• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Генеральный секретарь Национального олимпийского комитета Беларуси Анатолий Котов рассказал о странных переговорах с Международной федерацией каноэ по эпизоду с дисквалификацией мужской сборной Беларуси.

Александр и Андрей Богдановичи. Фото: БЕЛТА
Александр и Андрей Богдановичи. Фото: БЕЛТА

По мнению спортивного функционера, у федерации нет оснований и полномочий отстранять белорусских гребцов от участия в ХХХI Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, а их позиция надуманная. Такое заявление он сделал в ходе специальной пресс-конференции, которая прошла 18 июля в офисе Национального олимпийского комитета.

— Когда мы провожали олимпийскую сборную на летние Игры, нам пришло «письмо счастья» от Международной федерации каноэ, — сказал Котов. — В тот же день сформировали рабочую группу по вопросу. Привлекли к процессу адвокатов из Франции и Швейцарии. Благодаря оперативным действиям удалось навязать свое участие в обсуждении проблемы на исполкоме Международной федерации каноэ. А она, в свою очередь, предлагала нам свои соображения изложить в письменном виде (!).

Фактически мы напросились на заседание исполкома с тем, чтобы разобраться в скандальной истории, которая появилась из ниоткуда.

Французское дело изначально было шито белыми нитками

Что же произошло? Якобы появились новые факты, которые свидетельствуют о систематическом употреблении допинга белорусской сборной по гребле на байдарках и каноэ. В том числе во время прохождения учебно-тренировочного сбора во Франции в апреле этого года.

Мы были реально шокированы! Так как первым, кто должен получать такую информацию в рамках любого юридического процесса, — люди, проходящие по делу в определенном статусе. Это может быть спортсмен, тренер, национальная федерация, Министерство спорта и туризма, Национальный олимпийский комитет, но никак не Международная федерация каноэ. У нас никто с апреля никаких уведомлений не получал.

Достаточно быстро получили ответ из суда французского города Ажен о том, что никаких персональных обвинений они не предъявляют. Там считают, что есть ряд обстоятельств, которые нужно проверить, по запросу таможенной службы Франции — от возможного нарушения ввоза лекарственных препаратов в страну до их фальсификации.

Основания, по которым ведется проверка, свидетельствуют о том, что французское дело изначально было шито белыми нитками. Все смешали в кучу, авось что-нибудь найдется.

Переговорами наше общение с Международной федерацией каноэ назвать трудно. Ведь когда люди переговариваются, они заинтересованы в том, чтобы разобраться в ситуации. Нам же предложили оправдываться! Но на что, если претензий с апреля не поступало? Ответ: «Вы должны знать суть претензии, которую вам может предъявить французская полиция».

Представили федерации подробную информацию о прохождении сбора наших гребцов во Франции, приложили рецептурные обоснования. С нашей точки зрения, нарушений не было допущено.

Нам отвечают, что есть основания полагать, что когда-то французская полиция сможет найти еще что-нибудь. «Поэтому мы вас заранее накажем за четыре и более неподтвержденных факта. А когда это подтвердится, нас не волнует. Причем накажем всю федерацию на четыре года». Получается, что такая мера лишает наших гребцов участия не только в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, но и в Токио в 2020 году.

Когда мы перешли к обсуждению по пунктам обвинений в наш адрес и поняли, что нас не хотят услышать, сказали нашим партнерам о том, что готовимся к подаче иска в Спортивный арбитражный суд (CAS). Тогда санкции в отношении гребцов удалось уменьшить — с четырех лет дисквалификации для всей белорусской федерации до одного года для мужской команды.

Мы не сомневаемся в своей победе в данном вопросе

Впрочем, мы не удовлетворены и таким компромиссным вариантом, с которым нас призывали согласиться. При этом нас предостерегали от того, чтобы обращаться в CAS.

У нас еще есть время, есть опыт борьбы, поэтому мы будем обращаться в CAS. У нас нет другого выхода. Иск направили 18 июля.

В нем говорится, что ни по какому праву исполком Международной федерации каноэ не может принимать санкционных решений такого характера. Кроме того, не проводилось дисциплинарное расследование в отношении наших спортсменов. Оно даже не начиналось. Реально нет подтвержденных фактов — то есть судебных постановлений.

Самое главное — нет пропорциональности наказания. Нельзя нас наказывать так же, как коллег из Румынии и Казахстана, где в соответствии с процессуальными действиями персональную вину установили. При этом никаких взысканий к федерациям этих стран не последовало.

Откуда вообще взялось такое наказание, как отстранение команды? В антидопинговых правилах и уставе Международной федерации каноэ его не существует. Нам сказали, что такую меру рассматривают в качестве дополнительной меры по борьбе с допингом.

Знаете, мы не сомневаемся в своей победе в данном вопросе. Сделаем все возможное, чтобы она позволила мужской команде по гребле принять участие в Олимпийских играх в Рио.

-10%
-11%
-21%
-25%
-10%
-26%
-40%
-20%
-50%
-40%
-10%
0071388