• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Надежда Скардино стала первым номером белорусской биатлонной сборной, после того как паузу в карьере взяла трехкратная олимпийская чемпионка Дарья Домрачева. Во время коротких предновогодних каникул Надя отлучилась на побывку в родной Сестрорецк и заглянула в Минск. Корреспондент SPORT.TUT.BY связался со спортсменкой и расспросил о загадочном вирусе, поразившем всю женскую команду в Поклюке, о шишке на голове, набитой во время гонки в Эстерсунде, о лидерском бремени, пополнении в сборной, изменениях в тренерском штабе и многом другом.

Фото: biathlon.by
Надежда Скардино. Фото: biathlon.by

— Первый вопрос — о том, как перенесли вирус, поразивший всю команду на этапе Кубка мира в Поклюке?

— Все хорошо, вроде поправляемся. Надю Писареву выписали из больницы, где она пробыла дней пять. Сейчас уже понемногу тренируется. Когда я уезжала на побывку домой, девочки остались на сборе в Поклюке.

— Поклюка для вас — счастливое место. Здесь в 2007 году вы впервые набрали кубковые очки, в 2009-м первый раз попали «в цветы», войдя в восьмерку лучших. Первый пьедестал в личных гонках в сезоне-2012/13 тоже пришелся на Поклюку. А тут угораздило. Вычислили, откуда это на вас свалилось?

— Никто не может сказать точно. Там ведь еще две команды пострадали. Так до сих пор и не поняли, что это: то ли вирус, то ли отравление. Никто не застрахован от таких случаев. Сейчас зима, иммунитет ослаблен. Народу на соревнованиях много, все общаются друг с другом. Гостиница большая.

— Как думаете, если б не этот вирус, ваш результат в масс-старте мог быть еще лучше, чем 5-е место?

— Сложно сказать. В преследовании мне точно было тяжеловато. А во время масс-старта самочувствие уже вроде было хорошее. Так что не знаю, удалось бы подняться выше. Все-таки отрыв от третьего места составил более 20 секунд.

И все-таки надеюсь, что это был не предел моих возможностей и при благоприятных обстоятельствах смогу показать лучший результат. Чувствовала, что на пятом круге сил немного не хватило. Но зато стрельба была хорошей. Постараюсь в следующий раз подняться выше.

— Когда зацепили этот вирус, не было мыслей поберечься, не выходить на старт?

— Я заболела немного раньше, чем другие. Поэтому и на поправку пошла быстрее. А вот половина австрийской команды на старт даже не вышла. И наши девочки не все смогли, хотя и хотели.

Что касается меня, то в Поклюке мне всегда хорошо бежится. Поэтому старалась сделать все, чтобы не пропускать гонки. Цель была стартануть, а потом уже смотреть по состоянию. В итоге сходить с дистанции не довелось, во всех гонках добралась до финиша.

Фото: instagram.com/pisarevanadezhda
Надежда Писарева и Надежда Скардино. Фото: instagram.com/pisarevanadezhda

Решение принимается после консультаций с врачом и тренерами, но окончательное слово остается за спортсменом, потому что только он по-настоящему чувствует свое состояние, знает, когда можно перетерпеть, а когда не стоит. Ведь если где-то чересчур переусердствовать, то эти геройства могут обернуться тем, что лечение потом займет намного дольше, чем одна или две пропущенные гонки. Здоровье надо беречь, оно еще пригодится, ведь почти весь сезон впереди.

— Условия соревнований в Поклюке чем-то схожи со стадионом в Сочи, где вы завоевали олимпийскую бронзу?

— Обе арены находятся примерно на одной высоте. А трассы в Сочи посложнее. Хотя и в Поклюке их нельзя назвать легкими, особенно на 2-километровом круге, половина которого идет почти все время в подъем.

— Получается, для вас чем сложнее, тем лучше?

— Я себя хорошо чувствую в среднегорье. Это, наверное, помогает. И горный рельеф я люблю больше, чем равнинный.

