/

Надежда Писарева почти 10 лет выступала за сборную Беларуси по биатлону. По иронии судьбы ее лучший и худший моменты в карьере связаны с эстафетными гонками. В 21 год молодая Писарева вместе с подругами по команде стала призером чемпионата мира — 2011 в Хантах, а в 2018-м не пробилась в эстафетную четверку в Пхенчхане и осталась без олимпийского золота. После возвращения из Кореи она хладнокровно добегала сезон и по его окончании тихо объявила, что уходит из спорта.

Теперь у Нади совершенно другая жизнь — биатлонистка вышла замуж, родила двойню и строит планы по работе в фитнес-индустрии. Как ей живется в курортном городке на 15 тысяч человек и какие годы в биатлоне она считает лучшими, Надежда рассказала журналисту SPORT.TUT.BY Виктории Ковальчук.

«Кайфово смотреть биатлон на теплом диване, а не морозить на трассе пятую точку»

— Прошлый сезон — первый для вас без большого спорта. Скучали?

— Я находилась в положении и смотрела Кубок мира по телевизору. Дел особо не было, так что смогла посмотреть трансляции почти всех гонок. Наконец наслаждалась биатлоном как простая болельщица. Скажу вам, очень кайфово сидеть на теплом диване и смотреть соревнования по телеку, а не морозить на трассе пятую точку (смеется).

— Не было желания телепортироваться в Антхольц или Холменколлен?

— Когда сидишь дома с огромным животом, такого желания не возникает (улыбается). Я не испытываю никаких сожалений из-за того, что уже не выступаю. Тренировки остались в моем графике для души и поддержания формы. Хотя еще в мае 2018-го Федор [Свобода] присылал план, звонил с вопросом: «Может, потренируешься?» Но я точно знала, что после Олимпиады заканчиваю.

— Почему?

— Во-первых, последние годы не видела прогресса в результатах. Во-вторых, олимпийский сезон по ощущениям стал для меня самым тяжелым. Олимпийские игры сами по себе психологическое испытание. Плюс в Пхенчхане, в отличие от Сочи, я до последнего не знала, какие гонки побегу, поэтому не могла спокойно настраиваться.

Фото: Денис Костюченко, TUT.BY
Фото: Денис Костюченко, TUT.BY

— На что вы рассчитывали на Олимпиаде-2018?

— Объективно понимала, что не буду бороться за медали в личных гонках, оглядываясь на результаты Кубка мира. Задача была — достойно выступить и хорошо отстреляться. Но из-за погодных условий получилось не все.

«После эстафеты Альфред сказал: «Если бы можно было вручить пять медалей…»

— Олимпийская эстафета в Пхенчхане — ваш страшный сон?

— Мне надо было внутренне принять ситуацию и все. Не скажу, что было невыносимо тяжело, но… (пауза). Было непросто, да.

— Каково это, остаться вне состава олимпийской четверки, которая в итоге выиграла золото?

— Альфред [Эдер] и Федор [Свобода] говорили, что мы с Динарой обе достойны бежать эту эстафету. Но где-то за день или два до гонки они объявили, что вынуждены смотреть в будущее. Динара намного моложе меня, поэтому тренеры решили поставить в эстафетный состав ее. Объясняли, что Динаре надо набираться опыта участия в Олимпийских играх. По сути я была в таком же положении в Сочи, когда участвовала в своей первой Олимпиаде.

— Где вы смотрели олимпийскую эстафету Пхенчхана?

— Договорились с тренерами, что пятый человек вплоть до пристрелки будет находиться на трассе. Не дай бог, случилась бы какая-то травма и понадобился запасной. Я сделала на стадионе свою тренировку, дождалась пристрелки и после вернулась в олимпийскую деревню. Не помню, был ли у нас в номере телевизор… Наверное, следила за исходом гонки по компьютеру.

— Почему решили не оставаться на стадионе?

— Мне надо было переодеться после тренировки и согреться, чтобы не заболеть. На стадионе таких условий не было, поэтому решила вернуться в гостиницу и не мерзнуть.

— Как эмоционально вам далась трансляция той гонки?

— Помню, что лидеры, которые должны были претендовать на медали, выбывали из борьбы уже на первых этапах. Их подводила погода. Топовые спортсмены заезжали на штрафные круги, и становилось понятно, что возможны любые расклады.

После второго этапа Ирина Кривко четко отработала на рубеже, и я осознала, что это будет борьба за медаль — золотую или нет, пока сложно было сказать, но точно медаль. Когда на дистанции появилась Даша, стало ясно, что девочки борются за золото. Даша не отдала бы медаль. И даже если бы она не закрыла одну мишень на стойке, то отмотала бы свой круг и догнала соперниц. Мы ее знаем (улыбается).

— Что в момент финиша доминировало у вас внутри: радость за подруг по сборной или мысль «я тоже могла бы сейчас быть там»?

