/ /

Тело капитана женской сборной Беларуси по баскетболу Екатерины Снытиной украшено множеством татуировок, несколько из них посвящены животным. В интервью SPORT.TUT.BY Снытина рассказала о сильной привязанности к своему питомцу, которого возит охотиться в Стайки, причинах приглашения личного бренд-менеджера, дистанционном обучении продажам в интернете и жизни в приграничье Турции с Сирией.

«Люди выбирают по фото, с кем они хотят общаться, — не то что собаку»

Пес Екатерины Снытиной впечатляет благородным окрасом и габаритами. Глядя на фото Кати с Дизелем, девятилетним ирландским сеттером, можно ошибиться с догадками о размерах, так что сразу поясним. Рост Кати — 188 см. Дизеля мы не мерили, но, по словам хозяйки, его рост находится в верхнем пределе для породы, а это примерно 67 см.

Дизель для Снытиной — больше чем просто собака. Об этом она пишет в соцсетях. Другим весомым подтверждением служит татуировка на предплечье правой руки баскетболистки. Она посвящена собаке и является художественной обработкой наружности Дизеля. А ведь часто спортсмены набивают на теле картинки, посвященные членам семьи, или еще проще — имена жен и детей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Задумала сделать татуировку собаки еще два года назад, — рассказывает Катя. — Через поиск в Instagram нашла мастера в Минске, и летом 2017 года это тату появилось. Работа заняла шесть часов. Было больно. Что ж, бывает! Нравится рассматривать тату, особенно когда находишься далеко от собаки. Могу растрогаться и поглаживать себя, будто это Дизель передо мной. Часто люди спрашивают об этом тату, и очень приятно рассказать, кому оно посвящено. Знаете, мы с Дизелем похожи по характеру. Он активный, но любит поваляться. Большой, а ведет себя как ребенок. Когда у меня отрастают волосы, то многие отмечают наше внешнее сходство.

Помимо изображения Дизеля, у Кати Снытиной есть еще несколько татуировок: кошачьи лапки на ключице в честь кота, который прожил с ней пять лет, ласточки на левом запястье, надпись «Невозможное возможно» на внешней стороне рук и слово «Сегодня» с красным и зеленым сердечками на левом предплечье. «Сегодня» служит напоминаем о том, когда Кате нужно сказать, что она любит родителей, или как скоро ей нужно среагировать на их просьбу.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Не скажу, что всю жизнь мечтала об ирландском сеттере, — продолжает Снытина. — В детстве, как и все мои ровесники, хотела иметь далматина — мода была продиктована популярностью фильма «101 далматинец». Увы, родители не разрешили завести питомца. Во-первых, я постоянно находилась в разъездах: сборы и турниры — так что без шансов. Во-вторых, не было денег на покупку щенка. Помню, нашла объявление о продаже в газете «Из рук в руки», и за далматина просили 80 долларов.

И вот в 2008 году стукнуло: хочу ирландского сеттера. Стала гуглить. Нашла заводчицу в Польше, в тот период я играла за команду «Лотос» из Гдыни. Увидела фотографии щенков из помета двухмесячной давности: маленькие комочки с ошейниками разных цветов. Многих забронировали, но выбор имелся. Мне приглянулся щенок с фиолетовым ошейником. Он был единственным, кто на всех фотографиях смотрел в камеру, пока остальные спали или играли друг с другом. Такое чудо! Я влюбилась! Почувствовала, что это мое. Когда же приехала за ним, все три часа, что общалась с заводчицей, он тупо спал в углу. Были ли оправданы мои ожидания? Нет, я не расстроилась. Выбирать по фото, особенно в 21 веке, это нормально. Люди так выбирают, с кем они хотят общаться, — не то что собаку!

Первое, чем пришлось пожертвовать Кате после покупки щенка, — ковром.

