/

Норвежские биатлонистки Ингрид Тандревольд и Тириль Экхофф в собственном подкасте Kant ut («Не прошедший габарит») поделились воспоминаниями о самых неловких лыжных моментах.

Обе спортсменки выступают в раздельных комбинезонах.

— На мне был сплошной комбинезон перед гонками в Рупольдинге, и я пошла в туалет. Из-за того, что ремень должен быть на том же месте, что и на пристрелке, я высвободила одну руку и стянула с себя комбинезон.

А закончив, обнаружила, что полкомбинезона лежит в унитазе, полном мочи. Но мне же надо было идти на старт, — рассказала Экхофф.

— Да, потом ты рассказала нам об этом. А день спустя со мной произошло то же самое, — добавила Тандревольд.

В 2016 году во время эстафеты на юниорском чемпионате мира в Румынии Тандревольд бежала на последнем этапе, где лидировала, опережая шведку Ханну Оберг.

— И тут тренер на трассе кричит Ханне, чтобы она за мной зацепилась, позволив мне работать, а потом обошла меня в спурте. Я завелась, подумав: «Черта с два!»

На подходе к стадиону понимаю, что хочу писать. Я быстро анализирую, что нужно либо сбросить скорость и потратить силы на то, чтобы дотерпеть, или описаться. Я решила описаться, и мы выиграли эстафету, — рассказала Тандревольд.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Season is coming🤗!!

Публикация от Ingrid Landmark Tandrevold (@ingridtand) 12 Ноя 2018 в 9:23 PST

Отметим, что курьезные ситуации происходят с Ингрид не впервые. Месяц назад она рассказала, что пропустила сбор в Антерсельве, так как отравилась навозом.

— Я упала, но это было не как обычно. Я споткнулась во время бега и упала лицом в коровий навоз. Может, это был и не коровий, но что-то очень похожее. Видимо, я проглотила этот навоз и отравилась им, — рассказала биатлонистка в интервью сайту TV2.no.

А до этого она поссорилась с британским болельщиком, который ползал около стрельбища.

— Был один очень раздражающий британец. Назовем его Джеймс. Джеймс в отпуске в Норвегии. Джеймс видит стрельбище. Джеймс наверняка никогда прежде не видел стрельбища. Джеймс хочет взять домой отстрелянные гильзы.

Джеймс появляется перед мишенью, чтобы собрать гильзы, когда мы должны стрелять. Я подошла во время интервальной тренировки, активно дышу и визуализирую. Думаю про Антерсельву, где зимой будет чемпионат мира, и нахожусь в своей зоне. А тут этот идиот, то есть Джеймс, вставший перед мишенью на корточки, чтобы собрать гильзы домой, в Великобританию.

Он, очевидно, не понимал, насколько это опасно, и я просто закричала: «Mooove!» «Уйди» по-английски. Попыталась дать понять, что ему нельзя находиться там, возможно, не в самой вежливой форме.

Он не хотел двигаться. У меня за плечами винтовка, я не осмеливаюсь снять ее, не могу целиться в сторону человека. Так что просто стою там и ору.

Один товарищ меня как-то спросил, не бумажными ли пулями мы стреляем. Джеймс наверняка думал так же. Но нет, мы стреляем 22-м калибром. Джеймс этого не знал.

После продолжительных проклятий мне наконец удалось его немного сдвинуть. Я возвращаюсь к позиции для стрельбы, и тут он снова пробует усесться перед мишенью. И тут меня замкнуло, я прокричала не очень приятные вещи.

Сначала: «Это опасно, ты должен убраться!» Он просто посмотрел на меня, как на идиотку. «Ты должен уйти, ради всего святого, мы стреляем!» Звучало довольно раздраженно. В конце концов он сдвинулся.

Все закончилось тем, что после завершения тренировки я увидела его с женой на трибуне, подошла и извинилась за то, что орала на него. Но это было очень опасно. Затем я поехала домой и была злой весь остаток дня. Я так распалилась, что у меня не получалось избавиться от этого чувства, — рассказала Тандревольд.

-20%
-10%
-10%
-20%
-10%
-10%
-10%
-10%
-50%
-30%
-20%