— Разные мысли были. Очень много разных. И радость, и сожаление, что могла бы быть там. Альфред после гонки сказал: «Если бы можно было вручить пять медалей, ты бы свою тоже получила».

— Когда команда прилетела в Минск, олимпийских чемпионок встречали, как героев. Было ощущение, что вам в аэропорту хотелось превратиться в невидимку.

— (Пауза.) Вокруг той эстафеты создали огромный ажиотаж, равно как и вокруг моего неучастия. Появились какие-то слухи, что меня якобы никто не встретил. Помню, мне даже из федерации звонили и спрашивали: «Надя, в газете написали, что тебя в аэропорту все бросили. Это правда?»

На самом деле у меня просто был куплен билет на стыковочный рейс домой в Санкт-Петербург. Должна была спокойно перейти в зону вылета, но журналисты набежали с вопросами: «Почему команда вместе едет на встречу, а вас бросили?» Полный бред. Не знаю, кто все так интерпретировал.

— Сколько вам понадобилось времени, чтобы оставить олимпийский стресс позади?

— Не знаю… Сейчас кажется, что это было так давно. Эмоции и слова поддержки уже сложно воспроизвести. Но меня все поддерживали — и семья, и девочки из команды.

После Олимпиады у биатлонистов был небольшой перерыв. Я приехала домой, побыла с близкими. Просто хотелось отдохнуть.

Добегала сезон, а после его окончания начали с мужем готовиться к свадьбе. Если до Игр оставляла себе еще процентов 20 на то, что могу побегать пару лет, то после Пхенчхана поняла: это будет последний сезон. Не чувствовала сил и желания продолжать.

«Все команды строят планы на четырехлетие, а в белорусском биатлоне какой-то раздрай»

Фото: Белорусская федерация биатлона
Фото: Белорусская федерация биатлона

— Ваши лучшие и самые счастливые годы в биатлоне?

— Честно, как перешла в Беларусь, почти в любой компании чувствовала себя комфортно. В первый же мой сезон в сборной у нас было два подиума — причем один из них в эстафете чемпионата мира.

Еще с особенно приятными эмоциями вспоминаю сезон после Сочи, когда в белорусскую сборную пришел Альфред Эдер. У нас была очень дружная команда — Даша Домрачева, Настя Дуборезова (Киннунен. — Прим. TUT.BY), Надя Скардино. Моя дримтим (улыбается). Мы были помоложе, еще не обремененные семейными заботами — веселое время.

— Результаты способствовали?

— Да. После Сочи у всех был оптимистичный настрой, наблюдался прогресс в результатах. Система Альфреда нам подходила. Только за сезон 2014/2015 завоевали три медали в женских эстафетах на Кубке мира. Все настраивались таким составом готовиться к Корее, но случилась ротация тренеров — на смену Альфреду и Федору пригласили Королькевича, потом Польховского с Кабуковым, затем вернулся Федор Свобода, а на олимпийский сезон к нему снова присоединился Альфред.

Источник: Денис Костюченко. "Биатлон Онлайн"
Источник: Денис Костюченко, «Биатлон Онлайн»

— Давайте коротко. Ротация тренеров — бич нашего биатлона?

— Из-за постоянной смены тренеров мы, конечно, чувствовали себя непонятно. Все команды строили планы на ближайшее четырехлетие, а у нас случался какой-то раздрай. Наверное, если бы готовились весь олимпийский цикл с одним наставником, было бы больше толку.

Если честно, не хочется сейчас мусолить тренерскую тему и снова создавать ажиотаж. В прессе было много разговоров. Кто хотел из спортсменов, высказался, а ситуация не изменилась. Насколько я знаю, Владимир Королькевич вернулся в белорусскую сборную, несмотря на все наши слова и мнения. Так о чем тут говорить? Вряд ли от моих слов сейчас что-то изменится.

«Пришла на УЗИ, а мне говорят: «У вас тут двое…»

— После завершения карьеры вы, как и Надежда Скардино, решили заняться тренерством. Почему?

— Раздумывала, что делать дальше. У нас в Зеленогорске нет биатлона, поэтому решила попробовать себя в сфере фитнеса. Устроилась в инновационный курорт премиум-класса тренером тренажерного зала и инструктором по пилатесу и ЛФК.

До декрета успела поработать полгода — у меня получалось и клиентам нравилось. Пока нахожусь в декрете, консультирую девочек в Сети — рассказываю, как вернуться в форму после родов, даю советы и упражнения.

— Из чего сегодня состоят ваши будни?

— Летом 2018-го я вышла замуж и стала Надеждой Шатохиной, а в июле этого года родила двойню. И все мои заботы теперь — кормление, прогулки, купания — связаны с уходом за детками. Мой режим — это режим детей. Теме и Анюте только исполнилось четыре месяца, так что я постоянно рядом с ними. Если бы надо было срочно возвращаться к работе, можно было бы нанять няню. Но такой необходимости нет.

