108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  2. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  3. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  4. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  5. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  6. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  9. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  10. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  11. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  12. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  13. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  16. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  17. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  18. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  19. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  20. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  23. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  24. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  27. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  28. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  29. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  30. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате


/

Олимпийская чемпионка по биатлону Динара Алимбекова рассказала журналисту SPORT.TUT.BY Виктории Ковальчук, какие проблемы со здоровьем мешают ей показывать высокую скорость на дистанции и что по этому поводу говорят доктора.

Фото: Дарья Бурякина
Фото: Дарья Бурякина

— Динара, в спринте Хохфильцена два нуля на стрельбище, но что с ходом?

— По ощущениям я прекрасно готова. В этом сезоне ждала от себя прорыва. Понимаю, что должна показывать прекрасные результаты. Но выхожу на дистанцию, и ноги просто сковывает. Ни руками, ни корпусом не могут вытащить то, что недорабатывают ноги.

— С чем это связано?

— После спусков я просто не могу ехать — у меня сводит правую ногу, спазмируются мышцы. На спусках нога сильно напрягается и потом вообще перестает работать. Особенно тяжело приходилось в Швеции на скользких и резких спусках.

— В прошлые сезоны такая проблема тоже мучила?

— Да, я уже восемь лет с этим живу. Можно сказать, смирилась, что никто и ничто мне не поможет. Спазмы не мучили только в олимпийский сезон.

— Бывает, боль настолько сильная, что хочется сойти с дистанции?

— Да. Когда нашу команду тренировал Клаус Зиберт, он даже разрешал сходить с дистанции. Говорил: «Не мучайся».

Иногда могу потерпеть, но бывает, что терпеть невозможно. В индивидуальной гонке в Швеции я полностью гасила скорость на спусках и пропускала проезжающих девочек, думая: «Мало ли, я упаду…». На каждом большом спуске проигрывала соперницам по 10 секунд.

— А почему в олимпийский сезон не было такой проблемы?

— В межсезонье перед Олимпиадой я не прошла в состав и тренировалась отдельно от команды. Спокойно готовилась, закачивала плечо и ровно прошла весь сезон. Надеялась, что боль просто исчезла и шесть лет мучений позади. А в прошлом году на первых этапах Кубка мира боль снова вернулась. Но мне сделали специальные стельки, и стало легче.

— А что говорит врач команды?

— Знаете, их за восемь лет на моей памяти сменилось столько… И каждому врачу я заново объясняю свою проблему. Что говорят? Советуют сдвинуть крепление. За счет этого я проигрываю на спусках, зато не так остро чувствую боль на равнинных участках. Плюс мне делают ударно-волновую терапию, массируют стопы, уколы в надкостницу, массаж. Я заказываю разные виды стелек — и здесь, и в Беларуси.

Еще говорят, что в начале сезона такая проблема есть у многих биатлонистов. Корейский и украинский доктора объясняли мне, что это может быть связано с переходом с роллеров на лыжи. Посмотрим, как будет дальше.

— Тренеры пытаются корректировать что-то в технике, зная о ваших проблемах?

— Нам же технику меняют каждый год… И я уже думаю: «Может, что-то неправильно делаю технически». В этом сезоне в сборную пришел Владимир Борисович [Королькевич] и снова изменил мою технику толкания, хотя всю жизнь у меня была другая. Но он так считает. Не знаю, что будет, пока ищем оптимальный вариант.

-20%
-15%
-10%
-10%
-10%
-12%
-50%
-20%
-50%