаешь». Это размышления дилетанта.

— Думаю, Комашко рассуждал, как переживающий за дело человек.

— Не надо вот этого! Вот если бы Эльвира не выиграла чемпионат Европы, то это сделала бы другая европейка. Так что, ей можно, а Эле еще рано? К чему эти рассуждения? Мы ж не гонимся, ничего такого не делаем. Ее на допинг-контроль таскали в прошлом году, да и в этом тоже, раз в неделю. Кто-то подумает: «Ага, Мясников там что-то придумал». Да ну, нет ничего запрещенного.

— Два года назад во время чествования призеров юношеского чемпионата Европы и юниорского чемпионата мира глава федерации легкой атлетики Вадим Девятовский отметил, что подготовка молодых атлетов к Олимпийским играм 2020 года идет без форсирования. Объясните, вы все-таки бережете Эльвиру или предпочитаете ее не останавливать?

— Стараюсь не доводить до травм. Составляю план так, чтобы был период восстановления после острой работы. Можно ведь подгонять: «Давай, вчера классно побегали! Добавь-ка сегодня». С таким подходом травмы не миновать, а это грозит месяцем простоя. Нет, надо иметь голову на плечах. Если человек у тебя выстрелил на тренировке, то значит, что все сошлось: хорошее состояние, погода, покрытие и исполнение. Зачем гнать еще? Нагрузки должны идти периодами. Никому этого не говорю, но «волна» должна быть.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Почему с Элей тренируется ее парень Максим Граборенко? Он тоже ваш подопечный?

— Да. Пришел ко мне от того же тренера, у которого занималась Эльвира, — Александра Синкевича. Максим приехал бегать ко мне сначала 400 м. Будучи юниором, он выиграл чемпионат страны на этой дистанции. Сейчас мы перешли на 100 и 200 м.

— Эля признавалась, что «замолвила о Максиме словечко» перед вами, и вы его перевезли из Пинска в Минск. Как вам такая просьба?

— Нормально, нет никаких предубеждений. В душу никому не лезу, хоть и хороший психолог. Вот они вместе работают, получается. Им кофортно вместе. Эля любит с ребятами тренироваться, потому что с девочками ей не то что скучно — она просто потеряет тонус. Лучше пусть за парнем пробежит и немного поупирается.

Если бы я взял человека, который ничего не умеет и с ним возился — это одно. Но Максим, как я уже сказал, стал в прошлом году чемпионом страны среди взрослых.

— Не считаете ли вы, что Эля просила о привилегии тренироваться с парнем?

— Нет. Я так думаю, что в Пинске парень потерялся бы немножко. А тут он попал в хорошую компанию, где у меня на дистанции 400 м Александр Красовский — чемпион страны и был третьим на Европейском юношеском олимпийском фестивале. Да, он постарше Максима, так ведь поэтому ему с ним и интересно. У меня Максим идет по графику.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Почему у Беларуси есть топ-барьеристки, а у мужчин в беге с барьерами успехов нет? А ведь тренеры и технологии подготовки те же!

— Нет, технологии разные. Для Эльвиры у меня своя технолгия, для Алины была другая. Тренируемся не по одному образцу, так как одна выше, другая ниже, допустим. В скорости и технике есть отличия. Бег с барьерами — это не марафон, где ты просто 42 км оттопал, правда, с кровью (отсылка к победе на чемпионате Европы Ольги Мазуренок. — Прим. TUT.BY). Это здорово! Сильно! Супер вообще! Но там совсем другое… Хотя сейчас я бы даже полумарафон не дотопал.

— Так где парни в барьерном беге?

— Подрастают. Виктор Синковец у нас занимается второй год. Мастер спорта, вторым был в этом году на взрослом чемпионате страны.

— Насколько это адекватное достижение, ведь во многих дисциплинах внутри страны конкуренции нет?

— В мужских барьерах так и есть. Конкуренции нет, так что приходится думать, куда его запустить. Вот, ребята поедут на соревнования в Пярну с парнями, которые чуть-чуть быстрее бегут, — хорошо.

-10%
-51%
-20%
-50%
-30%
-70%
-23%
-50%
-60%
0072566