• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Елена и Ирина Кручинкины перешли в белорусский биатлон в 2018 году, когда Домрачева и Скардино завершили карьеру, а федерация экстренно искала им замену. За два сезона красавицы-близняшки освоились на Кубке мира, стали своими в сборной Беларуси, а Елена даже успела завоевать золото ЧЕ в Раубичах и финишировать с красно-зеленым флагом. Какое место биатлонистки сегодня называют домом, за что благодарны Беларуси и почему они на самом деле очень разные — девушки рассказали журналисту SPORT.TUT.BY Виктории Ковальчук.

Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной
Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной

«В России карантинные меры были пожестче: людей в рупор просили оставаться дома»

— В этом году вы остались без традиционного пляжного отпуска. Расстроились?

Ирина: Конечно, планировали поездку на море. Но уже в начале весны стало понятно, что отпуск, вероятно, пройдет дома. Получилось провести в поселке у родителей почти месяц.

Елена: После постоянных разъездов на Кубке мира это даже счастье. Когда видишь родных и близких, никакого моря не нужно.

— Расскажите про место, которое вы называете домом.

Елена: Мы родились в Республике Мордовия, в поселке Смольный, который является национальным парком. Красивейшее место в лесу, где можно самому проложить разнообразные маршруты и тренироваться в удовольствие.

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

До ближайшего крупного города — Саранска — ехать 60 километров. Правда, в этот раз в город почти не выбирались. В России карантинные меры были пожестче, чем в Беларуси. Даже по дороге в магазин милиция могла остановить и поинтересоваться, почему ты не дома.

Когда я шла из супермаркета, ко мне подошел сотрудник, спросил, что делаю на улице, и попросил не нарушать самоизоляцию, хоть я несла продукты в руках и было очевидно, что просто сходила за покупками.

Ирина: Друзья рассказывали, что в Саранске по городу даже ездили машины и людей в рупор просили оставаться дома. Весной на улицах было очень мало народу, а за нарушения правил выписывали штрафы.

— К кому вы сейчас приезжаете в Мордовию?

Елена: У нас очень большая семья. Помимо родителей, там живет наш родной брат, племянник Темка, тети, дяди, сестры. Стараемся со всеми повидаться, поделиться новостями, потому что в разъездах очень скучаем по близким.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выживают уже 🤣как думаете🤔не наглость ли ?🙈😂

Публикация от Ирина Кручинкина (@irinka_kruchinkina) 23 Апр 2020 в 12:43 PDT

Папа в отпуске как-то спросил: «А когда вы уедете?». Мы начали шутить: мол, не успели приехать, а уже выпроваживают. Но он быстро объяснил, что совсем по-другому поводу переживает: обычно мы приезжаем и сразу же собираемся обратно. Так он на всякий случай уточнял, чтобы успеть побыть вместе.

— Старший брат в детстве был вашим защитником или противостоял группировке «близняшки»?

Ирина: Сергей на пять лет нас старше. В детстве он приглядывал за нами, а когда мы с Леной подросли, то постоянно играли вдвоем или с подружками. У Сереги была своя компания. Мы его сильно не напрягали, это точно.

— Он как-то связан со спортом?

Елена: Нет, скорее, очень от него далек (смеется). В детстве у брата были другие увлечения, творческие: он красиво рисовал, постоянно мастерил что-то своими руками, позже начал хорошо разбираться в машинах. А недавно окончил службу по контракту и сейчас устраивается на работу в МВД.

«Мы очень разные — как внешне, так и по характеру»

Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной
Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной

— А вы, кстати, свои магистерские защитили?

Ирина: Да, буквально пару недель назад окончили магистратуру в Ульяновске. Обе писали работы по схожим темам: у меня — методика стрельбы, у Лены — повышение скорострельности стрельбы. Выбирали то, в чем хорошо разбираемся и что действительно интересно изучать глубже.

— Складывается ощущение, что вы всегда вместе: одна школа, одна секция, один университет. Не устаете друг от друга?

Ирина: Мы действительно с детства вместе, и даже ни на один кружок не ходили по раздельности (смеется).

Елена: Когда стали постарше, начали чаще разъезжаться. Например, сейчас мой парень живет в одном городе, у Ирины — в другом. Иногда хочется отдохнуть друг от друга. Но даже на расстоянии мы с сестрой постоянно переписываемся.

Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной
Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной

— То, что близняшки во всем похожи, миф?

Елена: Мне кажется, мы вообще очень разные — как внешне, так и по характеру. Ирина спокойная, а я активная и энергичная. Ирино хобби — делать маникюр, вышивать, вязать, а я терпеть не могу всю эту кропотливую работу. Зато с удовольствием приготовлю ужин или сделаю какой-нибудь тортик.

— После победы Елены на чемпионате Европы Ирина говорила, что накануне вечером предчувствовала такой исход. Часто замечаете связь, когда сами поражаетесь: «Ну что за мистика!»?

Елена: Не знаю, можно ли назвать это мистикой. В подростковом возрасте была история, когда мы с Ириной приехали в Саранск, сильно разругались и разошлись по разным сторонам. И где-то через 30 минут встретились в одной точке. Очень быстро помирились, потому что вместе держаться было не так страшно (смеется).

Бывает, я пишу Ире сообщение, предлагаю какую-то идею, и мне тут же приходит месседж от нее с аналогичным предложением.

«Без Лены я бы не решилась сменить гражданство. В какой-то момент она сказала: „Все, переходим!“»

Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной
Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной

— А решение о переходе в сборную Беларуси тоже приняли единогласно или у кого-то было больше сомнений?

Ирина: Я очень боялась перехода и, если бы была без сестры, никогда бы не решилась на этот шаг. А вот Лена посмелее, поэтому в какой-то момент она сказала: «Все, переходим». И взяла основные вопросы на себя.

Елена: Конечно, у меня тоже были переживания. Причем не о том, как нас примут в Беларуси, а как все объяснить тренерам и спортивному руководству республики, которое вложило в нас много сил.

Помню, как с трясущимися руками не решалась позвонить и сообщить о решении тренеру. Но в итоге все прошло более-менее гладко. Она сказала, что все понимает, но и меня попросила понять ее сторону. К счастью, мы до сих пор общаемся.

— За два года в сборной Беларуси хоть раз были мысли: «Может, зря был этот переход»?

Ирина: Однозначно нет. Когда мы поехали со сборной Беларуси на первую вкатку, потом на Кубок IBU, Кубок мира, то только и обсуждали с Леной, что раньше могли об этом лишь мечтать, а тут вдруг все стало реальностью. Каждый день кайфовали от присутствия на международных стартах.

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— В плане условий подготовки в Беларуси случился качественный скачок?

Ирина: Конечно. В региональной сборной в нашем распоряжении не было такой экипировки, инвентаря, возможности регулярно выезжать на сборы, как в национальной команде. Например, наш регион редко мог обеспечить спортсменам выезд в горы, а для биатлонистов это очень важно. На чемпионате России всегда было заметно, кто готовился на высоте, а кто сидел на равнине и потому выглядел на голову слабее.

— А как вас встретили в сборной Беларуси? Был период, когда спортсменки с недоверием присматривались к новеньким?

Елена: Нас сразу приняли как в семью, вот правда. Девчонки и парни с первых дней говорили, чтобы мы обращались по любому поводу. Никакого напряга не испытали и быстро нашли общий язык.

«Беларусь становится нам родной. Точнее, уже стала»

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Каким после родного поселка вам показался двухмиллионный Минск?

Ирина: Минск большой, но очень спокойный по сравнению с той же Москвой. Суета если и чувствуется, то только в центре. Мы с Леной любим гулять по набережной Свислочи, где играют уличные музыканты, — очень прикольная атмосфера.

— Вы снимаете в Минске жилье или постоянно останавливаетесь в Раубичах?

Елена: Всегда живем в Раубичах. Там за биатлонистами, которые перешли в Беларусь из России, закреплен домик, где мы можем оставаться в период межсборья. У каждого — по комнате. Так что мы с Сергеем Бочарниковым, Егором Казариновым, Аделиной Сабитовой и Никитой Лобастовым чувствуем себя там отлично.

— Вы родились и выросли в России. Но есть что-то, что уже роднит с Беларусью, помимо паспорта?

Ирина: Мы испытываем огромную благодарность за то, что Беларусь нас приняла и дала шанс исполнить мечты и реализовать себя. Хочется показывать здесь результаты и отплатить стране чем-то хорошим, доказать, что все не зря.

Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной
Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной

Елена: И болельщики белорусские уже стали родными. Очень тепло принимают и постоянно говорят: «Вы наши!». Помню, как я бежала на Европе и все Раубичи кричали: «Лена, давай!». Казалось, прямо на трассе расплачусь от того, насколько это милая картина.

Стоя на пьедестале с золотом, я думала: «Все эти люди пришли поболеть за нас! Невероятно». Беларусь и правда становится родной. Точнее, не становится, а уже стала.

— Как думаете, если бы продолжили выступать в России, закончили бы уже с биатлоном?

Елена: В последний год в России иногда задумывалась об этом. Понимала, что я неслабая спортсменка, но не получалось показать результат. Спрашивала себя: «Может, все зря? Может, придумать свое дело и жить дальше?». Психологически сильно давило, что ты много работаешь, из года в год пропадаешь на сборах, не видишь родных, близких, любимых, а в спорте все равно ничего не получается. Думала даже устроиться фитнес-тренером или делать прически в салоне красоты (улыбается).

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Кто в такие моменты помогал не сдаться?

Елена: В основном я ни с кем не делилась этими мыслями, а просто проявляла минутную слабость наедине с собой. Иногда могла пожаловаться Ирине. А сестра говорила: «Да ты меня уже достала!» (Смеется.) Хорошо, что в каждой такой ситуации находила силы двигаться дальше.

«В Европе спортсмены получают больше свободы и не так напряжены психологически»

— Как пандемия сказалась на условиях подготовки в этом году? Все сборы проходят в Раубичах?

Елена: Да, но надо сказать, что здесь есть все для качественной подготовки. Например, прошлым летом мы проводили сбор в Армении: там были горы, но не было даже лыжероллерной трассы. А в Раубичах всего хватает, кроме высоты.

Будут ли выездные сборы, пока непонятно. Никто не знает, когда откроют границы, поэтому ждем новостей.

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— К следующему сезону женская сборная Беларуси готовится с новыми тренерами — Олегом Рыженковым и Райнхардом Гёсвайнером. Это ваш первый опыт работы с иностранным специалистом?

Ирина: Да. И уже чувствуем европейский подход Райнхарда. Мы привыкли к сборам, которые длятся двадцать дней и больше. Далее обычно шел четырехдневный перерыв и снова длительный сбор. А в Европе биатлонисты тренируются дней 18, затем недельный перерыв и новый сбор.

Елена: Планы Райнхарда точно отличаются от русских и белорусских методик. Кажется, что в Европе спортсмены получают больше свободы за счет того, что у них длиннее межсборье. Кто хорошо работает, имеет право хорошо отдыхать (улыбается). Поэтому европейские спортсмены не так напряжены психологически, как мы.

Если бы не было пандемии, мы бы сейчас тоже могли уехать на неделю домой. При этом никто не говорит, что в период межсборья биатлонисты не тренируется. Они продолжают работать, но по своей программе, а потом с новыми силами возвращаются в общую группу.

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Контакт с австрийским тренером уже наладили?

Ирина: Райнхард очень приветливый, но говорит по-немецки. Поэтому общается с нами через Олега Владимировича Рыженкова. Другое дело, если бы мы знали немецкий…

— А на английском он не разговаривает? Или не все в команде его понимают?

Елена: Он не разговаривает на английском, а мы его не понимаем (смеется).

«Плюсы отношений на расстоянии? Их нет. Не видимся с парнями по полгода»

— Год, который во всем мире называют очень странным, для Лены Кручинкиной точно один из самых счастливых: золото Европы, предложение руки и сердца.

Елена: Это правда. И даже не могу сказать, какое событие стало для меня более приятным, — они разные и очень важные.

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Вы не бываете дома месяцами. Как удается сохранять отношения на расстоянии?

Елена: К этому невозможно привыкнуть, очень тяжело находиться на расстоянии с любимым человеком — особенно в условиях закрытых границ. Мой парень — тоже биатлонист, и неплохой (улыбается). Сейчас он представляет Республику Удмуртия, а по юниорам выступал на международном уровне и выигрывал золото чемпионата мира.

Ирина: Мой молодой человек тоже раньше занимался биатлоном, но теперь тренирует юношей в Красноярском крае. У него от работы горят глаза, так что я рада, хоть мы и находимся далеко друг от друга.

