177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  2. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  3. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  4. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  5. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  6. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  7. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  8. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  9. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  10. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  11. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  12. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  13. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  14. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  15. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  16. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  17. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  18. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  19. Зверства школьников, «перевоспитание землей» и управляемый хаос. 55 лет Культурной революции в Китае
  20. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  21. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  22. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  23. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  24. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  25. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  26. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  27. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  28. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  29. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  30. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен


Андрей Березняк,

Удмуртская биатлонистка в Тюмени. У спортсменки остановилось сердце. Врачи на трассе спасти девушку не смогли. "Лента.ру" приводит хронологию событий и разбирается в причинах трагедии.

Фото: личная страница Алины Якимкиной
Фото: личная страница Алины Якимкиной "ВКонтакте"

Традиционно спорт связывают со здоровым образом жизни. Но лишь тогда, когда речь не идет о спорте высших достижений. У 21-летней Алины Якимкиной сердце остановилось прямо на дистанции — за 700 метров до финиша этапа Кубка России по биатлону в Тюмени. Врачи на соревнованиях присутствовали, но помочь не смогли. Гонка продолжилась, и никто из соперниц не остановился, не помог, не сделал искусственное дыхание.

В свете последних скандалов подозрение сразу пало на допинг. Но этап Кубка России — не тот старт, ради которого стоит рисковать здоровьем и карьерой. Конечно, можно не сомневаться: экспертиза в этом отношении будет самой полной. Но даже результаты, показанные биатлонисткой накануне, отнюдь не свидетельствуют об употреблении спортивной химии. Накануне сама Якимкина жаловалась, что "не бежится".

Фото: URA.ru
Алина Якимкина. Фото: URA.ru

По словам министра по физической культуре, спорту и молодежной политике Удмуртии Игоря Краснова, смерть биатлонистки не могла быть вызвана допингом или лекарствами.

Вызвал вопрос и допуск Якимкиной к соревнованиям. Раз в полгода спортсмены проходят диспансеризацию, и специалисты — фактически обычные врачи — делают заключение о состоянии здоровья атлета: может тот участвовать в стартах или нет. Обследование перед каждым турниром необязательно.

Подруга биатлонистки рассказала, что ранее девушка проходила курс лечения. "Пару лет назад при диспансеризации у Алины выявили проблемы со здоровьем. Она принимала таблетки, делала специальную гимнастику и упражнения для сердца и, как говорила, вылечилась. Ее допускали до соревнований. То, что произошло, — полнейший шок. Алина была замечательной подругой", — отметила в интервью "Советскому спорту" одна из партнеров Якимкиной по команде, имя которой не сообщается.

Недостаток такого подхода виден сразу: у врачей, проводящих диспансеризацию, нет ни полной картины состояния здоровья спортсмена, ни результатов наблюдений в динамике, а это главное. Какие-то показатели сердечной деятельности сегодня находятся в пределах нормы, но если сравнить их с данными измерений на протяжении длительного периода, можно вовремя выявить негативную тенденцию.

Фото: личная страница Алины Якимкиной
Фото: личная страница Алины Якимкиной "ВКонтакте"

Мог бы помочь врач, прикрепленный к спортсмену. У сборной команды Удмуртии такой был, но с Владимиром Красильниковым местная федерация рассталась в конце декабря прошлого года, а замену ему найти не успели. Бывший врач говорит, что видел изменения на кардиограмме биатлонистки, но ни у него, ни у кардиологов ижевского диспансера ее состояние опасений не вызвало. И сама Алина знала о проблемах, но не считала их серьезными.

Летальные случаи в спорте случаются. Чемпион мира в шоссейных велогонках Том Симпсон скончался на 13-м этапе "Тур де Франс" 1967 года на подъеме на склон Мон-Ванту от сердечного приступа. Его смерть попала в объективы кинокамер, а причины ее были установлены врачами — обезвоживание, вызванное употреблением амфетаминов в сочетании с алкоголем. Допинг той эпохи. Совсем свежа в памяти трагедия Антонио Пуэрты, защитника "Севильи", умершего прямо на футбольном поле. До него были румын Каталин Хылдан, Миклош Фехер из "Порту" и другие.

Когда происходят такие трагедии, взгляды болельщиков и общественности в первую очередь устремляются на тех, кто по долгу службы должен контролировать здоровье спортсменов. Организм атлета, регулярно подвергающийся физическим сверхнагрузкам, всегда в зоне риска. Сердце — не мотор с гарантийным сроком и требует к себе пристального внимания.

В советское время действовал комплекс мер по исследованию и внедрению на практике систем перманентного контроля и повышения функциональности спортсменов, были научные группы, мониторившие состояние здоровья спортсменов. Денег на это не жалели, но даже с таким подходом мониторинг охватывал лишь "главные" команды и представителей "медалеемких" видов спорта.

С распадом Союза все это ушло в небытие, и спортсмены остались один на один с врачами команд (где они были) и специалистами диспансеров. О том, чтобы начинать мониторинг с детских школ, где проблемы можно выявить на раннем этапе, речи уже не шло. В итоге в большой спорт как попадали, так и попадают юноши и девушки с латентными патологиями, способными "выстрелить" в любой момент. И если в игровых видах, где команды так или иначе находятся под постоянным присмотром клубных врачей, какой-то контроль при должном финансировании еще возможен, то в индивидуальном спорте средств на это не хватает. Так, в петербургском "Зените" в свое время обнаружили проблемы с сердцем у кумира фанатов — украинского форварда Геннадия Поповича. Ему запретили играть, но, увы, в возрасте 37 лет его не стало.

Реалии таковы, что чаще всего врачи хватаются за голову только после того, как трагедия уже случилась. Сетовать на низкую квалификацию специалистов не приходится, но кластер именно спортивных врачей и в России, и за рубежом крайне узок. Полноценное наблюдение, например, в одной только спортивной школе обходится от трех миллионов российских рублей в месяц, и это без учета стоимости оборудования. Соответствующие предложения на рынке есть, федерации, спортивные организации и рады бы ими воспользоваться, но бюджетов нет. Для индивидуальных видов спорта это в принципе неподъемные деньги, поэтому и внедряются научные подходы сегодня разве что только в большом теннисе, где в подготовку и так привыкли серьезно вкладываться.

В смерти Алины Якимкиной будут разбираться и врачи, и Союз биатлонистов России, и Следственный комитет. Вопросы стоят острые: если было известно о некоторых проблемах, почему спортсменку допустили к гонке? Даже если на момент обследования ее показатели соответствовали норме, почему кардиологи не взяли ее под пристальный контроль?

Конечно, огульно обвинять врачей не стоит. Но проблему медицинского контроля в спорте решать надо. И каждый раз, когда вы видите на своих экранах или с трибуны спортсмена, который, как вам кажется, не оправдывает сейчас своими результатами возлагаемых на него надежд, просто вспомните юную красавицу Алину Якимкину, которая в прямом смысле отдала спорту свою жизнь.
-53%
-10%
-10%
-50%
-65%
-80%
-20%
-40%
-8%