Кирилл Клименков, /

Бич наших биатлонистов в том, что они категорически не хотят слушать тренеров, поэтому и результаты у них соответствующие, уверен Вячеслав Толкачев, чемпион мира среди юниоров, бывший тренер сборной Беларуси по биатлону. Об итогах Олимпиады в Ванкувере, а также о том, почему не все наши спортсмены оправдали возложенных на них надежд, наш гость рассказал в студии TUT.BY. 

Закончилась Олимпиада в Ванкувере. Насколько оправдались ваши ожидания? Как вы оцениваете итоги выступления нашей сборной?


Ожидания, конечно, были, но не такими, как получилось. Вышло даже лучше. Я как специалист ожидал медали только от Домрачевой. От эстафет ничего не ждал - там скорость девушек была бесполезной: даже при стрельбе по пять-ноль, в призеры они бы не попали.

Только Домрачева была готова с начала сезона, а я считаю, что если ты готов в начале сезона, то будешь в форме и в конце него, что Дарья и доказала. Могла бы, конечно, и больше, но, видимо, возникли какие-то нюансы.

Вы рассчитывали на то, что она возьмет медаль именно в индивидуальной гонке?

Нельзя сказать, что Домрачева специалист в каком-то конкретном виде - в спринте или гонке. Она неплохо стреляет, хорошо бежит. У нее хорошая подготовка, так что она может успешно выступать в любой гонке. Я считаю, что она была единственной, кто был готов показать хороший результат.

Новиков сделал невозможное. Сейчас многие могут сказать, что ожидали от него результата, но я так не считаю. Стрелок он неплохой, даже можно сказать, хороший, а вот в гоночной подготовке ребята давно уже потеряли тот приоритет, который был когда-то. Когда-то хорошо бежали Рыженков, Валиуллин, но сейчас ребята намного проигрывают из-за своей недоработки: в техническом плане они идут слабо, в тактическом – еще хуже, можно даже сказать, безграмотно.

Когда я в последнее время работал со сборной, многим ребятам, той же Светлане Парамыгиной, говорил, что в техническом плане лучше тренера в Беларуси, чем я, они не найдут. Спортсмен должен понимать технику, без этого толку не будет. Спортсмен должен контролировать себя в любой ситуации:  и в технике по ходу, и в технике по стрельбе он должен всё понимать и делать всё правильно.

Но ведь ребята все - звезды. Если что-то им сказал, сделал какое-то замечание, это воспринимается как нечто сверхъестественное, ненормальное. Попробуй переварить это, а не понимаешь - подойди и спроси еще. Ведь я сам учился, постоянно контролировал себя, поэтому знаю, как и что нужно делать.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (235 Мб)

Валиуллин, Сыман - самые опытные спортсмены в мужской команде. У женщин самая опытная Назарова. Но так получилось, что именно эти ребята показали разочаровывающий результат в команде и совсем не оправдали надежд. С чем это связано? Почему именно опытные подвели на этой Олимпиаде?

У Валиуллина есть проблемы со стрельбой стоя, у него нет уверенности в себе. Он настолько уже зациклился на своей стойке, настолько в ней не уверен, что, приходя на рубеж, он думает не о том, как сделать ноль или как попасть во время выстрела. У него в мыслях - хорошо выстрелить. А хорошо выстрелить и как это сделать правильно - это большая разница, это вещи несовместимые. Во время выстрела нужно думать не о результате, а о том, как это сделать правильно. Тогда спортсмен будет стрелять.

Нужно работать над психологическим состоянием, чтобы появилась уверенность, чтобы, подходя к рубежу, спортсмен знал всю технику и контролировал себя. Программа выстрела должна быть постоянно в голове, по ходу выстрела нужно постоянно проверять себя, тогда и результат будет.

Концентрация спортсменов на стрельбе должна быть идеальной. Чуть отвлекся - начинаешь "мазать", и результата уже не будет. Хороший спортсмен должен уметь настраиваться, в первую очередь, на стрельбу, концентрироваться только на том, как это сделать правильно. Все помехи нужно пропускать мимо ушей и глаз, и тогда будет результат.