— После прививки Дизелю нельзя было выходить на улицу, и я понимала, что он будет писать где-то у меня на съемной квартире. Перегораживала ему проход в гостиную, чтобы он делал свои дела на кухне или в коридоре, но не помогло. Дизель прорывался через коробки, прогрызал их. «Сдаюсь! Ничего не поделаешь, в конце сезона поменяю ковер», — решила тогда.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ухаживать за новым другом Снытиной помогали фанаты «Лотоса». Когда Катя отправлялась на выездные матчи, семейная пара, у которой также был ирландский сеттер, присматривала за Дизелем.

— Он отлично вписался, мне повезло, — признается баскетболистка.

Иногда она оставляла дома включенной еще кассетную видеокамеру, чтобы понимать, что делает собака, пока она на тренировке. Зачастую сразу после ухода хозяйки Дизель наводил порядок на кухне. Осмотр мог завершиться поглощением хлеба. После такого у собаки раздувался живот.

Кстати, первая кличка Дизеля, данная ему заводчицей, — Дакуаз.

— Так называют на Юго-Западе Франции тортик по традиционному рецепту. Кричать на всю округу «Дакуаз!» я бы не смогла, так что придумала собаке новую кличку. Как бы ни был Дизель милым (а полугодовалый щенок похож на кокер-спаниеля), я сразу решила, что спать со мной он не будет. Взглянув на фото взрослого сеттера на фоне ирландских пейзажей, понимала, что и мой вырастет в «коня»! Дисциплины от собаки удалось добиться с помощью польского кинолога, на которого все собаки смотрели влюбленными глазами, в том числе три его гигантские овчарки. По его словам, по первой команде собака, которой разрешается лежать на кровати, должна уйти. Мне такой подход понравился. Иногда все-таки хочется поваляться вместе с Дизелем на кровати или положить на него ноги. Кинолог мог мимикой или выражением лица добиться от Дизеля послушания, а мне рекомендовал подавать ему команды на русском языке. Так Дизель очень скоро понял, как вести себя в обществе.

«Много людей, с которыми начинала вместе курс, завершили обучение, а я — элитная двоечница»

В Польше Дизель прожил два года. Затем перебрался в российский Оренбург, где Снытина выступала за местную «Надежду».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Там у меня ни на что не было времени, — вспоминает Катя. — Приходила с тренировки и умирала от усталости. Потом шла на вторую тренировку и возвращалась домой, не осознавая, что происходит вокруг. А рядом была собака. Дизелю хотелось на прогулку. Родителям говорила, что со всем справляюсь, как вдруг Дизеля укусил клещ… Хорошо знаю, что после этого следует (лежать ночью под капельницей, например) — проходили такое в Минске. Но в Оренбурге почему-то помощь специалистов в ветлечебнице не дала результата. Я плакала в трубку, когда рассказывала матери о бесполезных уколах. Она прилетела ко мне, хотя боится летать на самолетах, и забрала Дизеля. В Минске его спасли. Вот так в 2010 году я бросила идею таскать с собой в сезонах собаку. Мама тоже сказала: «Не надо! Мы его любим, да и с расписанием у нас все устаканилось».

С тех пор Снытина поиграла в Турции, Венгрии, Франции и снова в Турции. С 2015 года она представляет баскетбольный клуб «Хатай».

— Я теряюсь в догадках, где в Хатае можно выгулять такую большую собаку, как ирландский сеттер. Ведь когда спускаешь сеттера с поводка, он не будет бежать рядом, а мигом умчит куда глаза глядят. В Хатае нигде поблизости нет полей. Нужно брать машину и ехать в горы — там лес и простор. Здесь мы выезжаем в Стайки. Ему подойдет и обычный парк, вот только перепугает всех подряд своими размерами и голосом — он им наслаждается. Поэтому лучше ехать на природу. В Стайках Дизель гоняет зайцев, охотится на уток и косуль. Пустился как-то в погоню за косулей, но потерял ее после обманного движения — лучшего, которое я когда-либо видела: косуля сделала движение вправо, а сама драпанула влево. Не многие собаки что-нибудь делают, когда видят косулю, так что я горжусь Дизелем. В другой раз он нырял в пруд и плыл за уткой, оборачиваясь на меня: мол, вот я, нашел! Стреляй! Смешной.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мне нравится выгуливать Дизеля. Стараюсь в это время не пользоваться мобильником. Просто гуляю и ловлю кайф от того, что слышу пение птиц. Чувствую умиротворение. Погружаюсь в собственные мысли, а если рядом папа, то обычно у нас случаются душевные разговоры сразу обо всем.

