103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходит 2 марта
  2. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  3. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  4. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  5. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  6. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  7. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  8. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  9. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  10. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  11. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  12. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  13. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  14. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  15. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  16. Минское «Динамо» сражается со СКА в Кубке Гагарина. Онлайн
  17. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  18. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  19. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  20. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года врачу с отсрочкой
  21. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  22. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  23. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  24. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  25. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  26. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  27. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  28. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  29. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  30. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси


Андрей Березняк,

Удмуртская биатлонистка в Тюмени. У спортсменки остановилось сердце. Врачи на трассе спасти девушку не смогли. "Лента.ру" приводит хронологию событий и разбирается в причинах трагедии.

Фото: личная страница Алины Якимкиной
Фото: личная страница Алины Якимкиной "ВКонтакте"

Традиционно спорт связывают со здоровым образом жизни. Но лишь тогда, когда речь не идет о спорте высших достижений. У 21-летней Алины Якимкиной сердце остановилось прямо на дистанции — за 700 метров до финиша этапа Кубка России по биатлону в Тюмени. Врачи на соревнованиях присутствовали, но помочь не смогли. Гонка продолжилась, и никто из соперниц не остановился, не помог, не сделал искусственное дыхание.

В свете последних скандалов подозрение сразу пало на допинг. Но этап Кубка России — не тот старт, ради которого стоит рисковать здоровьем и карьерой. Конечно, можно не сомневаться: экспертиза в этом отношении будет самой полной. Но даже результаты, показанные биатлонисткой накануне, отнюдь не свидетельствуют об употреблении спортивной химии. Накануне сама Якимкина жаловалась, что "не бежится".

Фото: URA.ru
Алина Якимкина. Фото: URA.ru

По словам министра по физической культуре, спорту и молодежной политике Удмуртии Игоря Краснова, смерть биатлонистки не могла быть вызвана допингом или лекарствами.

Вызвал вопрос и допуск Якимкиной к соревнованиям. Раз в полгода спортсмены проходят диспансеризацию, и специалисты — фактически обычные врачи — делают заключение о состоянии здоровья атлета: может тот участвовать в стартах или нет. Обследование перед каждым турниром необязательно.

Подруга биатлонистки рассказала, что ранее девушка проходила курс лечения. "Пару лет назад при диспансеризации у Алины выявили проблемы со здоровьем. Она принимала таблетки, делала специальную гимнастику и упражнения для сердца и, как говорила, вылечилась. Ее допускали до соревнований. То, что произошло, — полнейший шок. Алина была замечательной подругой", — отметила в интервью "Советскому спорту" одна из партнеров Якимкиной по команде, имя которой не сообщается.

Недостаток такого подхода виден сразу: у врачей, проводящих диспансеризацию, нет ни полной картины состояния здоровья спортсмена, ни результатов наблюдений в динамике, а это главное. Какие-то показатели сердечной деятельности сегодня находятся в пределах нормы, но если сравнить их с данными измерений на протяжении длительного периода, можно вовремя выявить негативную тенденцию.

Фото: личная страница Алины Якимкиной
Фото: личная страница Алины Якимкиной "ВКонтакте"

Мог бы помочь врач, прикрепленный к спортсмену. У сборной команды Удмуртии такой был, но с Владимиром Красильниковым местная федерация рассталась в конце декабря прошлого года, а замену ему найти не успели. Бывший врач говорит, что видел изменения на кардиограмме биатлонистки, но ни у него, ни у кардиологов ижевского диспансера ее состояние опасений не вызвало. И сама Алина знала о проблемах, но не считала их серьезными.

Летальные случаи в спорте случаются. Чемпион мира в шоссейных велогонках Том Симпсон скончался на 13-м этапе "Тур де Франс" 1967 года на подъеме на склон Мон-Ванту от сердечного приступа. Его смерть попала в объективы кинокамер, а причины ее были установлены врачами — обезвоживание, вызванное употреблением амфетаминов в сочетании с алкоголем. Допинг той эпохи. Совсем свежа в памяти трагедия Антонио Пуэрты, защитника "Севильи", умершего прямо на футбольном поле. До него были румын Каталин Хылдан, Миклош Фехер из "Порту" и другие.

Когда происходят такие трагедии, взгляды болельщиков и общественности в первую очередь устремляются на тех, кто по долгу службы должен контролировать здоровье спортсменов. Организм атлета, регулярно подвергающийся физическим сверхнагрузкам, всегда в зоне риска. Сердце — не мотор с гарантийным сроком и требует к себе пристального внимания.

В советское время действовал комплекс мер по исследованию и внедрению на практике систем перманентного контроля и повышения функциональности спортсменов, были научные группы, мониторившие состояние здоровья спортсменов. Денег на это не жалели, но даже с таким подходом мониторинг охватывал лишь "главные" команды и представителей "медалеемких" видов спорта.

С распадом Союза все это ушло в небытие, и спортсмены остались один на один с врачами команд (где они были) и специалистами диспансеров. О том, чтобы начинать мониторинг с детских школ, где проблемы можно выявить на раннем этапе, речи уже не шло. В итоге в большой спорт как попадали, так и попадают юноши и девушки с латентными патологиями, способными "выстрелить" в любой момент. И если в игровых видах, где команды так или иначе находятся под постоянным присмотром клубных врачей, какой-то контроль при должном финансировании еще возможен, то в индивидуальном спорте средств на это не хватает. Так, в петербургском "Зените" в свое время обнаружили проблемы с сердцем у кумира фанатов — украинского форварда Геннадия Поповича. Ему запретили играть, но, увы, в возрасте 37 лет его не стало.

Реалии таковы, что чаще всего врачи хватаются за голову только после того, как трагедия уже случилась. Сетовать на низкую квалификацию специалистов не приходится, но кластер именно спортивных врачей и в России, и за рубежом крайне узок. Полноценное наблюдение, например, в одной только спортивной школе обходится от трех миллионов российских рублей в месяц, и это без учета стоимости оборудования. Соответствующие предложения на рынке есть, федерации, спортивные организации и рады бы ими воспользоваться, но бюджетов нет. Для индивидуальных видов спорта это в принципе неподъемные деньги, поэтому и внедряются научные подходы сегодня разве что только в большом теннисе, где в подготовку и так привыкли серьезно вкладываться.

В смерти Алины Якимкиной будут разбираться и врачи, и Союз биатлонистов России, и Следственный комитет. Вопросы стоят острые: если было известно о некоторых проблемах, почему спортсменку допустили к гонке? Даже если на момент обследования ее показатели соответствовали норме, почему кардиологи не взяли ее под пристальный контроль?

Конечно, огульно обвинять врачей не стоит. Но проблему медицинского контроля в спорте решать надо. И каждый раз, когда вы видите на своих экранах или с трибуны спортсмена, который, как вам кажется, не оправдывает сейчас своими результатами возлагаемых на него надежд, просто вспомните юную красавицу Алину Якимкину, которая в прямом смысле отдала спорту свою жизнь.
-15%
-20%
-10%
-30%
-40%
-50%
-10%
-12%
-40%
-50%
-25%