• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Кирилл Клименков,

Главный тренер БК "Минск-2006" Андрей Кривонос и один из самых опытных игроков команды Александр Куль рассказали о выступлении клуба в Лиге ВТБ и чемпионате Беларуси, о подготовке команды к матчу с московским ЦСКА и своих взглядах на развитие баскетбола в стране. 





Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

В этом году ваша команда выступает в Лиге ВТБ. Наверное, это самый престижный турнир, в котором выступали белорусские баскетбольные клубы в последние годы. Какие были впечатления и ожидания? Что оправдалось?

Андрей Кривонос: Вы правильно заметили, что в последнее время мы выступаем в одном из элитных кубков, поскольку следующий этап - Евролига. Я считаю, что мы удачно продолжаем в ней выступать, одержав победы над "Днепром" и "Хонкой".

Мы уже довольно давно не видели хороших команд в Минске. На данный момент начался ажиотаж как со стороны города, так и со стороны клуба, и приятно видеть, что баскетбол начинает просыпаться и подниматься.

В субботу мы играем последнюю игру первого круга. Также предстоит еще и второй этап. Глядя на перспективы, нам бы очень хотелось не закончить на этом, а, наоборот, продолжить, начав лучше выступать и проявлять себя административно как в игровом плане, так и в организационных моментах.

Александр Куль: Основными целями, конечно же, являются поднятие баскетбола на следующий уровень, привлечение внимания болельщиков, поскольку чем больше людей смотрит, чем больше болеет, тем больше шансов на то, что будут привлечены и спонсоры, заинтересованные на рекламе своей продукции. Конечно, хотелось бы, чтобы выступление в Лиге ВТБ закончилось на оптимистичной ноте, а не получилось, что кое-как отыграли - и на этом все закончилось. Хочется, чтобы название клуба "Минск-2006" осталось в памяти как название команды, которая борется до конца, умеет играть и хочет побеждать.

Перед началом выступления, когда команда только заявилась в эту Лигу, многие говорили: зачем это надо, зачем проигрывать ЦСКА или "Летувос Ритас" по 40-50 очков? Не обидно было слышать такие прогнозы и комментарии?

Андрей Кривонос: Очень обидно, потому что, кроме негативного о нашем клубе, мы не читали ничего другого. Даже при той же игре с "Хонкой" и с учетом того, что они были слабее нас, я считаю, что мы выступили достойно и показали ту игру, которую мы показали, а не ту, которую нам хотел навязать соперник. Да, были разговоры о том, что мы слабые, что нам повезло, как обычно.

Некоторые говорили: "Почему "Хонка" играет? Значит, заплатили деньги!" Такое поведение я считаю неправильным. Раз ВТБ считает, что мы там должны быть, то это не значит, что это мы так хотим. Возможно, что ВТБ хочет таким образом что-то посмотреть. Значит, в этом есть какая-то пропаганда игр не только с топовыми клубами, но также и развития Лиги. В бывшем Советском Союзе было 15 команд, и, скорее всего, они хотят вернуться к этому, потому что всем интересно, как играют украинские, литовские, латышские и эстонские команды. У Беларуси на данный момент играет только одна команда. Возможно, в следующий раз будут играть уже две - мы пока еще не знаем. Поэтому болельщик должен быть уверен - болеть ему за свою команду или нет. Я ничего не имею против, когда о нас пишут, и если о команде пишут хорошо, значит, люди хотят, чтобы команда выступала лучше.

Если сравнивать баскетбол с другими видами спорта и взять, например, тот же самый хоккей (КХЛ), то они не собрали команду за один год. Они делают это постепенно, поэтому у них и виден определенный результат. Если мы продолжим выступать, то результат станет очевидным.

Негативные комментарии добавляют мотивации?

Андрей Кривонос: Конечно, поскольку хочется доказать, что мы пришли не просто для того, чтобы нас побили или для того, чтобы просто выступить, потому что об этом много говорят. Мы так воспитаны, что выходя на игру, делаем все для того, чтобы победить и доказать, что мы играем на хорошем уровне. Я считаю, что пока у нас все получается, поэтому мы будем стараться доказать людям, что можем выступать в таких лигах. Если получится, то будем двигаться дальше.