Уже не первый год мы слышим комментарии тренеров перед сезоном о том, что Валиуллин начал выбивать пять из пяти на стойке, всё у него в порядке, но как только начинаются соревнования, каждый год одно и то же. Получается, что в техническом плане у него все нормально, а все дело в психологии? Может быть, стоит взять психолога в команду, чтобы он индивидуально работал с Рустамом?

Прежде всего, психолог сам должен быть спортсменом. У меня тоже были ситуации, когда лежка не шла. Если у спортсмена есть школа стрельбы, и он умеет стрелять, и он начинает стрелять плохо, значит, в эту технологию правильной стрельбы вкрадываются ошибки. Если спортсмен начинает больше стрелять, он эту ошибку закрепляет.

Я всегда в таких случаях лежку не стрелял, только стойку, которая шла хорошо. Я был уверен, что через пару тренировок у меня и лежка пойдет. Если я умею стрелять, значит, я должен стрелять.

Я сейчас проанализировал всю свою спортивную карьеру. Иногда ночью просыпаюсь и вспоминаю то, что когда-то было.

За неделю до старта Олимпиады-1994 я знал, что Парамыгина может запросто выиграть две медали, и никто ей даже сопротивление не окажет. Но на тренировке она делает одну минуту штрафа, на следующей – две минуты, на третьей тренировке у нее уже три минуты штрафа. У спортсмена начинается психоз прямо накануне старта. Сейчас я бы отобрал у Светланы винтовку и сказал: "Катайся!". А перед самым стартом взял бы пачку патронов, спокойно с ней отстреляли бы мишень, и я даже не сомневаюсь, что она стрельнула бы идеально. Она бы поняла, что стрельнет в любой ситуации, и эмоционально она была бы готова. Но на тот момент мы не могли такого сделать – меня бы просто сожрали за такое. Но сейчас я бы на это пошел, и уверен, что это было бы правильно.

Когда Светлана закончила свою карьеру, мы надеялись, что Ольга Назарова ее заменит. На Олимпиаде в 2006 году она все время была в десятке, а сейчас проехала одну гонку, показала 74 результат, и больше ее не выпускали. С чем связано то, что она не смогла выйти на должный уровень?

Конек Назаровой – летний биатлон. Хотя, я считаю, что если человек функционально готов бежать, он и на лыжах должен работать хорошо. Но, опять же, все упирается в технику, в тактику.

После Олимпиады в Нагано я детально разобрал работу наших спортсменов: на первом круге они значительно выигрывали у всех спортсменов, на втором шли вровень, а на третьем проигрывали. Нашим биатлонистам не хватает силы, они бегут одношажно, а это очень серьезная силовая работа. Она скоростная, позволяет быстро набрать ход, но все время такой ритм спортсмен выдержать не может. К концу дистанции у него уже не тот толчок, нет уже мощи. Нельзя двигаться на одном ходу, нужно уметь отдыхать.

У нас никто не умеет правильно бежать двухшажным ходом, никто. Единственный, кто у нас бежал его правильно, - Слава Плаксунов. Он этим ходом владел классно. Этот ход очень легкий, затраты энергии минимальные из всех ходов. Посмотрите на Бьорндалена, как легко он двигается.

А Назарова… Ну, не бежит она в этом году, не идет у нее. Девчонки наши стреляют хорошо, но бегут слабо, над техникой ей еще надо работать. Потенциал у них колоссальный, но тактическая и техническая безграмотность сводят всё на нет.

Для того чтобы привить западные методики, к нам приглашают иностранных специалистов. Насколько это оправданно? Можно ли таких специалистов найти у нас?

Есть у нас специалисты хорошие. Да, у немцев есть школа, но и у нас есть неплохие стрелковые тренеры. Мы больше внимания обращаем на стрельбу, а немцы - на скорость. Я считаю, что если спортсмен хороший стрелок, то скорость подойдет сама.