Елена: Надеемся, скоро границы откроют, и первым рейсом полетим на встречу (улыбается).

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Сколько длился самый долгий период разлуки?

Ирина: Мы уезжаем на вкатку осенью и возвращаемся домой по окончании сезона в марте-апреле. То есть не видимся с парнями почти шесть месяцев.

Елена: У них работа, свои графики и соревнования, трудности с визами, поэтому проблематично организовать выезд на этапы Кубка мира.

— С минусами отношений на расстоянии все понятно. Но, может, вы за эти годы открыли для себя какие-то плюсы?

Елена: Я встречаюсь с парнем почти восемь лет, и плюсов вообще пока не вижу. Причем не могу сказать, что мы постоянно на телефоне: в европейских отелях с интернетом часто бывают проблемы. Так что мы и общаемся мало, и видимся мало — сплошные минусы (смеется).

Хотя, конечно, стараемся подбадривать друг друга. Например, передаем подарочки через друзей. Дима может сказать Ирине: «Купи Лене шоколадку, чтобы она не грустила» (улыбается).

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Со свадьбой решили повременить и устроить ее, когда можно будет без опасений собрать большую вечеринку?

Елена: Мы обсуждали с Димой этот вопрос, но спешить не хотим. Возможно, даже не в следующем году сыграем. Все-таки мы пока в разъездах, да и на ноги вначале надо встать.

— Но с подружкой невесты вопрос решен? Или он даже не стоял?

Елена: Я подумаю (улыбается).

Блиц

(Мы задали Ирине и Елене одинаковые вопросы. Сестры не слышали ответов друг друга. Вот что из этого получилось).

Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной
Фото из инстаграма Ирины Кручинкиной

— Чай или кофе?

Ирина: Чай.

Елена: Чай.

— Блондины или брюнеты?

Ирина: Светленькие.

Елена: Мой Дима вроде как блондин. Поэтому светленькие, хотя мне просто Дима нравится (смеется).

— Лучший город на земле?

Ирина: Саранск.

Елена: Саранск.

— Самое яркое впечатление, связанное с Беларусью.

Ирина: Первая гонка на Кубке IBU, когда я дебютировала за Беларусь и сразу же выиграла серебро.

Елена: Чемпионат Европы-2020 в Раубичах и мое золото.

Фото: Денис Костюченко, БФБ
Фото: Денис Костюченко, БФБ

— Лучший друг?

Ирина: Надя Дубова. Девушка, с которой мы много лет вместе занимались биатлоном.

Елена: Надя Дубова. Она нам как третья сестра.

— Любимый этап Кубка мира?

Ирина: Хохфильцен. Очень красивое и атмосферное место. В свой дебютный сезон на Кубке мира я впервые выступала там в эстафете и сразу на последнем этапе. Было очень волнительно. Но я справилась со стрельбой, а дальше уже бежала и кайфовала. В итоге Беларусь стала пятой.

Елена: Рупольдинг. Там был мой первый этап Кубка мира: классная атмосфера, трасса, а еще именно в Рупольдинге случилась первая в карьере стрельба «на ноль».

— Любимый фильм?

Ирина: Я люблю кино, основанное на реальных событиях. Например, «Лев Яшин. Вратарь моей мечты» или «Эверест».

Елена: Наверное, «Хатико». Хотя я много фильмов смотрю и один выделить очень сложно.

— Качество сестры, которым вы бы очень хотели обладать?

Ирина: Смелость.

Елена: Спокойствие.

Фото из инстаграма Елены Кручинкиной
Фото из инстаграма Елены Кручинкиной

— Качество сестры, которое вас раздражает?

Ирина: Любовь к нравоучениям (смеется). Лена старше меня всего на пять минут, но ведет себя как настоящая старшая сестра, которая всегда стремится поучать.

Елена: Ирина очень логичный человек, постоянно ей об этом говорю. Логичный в кавычках, конечно (смеется).

— Главная спортивная мечта?

Ирина: Выиграть медаль Олимпийских игр.

Елена: Стать олимпийской чемпионкой. Об этом каждый спортсмен мечтает с раннего детства.

-10%
-25%
-10%
-33%
-40%
-10%
-25%
-50%
-40%
0071034