Эмоции похожи на те, которые были перед молодежным чемпионатом Европы в 94-м году, когда нашу команду также не воспринимали всерьез, а она показала сенсационный результат?

Андрей Кривонос: Я уже не помню, если честно, тех эмоций. Тогда мы жили одной семьей, которая была собрана фактически с 1989 года. Любой результат, который мы получали, казался нам хорошим, и мы всегда этому радовались. Выезжая на соревнования и выигрывая, мы радовались. Когда мы ехали на Европу, то многие говорили: мол, кого мы посылаем… Не хочется об этом вспоминать, поскольку об этом уже многое говорилось. Могу лишь сказать, что тогда это были одни эмоции, а сегодня - это уже совершенно другое.

Александр Куль: Что касается негатива в отзывах, то человеческая натура такова - проще всего сказать что-то негативное. Намного тяжелее просто поддержать, потому что это получается не слив своих негативных эмоций, а наоборот, что-то креативное, когда надо сказать что-то хорошее и тем самым дать позитивный толчок. Позитивом делиться всегда сложнее, да и не каждый на это способен. Именно поэтому я уже довольно давно не посещаю форумы, потому что, как сказал Андрей Витальевич, независимо от результата там всегда есть множество негатива.

Что касается мотиваций, то это один из насущных вопросов, который часто обсуждается в раздевалке. В нашей команде есть ребята, которые любят почитать, а также и пообсуждать что-то на форумах. И довольно часто некоторые суждения на этих форумах просто смешно читать, поскольку люди, которые это пишут, скорее всего, далеки от профессионального баскетбола. Как показало время и опыт, каждый тренер лучше всех остальных знает, как лучше сделать, кому играть, каких игроков брать и кому сколько денег платить. Андрей Витальевич не даст соврать, поскольку он это лучше знает, но работа тренера гораздо сложнее и более глубока, нежели "посиделки" на форумах и обсуждение взятых с потолка цифр и фамилий. По этому поводу одна девушка из команды "Минск-2006" однажды пришла в рубашечке с очень хорошей надписью "haters = motivators" (ненавистники = мотиваторы).

У любого профессионального спортсмена должно быть нормальное восприятие критики и негатива. Даже продуктивный негативизм можно поменять на креативизм, когда вроде бы ваше суждение такое, но мы можем доказать, что это не так.

С той или иной стороны, негатив, который можно увидеть в интернете или услышать в разговоре за спиной, при нормальном восприятии может стать мотивационным моментом.

Андрей Витальевич, как дался вам переход от игрока к тренеру? Что для вас было сложнее в плане работы и эмоций?

Андрей Кривонос: Отвечу сразу - лучше бы я играл, чем тренировал, потому что это большая ответственность, когда ты отвечаешь за результат и за всех игроков, с которыми работаешь. Мне повезло, что я сразу уехал в Польшу и работал с молодежной командой, ребята из которой вот-вот должны были выпуститься и поступить в университет. Для начального этапа моей работы тренером это было хорошо: год такой работы дал мне нужный толчок, потому что информации у меня было много, умений также много, но вот преподнести это все было очень сложно. По приезде домой мне поступило предложение от БК "Минск-2006", и мне также было не по себе, потому что с половиной игроков, с которыми я играл, необходимо было наладить контакт, который не мешал бы работе и тому же самому общению. Эти три года, проведенные вместе, показывают, что мы идем правильным путем и работа не идет вниз, а прогрессирует.

И как дался переход от Андрея к Андрею Витальевичу?

Андрей Кривонос: С того момента, как мы начали играть в баскетбол, а затем пару лет спустя встретились и познакомились, мы провели уже много лет вместе, сплотились и достигли хороших результатов. Мы не можем вычеркнуть это из своей жизни и всячески будем помогать друг другу. На данный момент я благодарен ребятам за их понимание того, что у меня сейчас немножко другая должность. На работе я - Андрей Витальевич, а на выходных или в праздники - мы друзья. Вообще - мы дружим семьями. По-другому я ничего не могу сказать.