— Помните день, когда узнали, что у вас будет двойня?

— Пришла на первое УЗИ, когда срок был около трех месяцев, и врач с большими глазами спрашивает: «А вы первый раз у нас? А то у вас тут двое…» (Смеется.) Конечно, радостный и неожиданный момент одновременно. Хотя прогнозировать такой расклад было возможно. Мой папа из двойни, и папа мужа тоже из двойни.

— Как готовились к появлению детей — курсы, книги?

— Не скажу, что как-то по-особенному готовилась. Думала: будем импровизировать (улыбается). Самым тяжелым оказалось разобраться с кормлением: когда у тебя двое детей, это, конечно, сложнее.

К счастью, в любой ситуации наши родители готовы прийти на помощь. Родители мужа живут неподалеку, и дедушка не против иногда погулять с коляской. А свекровь вообще воспитательница детского сада с многолетним стажем. Поэтому в выходные без проблем можем оставить им детей и пойти с мужем на тренировку или сделать что-то, помимо смены подгузников (смеется).

— Бессонные ночи прописались в графике?

— Первый месяц мы практически не спали — каждые три часа надо было кормить. Тема только уснет — просыпается Анюта, успокоим ее — просыпается Тема. Мы с мужем и даже наши мамы первые недели постоянно дежурили у кроваток. У меня после кесарева была сильная слабость, но пришлось запастись терпением.

Где-то к двум месяцам сон стал более долгим: пять часов без перерыва — теперь праздник для нас. Хорошо, что муж всегда рядом и не боится ни купать, ни менять подгузники. У нас с ним слаженная команда (смеется). Правда, скоро сезон и Андрей будет в разъездах на Кубке мира (Андрей Шатохин — сервисмен сборной России по биатлону. — Прим. TUT.BY).

— Вы ведь познакомились с Андреем еще в юности?

— Знаем друг друга давно — лет с 18−19. Оба выступали за Санкт-Петербург — я в биатлоне, а он в лыжных гонках. Поначалу почти не общались — просто здоровались. А когда я переехала в Беларусь, даже редкие встречи прекратились.

В предолимпийский год Андрей стал сервисменом основной сборной России и начал ездить на этапы Кубка мира. Мы снова встретились и стали общаться поближе (смеется). Быстро поняли, что все серьезно: он мой человек, а я — его. Есть мужчины, которые долго ухаживают, дарят миллион роз, а у меня муж более конкретный: больше дела — меньше слов (улыбается).

— Судя по вашему инстаграму, муж еще и отличный спарринг-партнер. И уже спустя пару месяцев после родов вы вместе выбирались на лыжные кроссы.

— Если ночь прошла хорошо, почему бы не потренироваться для поддержания формы и настроения. Но, конечно, не для возвращения на Кубок мира. Для этого надо пахать с утра до вечера, а я изначально не ставила себе цели вернуться в профессиональный спорт. Во время беременности делала только лайтовые тренировки — прогулки с палками и бассейн. Все-таки знала, что будет двойня, поэтому старалась беречь организм.

«Надя Скардино приезжала в гости. Погуляли с коляской, рассказала, что ждет ее впереди»

— Если бы вам предложили сначала пройти свой путь в биатлоне, согласились бы?

— Конечно. Я счастлива, что у меня был опыт выступлений за Беларусь. Зачем жалеть? Пускай на мировом уровне я не поднималась на пьедестал в личных гонках, зато у нас были классные эстафетные успехи.

Помню, еще в подростковом возрасте мы с родителями смотрели по телевизору соревнования. Тогда «звездили» Бьорндален, Пуаре, русские и белорусские спортсмены. Глядя на них, ставила себе самые высокие цели, а не просто получение звания мастера спорта. Сначала хотела выиграть чемпионат России — сделала это по юниоркам. Дальше мечтала отобраться на Кубок мира и Олимпиаду — и все получилось.

— По сравнению с материнством Олимпиада в Корее, которую вы назвали самым сложным испытанием, кажется цветочками?

— Да это вообще не сравнимо. Спорт остался в прошлом. Сейчас у меня новый и очень интересный этап, новый смысл жизни. Все только начинается.

— Все участницы вашей команды мечты — уже мамы. Скоро сможете устраивать вечера встреч с детьми.

— Мы на связи с девочками — конечно, не каждый день, но периодически созваниваемся с той же Настей Дуборезовой, Надей Скардино. Надя летом даже приезжала ко мне в гости — погуляли с коляской, я поделилась впечатлениями от материнства, рассказала, что ждет ее впереди (смеется). Когда детки подрастут, мечтаем с девчонками вместе выбраться на тренировку, как раньше.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-26%
-10%
-20%
-10%
-16%
-22%
-15%
-10%
-10%