Конечно, у немцев есть что-то такое, тренируют ведь наших девушек. Но я считаю, что и своих стрелков у нас хватает. Наши бывшие биатлонисты сами говорят, что мы не хуже работали над стрелковой подготовкой. Если бы девчонки больше прислушивались к тренерам, то и результат был бы лучше. Но очень сложно было убедить их, доказать, объяснить, что делать нужно именно так.

Что можно сказать о нашей молодежи, о тех, кто уже принял участие в Олимпиаде и о тех, кто числится в резерве?

Я сейчас мало общаюсь с биатлонистами. Понравился мне Абраменко. Можно поработать с техникой, морально – он еще молод. Если тренер не может подсказать в начале, а ученик не может его понять смолоду, то если у него голова работает, то опыта он набирается сам. Естественно, хотелось бы, чтобы это было раньше. Будущее парня хорошее: если он поработает над собой, перспектива у него есть.

Есть хорошие молодые ребята, юниоры. И девчонки есть хорошие: стреляют пять из пяти, и ведь Зиберт с ними не работал. Работали наши, белорусы, и девчонки и стреляют, и бегают отлично.

Почему в таком случае продолжается практика завоза спортсменов из России? Есть ли в этом смысл?

Это самый легкий путь. Проще привезти уже бегающего спортсмена, хотя и в России уже возникают проблемы. При Союзе было много детских спортивных школ и у них, и у нас, но после распада их не стало. Россия сейчас пожинает плоды: тренеры говорят, что и выбрать сейчас не из кого.

Конечно, сложнее растить своего биатлониста. Нужно не торопиться выпускать спортсменов, не выдавать их на гора. Они должны прийти в большой спорт на всем своем, тогда и работать с ними будет легче.

В лыжном ходу есть масса техник, и чем больше видов спортсмен освоит, тем легче ему будет показать результат. У Рыженкова был очень классный подъемный вариант: падающее движение, которое завораживало зрителей. В те годы на мировой арене он был в лидерах по ходу. Тогда это еще только зарождалось, техника менялась, Бьорндален тогда еще только входил в большой спорт. Кстати, над Бьорндаленом в Осло наши спортсмены смеялись, глядя на его технику, а я говорил: "Погодите! Вы еще этого парня увидите". И я как в воду смотрел. Я уже тогда обратил внимание, что он бежит технично, что его короткие движения и короткие толчки - это то, что будет в скором времени.

Все иностранцы переняли такой ход, а Рыженков потерял, потому что не пошел дальше.

Раньше в эстафетах мы были претендентами на медаль, а сейчас женщины показывают седьмой результат, мужчины - одиннадцатый. Действительно ли это реальный уровень белорусского биатлона?

Что показывают, то и реальность. Что же, я могу сказать, что их настоящее место третье? Это же видно не по одному старту, но и по Кубкам. Женщины не способны по ходу соревноваться с сильнейшими, и никогда не займут призовые места. Поэтому реально они сейчас находятся на том месте, которое и занимают.

То же самое касается и ребят в эстафете: ничего у них не будет, пока они не начнут головой думать.

Если спортсмены больше слушают тренера и тренер говорит правильные вещи, всё получится. Спортсмен должен понимать технику, контролировать ее, тогда он будет бежать правильно, технично и экономно, тогда и результат будет. Безусловно, нельзя воспринимать категорично и безотказно каждое слово тренера, ведь он тоже ошибается. Если спортсмен видит, что тренер ошибается, нужно поговорить, обсудить, доказать, что он не прав.

Такие результаты наших биатлонистов - это последствие неких их личных ошибок, или все же есть проблемы в самой системе подготовки?

У каждого тренера есть своя система, какой-то одной для всех тренеров нет и никогда не будет. Каждый тренер нарабатывает свою практику. Да, что-то общее есть: тренер читает, общается, выбирает что-то лучшее из систем других тренеров.

У любого тренера есть что-то хорошее, а есть что-то плохое, и если они между собой общаются, они черпают друг у друга. И плохо, если тренер работает только по-своему, без учета опыта других. Значит, логики у него маловато.
 

Каталог TUT.BY представляет занятия биатлоном в Минске.
-50%
-20%
-20%
-20%
-15%
-20%
-20%
-21%
-20%
-10%