— Так вышло, что лучшие пока ваши гонки нынешнего сезона сопровождались приключениями. В Эстерсунде было 6-е место в индивидуалке — причем несмотря на падение уже на первом круге и шишку на голове, поразили все 20 мишеней…

— Место, где все случилось, находится после спуска, там есть поворот в подъем. Когда проезжали тот участок на разминке, было все хорошо. Но по ходу гонки трассу немного «расплужили», и прямо на подъеме появился лед. Я ехала по внутреннему радиусу, девочка, которая передо мной — по внешнему. Нога попала на лед, я поскользнулась и упала назад, винтовка же, которая была за спиной, пошла вперед и врезалась в снег. Вот так мы с ней и встретились (смеется). Ударилась головой о ствол. Боль была очень сильная, и я даже думала, что не доеду, тем более что впереди был сильный подъем. Но решила все же дотянуть до стрельбища, посмотреть, как пройдет стрельба. Я ведь еще не знала, что там с винтовкой случилось, не повреждена ли она.

А когда на рубеже закрыла все мишени, как-то легче стало. Стресс помог мобилизоваться, не думать о выскочившей на голове шишке. Знала, что при падении потеряла секунд 20 минимум. И смогла как следует разбежаться только к третьему кругу. Понимала, что только безупречная работа на рубеже могла компенсировать потерю времени после падения. В итоге удалось пройти все четыре рубежа с нулем промахов.

В следующие пару дней было тяжело, голова болела. Но потом прошло. От падений никто не застрахован, хорошо, что обошлось без серьезных последствий.

— Роль лидера, первого номера сборной — для вас это что-то новое? Или же что-то подобное бывало в юношеских командах? Может быть, изменились требования тренеров, отношение со стороны подруг по команде, соперниц?

—  Роль первого номера? Не помню. Может, в школьных командах что-то такое было. Но вообще на это как-то не обращала внимания. Да и сейчас особых изменений нет. Разве что чувствую больше ответственности. Не скажу, что стала больше или меньше работать, потому что всегда работаю в полную силу, на 100 процентов.

Мы же понимаем, что наши болельщики привыкли к Дашиным результатам, медалям. По комментариям в интернете видим, что им и сейчас хочется видеть более оживленные для себя гонки. Наверное, из-за этого возникает какое-то напряжение, девочки стали к себе еще более требовательными. Но, поверьте, мы всегда стремимся показывать все, что можем. И я надеюсь, что в этом сезоне все-таки будут такие моменты, которые очень порадуют болельщиков, тренеров и нас самих. Потому что мы не меньше хотим от себя высоких результатов.

А что касается особого отношения к первому номеру, то у нас нет такого, чтобы к кому-то в команде было больше уважения, а к кому-то меньше. Девочки всегда чувствовали себя в коллективе на равных. Никогда не было, чтобы кого-то возвышали. По крайней мере, я ничего подобного не чувствовала.

— А на вас лично лидерское бремя психологически давит?

— Возможно, прибавилось немножко нервозности. Пишут, что отражается на моей стрельбе, особенно это касается последнего выстрела. И, наверное, это действительно, скорее, проблемы психологического характера, чем технического. Но это все от очень большого желания выступить как можно лучше. Хочется приносить команде больше очков, быть выше в рейтинге.

— В межсезонье в команде произошли изменения в тренерском штабе. Одно из них — расставание с австрийским специалистом Альфредом Эдером. Это ведь он в прошлом году помогал вам осваивать новую изготовку, переделывать ложе винтовки, когда после операции вы вынуждены были учиться прицеливаться левым глазом. Сложно теперь без Альфредушки?

— Да, за год мы к нему очень привыкли. Была очень слаженная работа, всем нравилось. Но не все от нас зависит.

Фото: GEPA
Альфред Эдер. Фото: GEPA

Были очень рады встретить Альфреда в Хохфильцене и Поклюке. Он нам всегда говорит: «Если нужна какая-то помощь — обращайтесь обязательно».

— Приходилось воспользоваться этой помощью?

— Когда Аня Сола столкнулась с Ольгой Подчуфаровой, у нее сломалась винтовка. И Альфред Эдер нашел нам специалиста в Хохфильцене, который починил оружие.

— Но вы чувствуете сейчас нехватку Эдера? Или пока достаточно того, что он вложил в вас в прошлом сезоне?

— У нас в этом сезоне и тренеры поменялись, и методика подготовки. Работа строилась по-другому — и стрелковая, и по физподготовке. Но то, что заложил Эдер в прошлом году, — оно все по-прежнему работает и приносит плоды.

— Вы уже полностью адаптировались к новому ложу своей «гнутой» винтовки?