Александр Куль: Я полностью поддерживаю сказанное. Конечно, если бы в университетской команде тренером назначали одного из игроков, было бы непросто адаптироваться. Могли бы быть и проблемы, потому что многие люди не могут различать между собой персональные и личностные отношения. Когда Андрей Витальевич стал нашим тренером, это было принято без обсуждений, и сразу было решено четко разделять: здесь мы - на работе, а там - друзья. Было принято четкое разделение персональных обязанностей, а также персональных и личностных отношений. Ребята в нашей команде неглупые, опытные. Считаю, что в этом плане переход для Андрея Витальевича дался не так тяжело. Конечно же, я уважаю то, как он сражается с остальными моментами, помимо создания команды. Но там мы ему уже не поможем.

Андрей Кривонос: Мы собрали большой и сплоченный коллектив. По-другому и не могло быть. Если бы были какие-то группировки или разные мышления, то у нас не получилось бы даже такого результата при тех возможностях, которые мы имеем на данный момент.

Но то, что вы стали работать с командой, в составе которой практически все давние друзья, - это плюс или минус?

Андрей Кривонос: Тяжело сказать… Плюс в том, что я уверен в людях, которые меня знают, поскольку я их знаю тоже. Минусы на данный момент очень сложно найти, потому что ребята меня не подвели. То, что мы сумели создать за такой промежуток времени, когда каждый год что-то меняется и во многих лигах, в том числе ВТБ, люди преимущественно думают о деньгах, а не о результате. Здесь также есть плюс - я бы не сказал, что наша команда бедная. Для того уровня, на котором мы находимся сейчас, это вполне нормально. Если сравнивать с другими клубами и другими уровнями, то мы, наверное, будем на самом последнем месте. Люди, которые приходят к нам, возможно, не все умеют зарабатывать, но они живут этим. Взять хотя бы того же Макки - он просто живет баскетболом и ему нравится коллектив. Или Мелвин Сандерс, который поиграл в НБА, в испанских клубах. Ему нравится дух команды. Именно поэтому я не могу сказать, что мои люди могут меня подвести. Негатива здесь нет. Есть некоторые нюансы, но это скорее рабочие ситуации, с которыми мы сами разберемся. Это лишь поможет нам в дальнейшем, потому что тогда мы станем на уровень выше самих себя.

Какие отношения у легионеров с остальными ребятами и тренером? Насколько отношение к легионерам в Беларуси отличается от отношения в других странах? Вы играли в университетской команде Джорджа Вашингтона, в Европе. Какие различия?

Андрей Кривонос: Я скажу свое мнение, потому что Саша играл в других командах и побольше меня, в чем ему повезло. Также его и мой уровни немного разнятся. На данный момент, если говорить о наших легионерах, то те, кто уехал, никогда не жалели об этом, наоборот, всегда хотят вернуться. Имея возможность общаться, вместе играть, ребята живут практически одной семьей. Легионерам (таким, как Сандерс, Макки), которые к нам приехали, очень нравится само отношение и сама жизнь в Минске. Они признались, что до этого ничего подобного они никогда не чувствовали.

Александр Куль: Если начинать с университета, то Америка - это одна большая страна эмигрантов, поэтому тяжело сказать о том, что там мы были легионерами. В чем была уникальность нашей команды? Чем тренер гордился? Тем, что смог создать команду объединенных наций. В команде было пять американцев из пятнадцати человек. Среди остальных - Беларусь, Голландия, Португалия, Канада, Израиль, Нигерия. То есть это была большая интернациональная семья. Но это также зависит от тренера, поскольку именно тренер выбирает игроков. Одни выбирают игроков по принципу: чтобы он бежал, прыгал и забивал, а все остальное - утрясется. Наш тренер в университете подбирал людей, которые могли бы жить нормальным коллективом. Если взять те команды, в которых я играл уже после университета и где я был уже настоящим легионером, то мне повезло в 90% случаев, поскольку тренерский состав и менеджмент как раз и руководствовались тем, что игрок должен быть не только классным баскетболистом, но и хорошим человеком, чтобы не было внутрикомандных конфликтов, чтобы люди были управляемые. В "Минске-2006" было видно изначально, что клуб старается подбирать людей, которые могут жить практически одной семьей. И нужно, чтобы в коллективе была поддержка не только баскетболиста баскетболисту, но человека человеку. Что успешно получается.