— Чем вы заполняете пустоту вдали от собаки?

— Частенько устраиваю прогулки по Хатаю без телефона, а значит, без музыки в ушках и разговоров с кем-нибудь. Изучила Хатай вдоль и поперек, но компании для прогулок в тишине не хватает.

Кроме того, учусь самостоятельно скорочтению и товарному бизнесу — удаленно. Если точнее — тому, как через интернет продавать вещи. Как у спортсмена у меня всегда (кроме игрового дня) есть четыре-шесть свободных часов. Если я хочу что-то в этой жизни, помимо успехов в баскетболе, надо работать. Смотрю вебинары, выполняю домашние задания и постоянно нахожусь в контакте со своим учителем. Он из России. Специализируется на продажах товаров из Китая на сайтах-одностраничниках.

— Не считаете ли вы, что работа по такой схеме устарела?

— Нет, я в нее верю. Понятие обмена существовало еще во времена, когда жили австралопитеки и общались на своем примитивном языке… Не знаю, когда завершится моя баскетбольная карьера, однако хочется быть готовой к жизни после спорта. Во многих книгах находила мысль о том, что следует заниматься тем делом, которое нравится. У меня не было никаких идей на этот счет.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— А баскетбол?

— Не знаю, как его продавать в Беларуси. Потому закрылось агентство «Майк Дизель», которое несколько лет назад учредила вместе с Татьяной Лихтарович (баскетболистка сборной Беларуси. — Прим.ред.). Но уезжать из страны не хочу! Работа тренера — точно не мое. Не выдержу, всех поубиваю! В одной книге посоветовали спросить себя, любите ли вы деньги, и если «да», то продажи — ваше. С тех пор успокоилась и направила энергию на обучение товарному бизнесу.

Мой наставник учит находить в интернете целевую аудиторию и методам, которые позволят достучаться до людей. Помню свои эмоции, когда продавала наколенники для игры в баскетбол и, находясь в Турции, получала звонки из Беларуси. Сейчас понимаю, что провела небольшую часть работы, чтобы нащупать спрос, и все же как я была рада! В баскетболе это можно сравнить с кубковой победой, когда никто не верил в твою команду. Или вот еще что. На создание моего первого одностраничника ушло восемь часов. Работала в выходной день. Думала, что уйдет меньше времени и еще успею с девчонками из команды съездить на море. Не получилось. Тем не менее в конце дня я была счастлива. Понимала, что не готова променять новый опыт, полезный в будущем, на бесцельное провождение времени у моря. Таков мой выбор в 32 года.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сейчас тренируюсь продавать на российском рынке игрушечный набор. Результат — реализовала восемь штук. Контекстная реклама у меня выходит на «Яндекс.Директ», таргетированная реклама во «ВКонтакте» и на Facebook, где меня пять раз блокировали. Как выяснилось, Facebook смутило, что я пыталась оплатить в России белорусской карточкой из Турции. Согласна, достаточно оснований, чтобы заблокировать. Следовало предпринять меры для того, чтобы решить проблему. Писала письма в штаб-квартиру Facebook на русском и английском языках… В общем, пока у меня выходит через пень-колоду! Много людей, с которыми начинала вместе курс, завершили обучение, а я — элитная двоечница. Нет прорыва, но мне интересно учиться. Открываю для себя новый мир.

«Кто-то скажет: «Что эта Снытина придумала? Кто ты вообще?»

Если не брать в расчет учебные модели, своего бизнеса у Снытиной нет, зато есть личный бренд-менеджер.