— Если в прошлом году полсезона пришлось привыкать, постоянно что-то переделывать в винтовке, то теперь я отработала с ней все лето и могу сказать, что проблем нет.

Нельзя, конечно, утверждать, что освоила ее точно так же, как и ту, когда целилась другим глазом. Ведь там была стандартная винтовка, которая совершенствовалась десятилетиями, где все просчитано. И тренеру было проще подсказать, если возникали какие-то проблемы при стрельбе.

Здесь же специфика в том, что приходилось ориентироваться только на мои ощущения. Все изменения производились методом тыка. Если мне что-то долго не нравилось, обсуждали это с тренерами и вносили изменения. Спасибо тренерам, что доверяли мне и помогали.

Сейчас есть некоторые проблемы со скоростью стрельбы. Наверное, они связаны с особенностями винтовки, из-за которых мне приходится дольше готовиться к первому выстрелу. Но будем искать способ, как улучшить этот компонент. Все-таки невооруженным глазом видно, что проблема скорости стрельбы есть, и хотелось бы ее решить.

- А как дела у Клауса Зиберта, работавшего с белорусской сборной до окончания олимпийского сезона-2013/14? Команда ведь поддерживает с ним контакт?

- Мы с ним переписываемся часто, он всегда смотрит наши гонки и поддерживает нас! Но ему сейчас непросто - снова проходит очередной комплекс химиотерапии...

— Приход Владимира Королькевича — еще одно изменение в штабе сборной. Он сам в интервью журналистам признался, что команда приняла его настороженно. Это в самом деле так?

— Изначально в мае он ведь шел в мужскую команду, а с нами должен был остаться Альфред Эдер. Но из-за каких-то нюансов, о которых лучше знает наше руководство, он ушел. С Королькевичем мы стали работать ближе к августу.

Насчет настороженности… Пока все нормально с ним работают. Если он специалист хороший, то мы увидим результаты и все будут довольны тем, что он нам дал. У него есть много наработок и методик, которые уже пошли на пользу.

Специфика методики Королькевича - в том, что к старту сезона спортсмены подходят немного загруженными силовой подготовкой и не так быстро выходят на пик формы. Меньше времени уделяется скоростной работе, а больше — атлетической и технической. Сейчас сложно сказать, насколько это верное направление, но в техническом плане спортсмены вроде сделали шаг вперед.

Фото: Советский спорт
Владимир Королькевич. Фото: Советский спорт

— Ваши ожидания и действительность сильно разошлись во время работы с Королькевичем?

— Его подход и новые методики интересны! Я не могу говорить за всех спортсменов, но мне он уже дал какие-то плюсы. Основная работа уже сделана, осталось ждать результатов.

Но выводы лучше сделать в конце сезона. Тем более что тренеры сказали, что главным стартом сезона будет чемпионат мира, и в первую очередь именно к нему будут пытаться плавно подводить спортсменов.

Надеюсь, как тренеры и обещают, пик формы придется на чемпионат мира в марте.

— Лично для вас это не очень привычные сроки, ведь вам больше удается старт сезона.

— Честно говоря, не знала, каким будет мое состояние в начале сезона. Но, насколько я чувствую, сильно оно вроде не поменялось, и я этому рада, потому что мне хочется хорошо выступать в тех местах, где могу.

В целом же план на сезон у меня немного поменялся. Не поеду на этапы Кубка мира в Канаде и США, поскольку всем известно, что в марте я хуже бегаю, нежели в январе и декабре. Поэтому принято решение, что пропущу этапы в Северной Америке и буду целенаправленно готовиться к чемпионату мира, чтобы выйти в Холменколлене на второй пик.

Это, конечно, экспериментальная подготовка, но посмотрим: может быть, это окажется тем самым шагом, который поможет показать хорошие результаты на чемпионате мира.

— Эта стратегия перекликается с той, которая применялась при подготовке к Олимпиаде в Сочи?

 — Ну да, тогда я тоже пропускала. Правда, только один этап. Но и Сочи были немножко раньше — в феврале. И, как показала жизнь, тот выбор был верным.

