• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  2. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  3. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  4. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  5. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  6. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  7. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  8. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  9. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  10. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  11. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  12. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  13. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  14. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  15. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  16. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  17. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  18. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  19. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  20. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  21. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  22. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  23. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  24. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  25. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  26. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  27. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  28. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  29. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  30. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, отыграв у «Минска» два гола

опубликовано: 
обновлено: 

Белорусская биатлонистка Надежда Скардино рассказала об обстановке, которая царила в национальной команде при тренере Владимире Королькевиче, с которым после завершения сезона БФБ не стала продлевать контракт.

Фото: Андрей Иванов
Надежда Скардино. Фото: Андрей Иванов

— Мы находились в постоянном напряжении. Оно не исчезало даже после тренировок и гонок. Это очень сложно. Такое состояние должно быть, но не на протяжении полугода! В этом сезоне в команде не было семейных отношений. Никто не знал, кому доверять, что делать и на чьей стороне правда. Мы впервые оказались в такой обстановке.

Тренер же уверял, что биатлонист должен оставаться в напряжении, тогда он будет хорошо выступать. При этом говорит, что мы симулируем… В лицо было неоднократно сказано, что мы непрофессионалы. Тогда возникает диссонанс, а зачем вы с нами работаете? Сделайте хотя бы из одного спортсмена профессионала, вас же для этого и приглашали. До сих пор мы же что-то из себя представляли, были друзьями, оставались сплоченным коллективом, общались с тренерами…

Перед нами были примеры, когда в команду приходили Клаус Зиберт и Альфред Эдер, и мы ощущали, что все вокруг меняется. Пусть незначительно, но положительные сдвиги происходили. Раньше я показывала 18-й общий ход, а в этот раз — 33-й. Ну как я поверю, что мне подходит эта методика? Стрельба улучшилась, но неужели я так сильно сосредоточилась на стрелковой работе, что столько потеряла в скорости?

Мы не успевали восстанавливаться. Королькевичу не нравилось, что некоторые поехали домой перед Новым годом. Когда вернулись, узнали, что впереди 11 дней тренировок без выходных. А свободный день предусмотрен только один — перед поездкой на этап. Как можно нормально бежать после 11 дней тренировок в среднегорье? Я поверила в эту методику, все выполнила, но результат где? Все, что было в этом году, до сих пор не укладывается в голове. Он же хотел с нами работать, чего-то добиться. Но потом понимаешь, что мы были для него никем. «Вы непрофессиональная команда, из вас ничего не получится», — вот что мы неоднократно слышали.

Владимир Королькевич. Фото: biathlonrus.com
Владимир Королькевич. Фото: biathlonrus.com

Королькевич правильно говорил, что команда испытывала трудности с лыжами и сервисом. Ну так они и в прошлом году были! И два года назад! Каждый раз у нас бывают проблемы с лыжами, мазями, со сроками пребывания в Европе, со здоровьем. Но как-то же мы с ними справлялись и что-то показывали. Надо решать все полюбовно, а не «вы — самая непрофессиональная команда, с которой я работал».

Владимир Борисович любил употреблять слово «обслуга». Оно прочно въелось в голову. Мы не могли понять, почему медперсонал можно назвать обслугой. Медперсонал от слова персона, это личность. А обслуга от какого слова, обслужить? Так они нас не обслуживают, они с нами работают. У нас все партнеры, нацеленные на одну идею. Мы хотим результата.

«Вы симулируете, что вам плохо. Вы не хотите бежать», — говорил он в Поклюке, повторил это и в интервью. Сегодня я собираю кусочки этих воспоминаний и не могу дать объективную оценку.

Мы столько сил отдаем спорту и мечтаем только о медалях. Не бывает такого, что тренер хочет больше, чем спортсмен. Тренер столько не работает. Это мы выходим и пашем сами на себя. А когда мы выкладываемся и понимаем, что тренировка не помогает, а только усугубляет состояние… При этом говорят, что у тебя ничего не получится. Кому это надо?

До Владимира Королькевича мы работали с квалифицированными тренерами Клаусом Зибертом и Альфредом Эдером. Им на смену пришел словенский специалист, у которого, как выяснилось, нет европейской лицензии. Владимир Борисович потерял ее после инцидента с подопечными из российской команды, когда в применении допинга были уличены Ирина Старых и Екатерина Юрьева. Поэтому изначально по отношению к нему было некоторое недоверие. Он говорил об этом в одном из первых интервью: мол, девочки с опаской смотрят в мою сторону из-за такой репутации. Когда Королькевич пришел, у нас возникли вопросы: как так, тренер без лицензии?..

Cамое главное в тренере — его вера в подопечного и обоюдное доверие. Тогда приходит понимание и можно вместе достичь результата. Как получилось у нас с Клаусом, — вспоминает Надежда Скардино.

-10%
-30%
-7%
-50%
-15%
-12%
-5%
-30%
-30%
-50%
0072964