Бытует мнение, что в Беларуси легионеру проще, чем белорусу в других странах, потому что у нас легионеру дают второй шанс и возможность. Действительно ли это так? Может, есть примеры других стран - Греции, Турции?

Андрей Кривонос: Белорусская лига оставляет желать лучшего, и для того, чтобы играть в белорусской лиге, иностранцу не обязательно быть Майклом Джорданом. Здесь он может спокойно работать над своей игрой, выходить на игры и стараться показать хороший результат. Как бы печально это ни звучало, но на белорусском чемпионате легионеру очень тяжело показать плохой результат. Вы не берете суперзвезд-легионеров в клуб, но даже звезды достаточно высокого уровня могут спокойно играть, забивать очки и показывать красивую игру, в отличие от того же чемпионата Греции, Польши, Турции, где первые пять-шесть команд имеют уровень "Минск-2006", которые играют с нами на равных. Там легионер должен полностью отдаваться на каждой игре. Если команда проигрывает, то первый человек, который будет в этом виноват, - легионер, потому что это он не сыграл, что-то не сделал. И если есть какие-то претензии, то только к нему. Там легионеры - люди высокооплачиваемые, поэтому они должны отрабатывать свои деньги. Поэтому во многих европейских клубах идет большая ротация легионеров. "Плохо сыграл? Спасибо, до свидания - возьмем другого".

Заканчивая тему о легионерах, зачитаю вопрос, адресованный нашим читателем Андрею Кривоносу: "Судя по последним играм в команде больше всех очков поочередно набирает то Макки, то Сандерс. Ваш прогноз: кто в матче с ЦСКА будет лидером команды в этом показателе и кто в нынешнем состоянии способен стать лидером команды в наборе очков?"

Андрей Кривонос: Сложно ответить, поскольку последние игры они выдают неплохо. Но это не из-за большого стремления, а потому что на них работают все 12 человек. Что касается того, кто будет в игре с ЦСКА лидером, то мы даже и не думали об этом. Но, возможно, это будет один из ключевых игроков. И если они сыграют так же, как сыграли до этого, то они могут стать лидерами. Как я всегда говорю, лидером может быть кто-то один, но это не значит, что все остальные не участвуют. Все заявленные игроки работают на всех и каждого. И сегодня у одного получилось лучше, а другие хорошо отыграли в каких-то других разветвлениях: защите, нападении или отборе.

В предыдущих вопросах и ответах мы немного затрагивали тему чемпионата Беларуси. Как команда находит мотивацию в турнире? Проигрыш "Минска-2006" в чемпионате Беларуси может стать событием века. Можно ли прогрессировать игрокам "Минск-2006" в нашем чемпионате и как тренер, и как игрок?

Андрей Кривонос: Этот сезон у нас очень напряженный. Многие играют в кубковых играх, другие большую часть времени уделяют белорусскому чемпионату. Да, нам тяжело настроиться, потому что, например, первую игру в белорусском чемпионате мы играем очень хорошо, а потом становится тяжело собрать свою же команду, добиться от них того же уровня. То же самое получилось, когда мы играли с Гродно - первая игра была хорошей, вторая была уже на стыке, но все равно было очевидно, что потенциал нашей команды больше. Надо отдать должное тому, что игроки это понимают и стараются проявить себя на таком же уровне, как они играют в Лиге ВТБ.

Не сложно находить мотивацию?

Андрей Кривонос: В этом-то и суть профессионализма каждого игрока. Когда мы говорим, что сегодня один играет лучше, а другой хуже, значит, надо варьировать состав. Если человек не настроен, то он не будет играть. У нас нет такого: ты должен играть сорок минут - и все. Если ты не можешь, значит, не можешь. У нас хватает как скамейки, так и времени для других.