— В начале года видела статью белорусского специалиста в этой сфере и решила с ней связаться. Сказала, что не знаю точно, к чему хочу прийти, но понимаю, что бренд нужен. Возможно, к этому решению меня подвигло прочтение автобиографии теннисистки Марии Шараповой, чей персональный бренд — один из самых сильных в мировом спорте.

В белорусском спорте тоже есть успешные примеры медиаактивности. Например, хоккеист Михаил Грабовский устраивает детские летние лагеря, куда приглашает иностранных тренеров. Александра Герасименя занимается популяризацией плавания через детские соревнования «Золотая рыбка» и ведет проект «Спорт-инклюзия». Чемпионка игр в Пхенчхане-2018 Анна Гуськова выставлением олимпийского бипа на аукцион привлекла внимание к проблеме бездомных животных — вырученные средства были перечислены на счет приюта для животных.

С тем, вокруг какой идеи будет строить свой имидж Катя, она еще не определилась.

— Есть три концепции. Посмотрим, на чем мы остановимся, — объясняет баскетболистка. — Кто-то после прочтения этой статьи скажет: «Блин, да что эта Снытина придумала такое? Это же нелепо! Кто ты вообще?». Я же понимаю, что если не попробую развить свой бренд сейчас, то уже, наверное, никогда этого не сделаю.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В минувшем сезоне Екатерина Снытина выиграла бронзу в чемпионате Турции и серебро в Кубке, где на стадии полуфинала «Хатай» выбил из розыгрыша «Фенербахче». В мае «Хатай» продлил соглашение со Снытиной еще на год.

— Сезоны бывают разные. Иногда домой хочется уже в сентябре. Иногда становится невыносимо после Нового года, и каждый день тянется, как неделя. В этот раз такого ощущения не было. Наверное, потому что мы много побеждали. Комфортно было находиться в команде, хотя в женском коллективе нередки случаи, когда кто-то с кем-то не разговаривает и возникает напряженность. Такое было в прошлом году, а в этом — все гладко. А еще перерывы на игры за сборную в ноябре и феврале становились передышкой от дел в Турции, они позволяли перезарядиться.

«От места, где базируется клуб, до Сирии — полчаса езды на автомобиле»

— Хатай расположен рядом с границей Турции с Сирией. Чувствовали ли вы напряжение, когда в Сирии сбили российский Су-24, а его пилота убили?

— От места, где базируется клуб, до Сирии — полчаса езды на автомобиле. По дороге на клубный завтрак ты обязательно проедешь развязку, где на левом краю установлены блокпосты, а правый — свободен. Вот туда мне и нужно, чтобы попасть на завтрак… В Хатае мне всегда было спокойно. Год или два назад что-то химическое бомбануло в Сирии, но нашей команды в городе не было. Когда мы приехали спустя пять дней позле взрыва, чуть-чуть першило в горле.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Поверьте, в Анкаре мне бывало страшнее, чем в Хатае. В столице Турции едва не произошел госпереворот. А в Стамбуле в аэропорту какие-то люди стреляли из автоматов. Так что в праздники я не выбираюсь в людные места.У трех игроков «Хатая» из числа иностранцев в прошлом сезоне были собаки. Когда клуб отправлялся в выездное турне, животных оставляли на передержку местным жителям.

— Видела, в каком состоянии собак возвращали хозяевам, — качает головой Екатерина. — Они были грязными. Не потому что валялись в грязи, а потому что им не уделяли должного внимания. Когда же они с нами, мы их гладим, расчесываем. Они счастливы! Об эмоциональном состоянии Дизеля я могу судить, извините меня, по запаху. Понимаю, что кто-то другой не станет переживать насчет того, в каких условиях живет его собака, пока он, скажем, в отпуске. Но не я.

— Кстати, во сколько вам обошелся щенок ирландского сеттера в 2008 году?

— Я заплатила за него триста долларов. Это мое лучшее вложение в жизни!

Редакция портала выражает благодарность «Студии Кадр» за помощь в проведении фотосессии.

-20%
-40%
-30%
-10%
-47%
-50%
-45%