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY
Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

— Пропуск двух этапов осложнит осуществление одной из целей в карьере, которую вы поставили перед собой после завоевания олимпийской медали, — попасть в десятку общего зачета Кубка мира…

— Да, будет сложновато. Ведь, наверное, мало кто будет пропускать два этапа. Скорее всего, конкурентки если и пропустят, то по одному. Но, думаю, если удачно выступлю на чемпионате мира, это компенсирует кубковый недобор.

— То есть медаль в личной гонке на чемпионате мира по-прежнему остается одним из ориентиров в карьере?

— Да, это стало бы моей сбывшейся мечтой. Ведь «на мире» было и 4-е место, и медаль в эстафете. Если добавится еще и личная награда — буду очень счастлива.

— У Королькевича дом в Словении, он здесь свой. Это сильно помогает команде?

— Когда мы на сборе в Поклюке — то да, конечно! Он знает здесь все места, где лучше тренировки проводить. И организационные вопросы помогает решать.

— В межсезонье в национальной команде произошло пополнение. Как в коллектив влились россиянки Кристина Ильченко и Мария Панфилова? А еще ведь добавилась и золотая медалистка юниорского чемпионата мира в Раубичах Анна Сола.

— Вроде все хорошо. Анна Сола с нами еще и в прошлом году тренировалась, давно ее знаем. Что касается новых девочек из России, то Маша пока выступает в Кубке IBU, а Кристина уже и в Кубке мира пробовалась. Общий язык найден. Надеюсь, что им тоже нравится в нашей команде. Аня Сола уже успела себя очень хорошо показать, взяла очки в дебютной гонке Кубка мира, отлично выступила в эстафете. Очень рады за нее. Думаю, дальше результаты будут только расти. И у Кристины, если все будет хорошо со стрельбой, тоже будут неплохие выступления. Возможно, она меньше бывала в среднегорье, и потому ей тяжелее в горах. Но у нее еще будут шансы показать себя не только в горах.

— Двукратная медалистка юниорского чемпионата мира в Раубичах Дарья Блашко решила пока остаться на юниорском уровне, хотя штаб национальной дружины готов был включить ее в главную команду. Вас это решение Даши и ее тренера удивило?

— Я как-то не задумывалась над этим. Ну решила и решила. Если есть соревнования для юниоров и у нее там хорошие шансы выигрывать медали — то почему нет? В этом тоже есть свой интерес и польза — выступать среди сверстников. Да, среди взрослых ей было бы тяжелее. Но, думаю, страна должна быть представлена на всех трех уровнях — Кубке мира, Кубке IBU и юниорском Кубке IBU.

Правда, у нас немного не хватает спортсменок, и Аню Солу вот пришлось недавно бросить в бой в Кубке мира, отозвав из Италии, где она участвовала в Кубке IBU. Надеюсь, это сыграет для нее в плюс, быстрее привыкнет к новому уровню.

А что касается Даши Блашко, то у всех свое видение. Она выбрала такой путь, пусть бегает там, где ей нравится. Тем более она знает, что в следующем году у нее еще будут шансы показать себя в национальной команде. Если честно, не знаю, как бы я поступила на ее месте, может, пошла бы в главную команду. У меня никогда не было такого выбора, и мне сложно сказать, в чем здесь плюсы и минусы.

— Как вам топ-10 общего зачета Кубка мира, где сразу 4 представительницы Германии? Ожидали от них такой резвости?

— Они еще в прошлом сезоне хорошо выступали, и было понятно, что в этом году должны быть высоко. Их команда действительно очень сильно готова, там все молодые биатлонистки. У меня было ожидание чего-то подобного. Ну, может быть не так, чтобы сразу четыре спортсменки в сильнейшей десятке, но все же.

— В мужской команде Беларуси старт сезона не задался у прошлогодних лидеров Юрия Лядова и Владимира Чепелина. Это неожиданно. Как ребята переживают эту ситуацию?

— Болезненно. Но, как я уже сказала, поскольку поменялась методика подготовки, никто не мог сказать, каким у кого выйдет начало сезона, кто и как воспримет нагрузку. Возможно, если им сейчас тяжело, то потом будет легче и они смогут выйти на хороший уровень.

Но понятно, что любой спортсмен будет переживать из-за плохих выступлений, даже если ему говорят, что сейчас не время для выхода на пик.

Надеюсь, что скоро они «разбегутся» и выйдут на свои лучшие результаты.