Александр Куль: После четырех лет в этом чемпионате я практически уже привык к этой системе, но самый первый год был для меня огромной дикостью - две игры подряд каждую неделю. Я не могу вспомнить ни одного чемпионата, где проводится розыгрыш примерно по такой системе. Я понимаю, что команд не так много, и если бы проводилось по одной встрече, то игр в чемпионате было бы просто мало. Таким образом федерация пытается как бы наигрывать команды. И в этом есть какой-то позитив. Но обратите внимание на то, сколько людей приходит на эти игры, насколько они пользуются популярностью. Возможно, стоило бы сделать одну игру в неделю, на которой команды выложились бы на сто процентов и показали бы хорошую, красивую игру. Также на эту игру шли бы и зрители. Невозможно провести две хорошие игры подряд, если учесть, что одна игра проводится вечером, а вторая - менее чем через сутки, практически через 14 часов. Тут не поспоришь с природой: если выложился на 100% вечером, то на следующий день, без должного отдыха, показывать красивую игру или хороший результат будет уже сложнее. Это медаль с двумя сторонами, когда, с одной стороны, нужно популяризировать баскетбол и сделать как можно больше игр, а с другой стороны - простой болельщик, который решает, как ему провести вечер пятницы и субботы: пойти лучше на обе игры или на одну. Сколько придет болельщиков на игру и какая из игр будет лучше - вечерняя, свежая, или субботняя, где, может быть, фаворит сломается. А сможет ли болельщик попасть на обе игры, потому что это его выходные?

Здесь очень много тонкостей, которые необходимо продумывать заранее, а не пытаться одним махом решить этот вопрос, поставив две игры подряд…

Андрей Кривонос: Это наша беда, потому что мы пока не можем расширить лигу. Было бы десять команд - стало бы, конечно, поинтереснее и полегче. В этом году было очевидно, что потенциал нашей команды был больше, чем у других. Хотя, если вы видели, с другими командами у нас имеют место различные интриги.

11 декабря состоится матч, который, наверное, больше всего ждут белорусские болельщики - встреча с московским ЦСКА. На некоторых сайтах проводится опрос о том, как болельщики оценивают шансы "Минска-2006". Большинство говорит о том, что бороться с ЦСКА можно. Получается, что за эти несколько месяцев выступления команды в лиге пессимизм болельщиков несколько развеялся?

Андрей Кривонос: Что значит можно? Играть можно с любой командой. Здесь главное, чтобы команда в это верила и не переоценила соперника. Понятно, что ЦСКА - это известное имя, бренд, и многие игроки там играют уже давно на высоком уровне и показывают отличные результаты. Для нас же это ново. Но мы выходим для того, чтобы оказать сопротивление, и если нам удастся, то мы должны выиграть. А если мы будем выходить и заранее знать, что в игре с ЦСКА у нас нет никаких шансов, то о каком результате мы можем говорить? Мы можем просто опустить руки и сыграть минус 40. Я считаю, что здесь главное - верить. Игроки - это же живые люди, и если вы в них верите, они могут вам показать такое, чего вы даже и не ожидали.

Большая площадка "Минск-Арена" - это излишнее волнение или, наоборот, мотивация?

Андрей Кривонос: Что касается "Минск-Арены", то когда я попал туда впервые, у меня было приятное и теплое чувство. Если сравнивать ее с Дворцом спорта, то там менее комфортно, нежели в "Минск-Арене". Поэтому не было скованности или потери себя в пространстве, а наоборот, было очень приятно играть. Это мне приходилось ходить от одного конца скамейки до другого, а вот людям на паркете, думаю, было намного приятнее…

Александр Куль: Возможность играть в "Минск-Арене" - это показатель уровня игрока. Например, одно дело - проведение игры на Уральской, когда на игру приходит 30 зрителей, из которых 25 - близкие и друзья игроков команд. И совсем другое дело, когда ты приходишь в "Минск-Арену", в большой новый современный зал. Пока сложно будет заполнить ее полностью, но все равно ты видишь людей, которые пришли поддержать, поболеть и посмотреть. Это и есть дополнительная мотивация, когда ты играешь не только для получения результата. Надо стараться делать это красиво и показывать результат, который приятно видеть, а не просто забрасывать мяч.

Раньше баскетбольные клубные команды очень редко заполняли арены, а при выступлении сборных команд, когда игра проводилась во Дворце спорта, зал был обычно полон. Вы выступали в этой команде не один год. Какие перспективы у сборной сейчас?

Андрей Кривонос: Во-первых, в национальной команде сейчас происходит сильный спад. Но стоит отдать должное: люди приходят и верят в то, что команда может выступать и выйти на следующий этап. Я тоже в это верю, но на данный момент есть вопрос - мы идем за результатом или идем на перспективу? Если мы выберем результат, то сделаем все возможное, будем просить ребят, которые играют на высоком уровне, чтобы следующий этап они провели на максимуме и достигли максимального результата. На это у нас есть все шансы, и если мы соберем и проведем плодотворную работу, то все у нас будет хорошо. Но, как уже известно, группы Б больше не будет, и что будет в дальнейшем - мне также сложно сказать. Судя по настроению того же министерства, где я присутствовал, баскетбол - это одно целое, которое включает в себя все молодежные - как мужские, так и женские - команды, национальную команду (мужскую и женскую). То есть, у кого сейчас есть результат, тот и фаворит. О других они не собираются думать. И в то, что они будут нам помогать и поддерживать команду, мне верится с трудом. После этого собрания у меня остался какой-то негатив.

Александр, вы год не играли, вы видели себя дальше в сборной или это для вас уже пройденный этап?

Александр Куль: Вообще-то даже немного больше… Если Андрей Витальевич будет главным тренером сборной и если я буду востребованным, то только ради этого я буду играть. Это те два фактора, которые дают мне возможность вернуться. Каких-либо иных мотиваторов у меня пока нет.

Андрей Витальевич, видите ли вы себя главным тренером сборной?

Андрей Кривонос: На данный момент, скорее всего, нет. Может быть, в будущем, когда все будет видно и понятно …

Александр Куль: Я считаю, что Андрей Витальевич скромничает - я его вижу главным тренером сборной.

Андрей Кривонос: Давайте опустим этот вопрос, поскольку пока это не столь важно…

Данте Стиггерс, американец, недавно дебютировал в команде "Минск-2006". Многие команды также приглашают легионеров, а что касается Беларуси, то делается это не только в баскетболе. Например, хоккейная команда на треть состоит из россиян. Может ли путь приглашения легионеров стать выходом для белорусской сборной или это путь в никуда?

Андрей Кривонос: Если видны слабые стороны на каких-то позициях и есть возможность, то почему бы и нет? Но мы по времени потеряли всё что можно. Сейчас всё только восстанавливается, и если мы пригласим хорошего игрока, который поможет нам в конкуренции внутри команды, то это только плюс.

Потери есть только в игроках или в тренерах тоже? Ведь сегодня молодые тренеры - это ребята, которые недавно играли в сборных: Руслан Бойдаков, вы, Алексей Пынтиков… До этого новых специалистов как-то не появлялось…

Андрей Кривонос: Поколение меняется, и скорее всего, сейчас тот момент, когда идет именно новое поколение…Но нельзя сбрасывать со счетов и старое, потому что у них - опыт. То же самое и у игроков. Если мы собираем национальную сборную, то она должна выступать не только на перспективу, как многие считают. Или мы собираем молодежь, которая будет хорошо выступать лет через пять. Но тогда необходимо создавать молодежные и юниорские клубы. Но если мы собираем все же национальную сборную, то задача там стоит одна - как можно лучше выступить и доказать, что Беларусь умеет играть самостоятельно и выглядеть достойно на международных аренах. Это мое мнение.

Видите ли вы тренером кого-нибудь среди нынешних игроков "Минска-2006"?

Андрей Кривонос: Неплохо выглядел бы на тренерской должности Кузьмин. Александра лучше спросить самого, поскольку он говорит, что это не его стезя.

Александр Куль: Просто я, к сожалению (или к счастью), играю на позиции центрового, с которой совершенно иное видение игры и площадки. Что касается Андрея Витальевича, то еще задолго до получения должности тренера он держал в своих руках бразды правления командой, поскольку он был первым номером. Игрок № 1 - это фактически второй тренер на площадке, который управляет командой, и поэтому он должен уметь видеть игру, расставлять людей по местам, контролировать игру, ее темп и принимать кардинальные решения. Я же по своей сути исполнитель: мне сказали - я побежал.

Но я задумался о тренерской работе, и единственное, в каком качестве я могу себя видеть, - это в работе с ребятами, которые играют на моей позиции, то есть с центровыми.

Андрей Кривонос: Это также не худший вариант.
-20%
-15%
-10%
-50%
-90%
-50%
-20%
-30%
0071423