— Зато всех поражает Уле-Эйнар Бьорндален. У него уже 4 пьедестала с начала сезона…

Он — легенда! Кто сказал, что в 40 лет он должен остановиться? Есть уникумы, способные показывать удивлять мир, ставить какие-то рекорды и в 60, и в 80 лет. Так что я считаю, что Бьорндален — молодец, справедливо зовется Королем биатлона.

— Как провели домашнюю побывку после этапа Кубка мира в Поклюке?

— Успела съездить домой на пару дней, увидела родных и друзей, пообщалась немного, развеялась, зарядилась положительными эмоциями и вернулась на сбор! Мне кажется, это очень важно для спортсмена — после тяжелых соревнований побыть немного дома, сменить обстановку, повидать близких. Это помогает подойти к следующим стартам свежим и полным сил!

Фото: biathlonrus.com
Надежда Скардино. Фото: biathlonrus.com

— Заехав в этой паузе в Минск, вы планировали тренировку на 8.30 утра. Почему так рано, ведь в это время сейчас даже на дворе темно?!

— Самолет улетал в обеденное время, поэтому нужно было успеть провести занятие. Но это не намного раньше, чем на сборах. 8.30−9.00 — обычное время для утренних тренировок.

— Скоро Новый год. Как будете праздновать — решили?

— В Новый год мы с командой будем в Поклюке. Тут снег, погода зимняя. Так что новогодняя обстановка уже присутствует

— Хотели бы, чтоб перенесенный из Оберхофа этап Кубка мира прошел в Поклюке?

— Поклюка мне нравится, поэтому была бы, конечно, не против. Но, как уже объявили, он пройдет в Рупольдинге.

— После терактов в Париже на футбольных матчах усилились меры безопасности. На биатлонных соревнованиях это чувствуется?

— Не знаю, насколько пристально проверяют болельщиков, когда они приходят на стадион. Мы же можем зайти туда только по своим аккредитациям с фотографией. Просто так на арену не попадешь. Но так было всегда.

— Вы рассказывали, что после Олимпиады в Сочи должны были получить квартиру в Каменной Горке. Но в итоге вы живете возле «Минск-Арены». Успели за лето обустроить жилье?

— Да, с квартирой все решилось немного по-другому. Мне очень нравится место, где я сейчас живу — и стадион рядом, где можно покататься на роллерах или побегать кросс. Это большой плюс для меня. Переехать успела, а вот обустроить жилье — пока нет. Думаю, весной, во время отпуска, как раз будет время для этого.

— На официальном сайте IBU был видеоролик, на котором вы готовите пиццу вместе с Доротеей Вирер и Лукасом Хофером. Это для вас привычное дело или первый такой опыт? Она действительно вышла вкусной или это была больше работа на камеру?

— Пицца оказалось очень вкусной. Особенно та, которую приготовил Лукас. Не зря в Италии лучшие повара-мужчины (смеется). Но и наши тоже оказались вкусными, всем понравились! Этот опыт, кстати, для меня был не первым. Иногда дома готовлю, в том числе и пиццу.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— Пицца — это ведь не самая подходящая еда для спортсменов. Тренеры вам часто разрешают включать такие блюда в рацион?

— Мне кажется, если она приготовлена из полезных ингредиентов, то ничего страшного. Но это, наверное, блюдо не основное и не на каждый день. А по поводу рациона — конечно же, спортсмен должен придерживаться правильного питания. Это очень важно, как, впрочем, и для любого другого человека. Правильное питание — это здоровье!

— Недавно на сайте IBU был блиц-опрос о десертных слабостях биатлонистов: торт, шоколад или мороженое. Ваш выбор? И насколько строги тренеры в этом отношении?

— Сложный выбор! Иногда хочется одного, иногда — другого. А порой и мороженого с кусочками шоколада (смеется). В плане диеты, как мне кажется, все хорошо в меру. В команде нашей, кстати, ни у кого проблем с лишним весом нет. Не знаю, с чем это связано. Скорее всего — это больше контроль со стороны самих спортсменов, потому что мы и сами понимаем: если будет лишний вес, бегать станет тяжелее. И тренеры следят за нашим питанием, подсказывают правильный рацион при той или иной тренировке. Ведь в зависимости от вида нагрузок питание должно быть соответствующим.

-10%
-20%
-25%
-10%
-10%
-99%
-21%
-20%
-15%
0066429