/ /

Пока перспективы мужской сборной Беларуси по гребле на байдарках и каноэ в Рио-2016 не прояснились, SPORT.TUT.BY сходил с лидером мужской команды Александром Богдановичем на кинопремьеру «Сила воли». В фильме политики и спортивные чиновники спорят о том, стоит ли американской команде принимать участие в Олимпийских играх в Берлине. Богданович осудил такую постановку вопроса и провел параллели с настоящим временем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Капитан олимпийской сборной Беларуси на Играх в Рио-де-Жанейро, чемпион Пекина-2008 и серебряный призер Лондона-2012 Александр Богданович в компании SPORT.TUT.BY посмотрел кинопремьеру «Сила воли». Фильм художественный, в основу сюжета положена правдивая история Джесси Оуэнса, чернокожего легкоатлета из Кливленда, который отправился на Олимпийские игры в Германии в 1936 году.

В Берлине Оэунс выиграл четыре олимпийских золота — три в беге и одну в прыжках, однако этому предшествовал длинный путь. Сначала, будет ли у Джесси шанс поехать на Олимпиаду, решали политики. Одни предлагали спортивному сообществу США нанести удар по гитлеровскому режиму с помощью бойкота, другие хотели сделать это благодаря успехам представителей цветного населения и евреев. Затем давление стало оказываться на самих спортсменов. Призывы к совести имели целью убедить их не ехать в Германию.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (12.68 МБ)

— Фильм «Сила воли» вышел как нельзя вовремя, — считает каноист Александр Богданович. — Он поднимает проблемы, с которыми мировой спорт сталкивается до сих пор, а в этом году переживает особенно остро. Кучка людей с политическими амбициями решает судьбы спортсменов, а те — абсолютно не защищены.

Остановиться подробнее на пересечениях в историях Джесси Оуэнса и белорусских гребцов мы предложили старшему из братьев Богдановичей, опираясь на цитаты из фильма.

Кабинетная война: марсианин или Богданович?

«Вы предлагаете сидеть спокойно и тихо надеяться на их справедливость?» (американский политик — спортивному чиновнику Эвери Брендеджу)

Международная федерация каноэ ударила по нам очень сильно. Одно дело, если бы она дисквалифицировала кого-то из белорусских гребцов — например, меня с братом Андреем. Но она же решила отстранить от Олимпиады в Рио всю мужскую сборную по гребле на байдарках и каноэ!

Видимо, чиновники из федерации каноэ верят в «презумпцию безнаказанности». Они ошибаются, если думают, что им сойдет с рук такое отношение к белорусам. Говорю об этом, глядя на то, как без страха и сомнений спортивное руководство страны сражается за нас. Этим оно показывает, что Беларусь готова отстаивать свою независимость, суверенитет. За нами правда, и мы пойдем до конца, чтобы отстоять право участия гребцов в Олимпиаде!

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Вы предлагаете устроить спортивному событию бойкот на основании одних только слухов?» (спортивный чиновник Эвери Брендедж на собрании)

За что мы должны нести такое наказание и почему? В суде французского города Ажен нам сообщили, что претензий не имеют. Обвинений в наш адрес с апреля, когда прошел обыск команды, не выдвинуто. Уж тем более нет речи о том, что мы в чем-то виноваты. Это руководство Международной федерации каноэ, которое заставляет оправдываться за тот инцидент, не волнует. Оно реализует свои интересы за наш счет.

Ведется кабинетная война за олимпийские лицензии, а это нечестная игра. У меня просто нет слов! По-моему, Европа катится не в том направлении… Я в спорте с 1995 года, но и представить себе не мог, что мы дойдем до такого! «Проблема белорусских гребцов» абсолютна надуманная. Но еще чуть-чуть — и люди потеряют веру в нас.

Ведь если мы проиграем, что потом буду говорить об Александре Богдановиче? «Он принимал допинг. Наконец-то, его и его коллег поймали». Запомнят только это, а не то, сколько побед я принес Беларуси. Я с этим не согласен. Это неправда. Каждый год меня проверяли чаще, чем положено по нормам. Дошло до того, что я привык ходить в туалет в присутствии посторонних людей. И ни разу не возникало сомнений в моей чистоте. До истории с запретом мельдония.

Международное антидопинговое агентство (ВАДА) признало, что ошиблось в определении наказания для спортсменов с остаточным содержанием мельдония в организме. 200 нанограмм при разрешенном значении, равном 1000, — в моем случае. Это результат обследования в марте.

Казалось бы, на этом следовало бы поставить точку в нашей истории, но мы терпим притеснения. Руки опускаются, тренироваться тяжело. Не знаешь, нужно ли продолжать подготовку к Рио-2016. Морально мы ослабли, но сила воли не позволяет остановиться и плюнуть на все.

«Мы заявим хоть марсиан, если у них есть американское гражданство» (спортивный чиновник Эвери Брендедж на переговорах с организаторами Олимпиады).

Понимаю, что результаты многих возрастных гребцов из Беларуси могут вызывать подозрения. Но какое нам дело до этого, когда не существует подтвержденных фактов применения запрещенных препаратов белорусскими каноистами и байдарочниками?

Думаю, каждая страна вправе сама определять, кого им отправлять на Игры. Марсианина или Богдановича, молодого или старого!

Да, мне 34 года. Стоило бы задуматься о том, чтобы уступить место в команде молодым спортсменам. Но, к сожалению, пока нет таких, которые смогли бы отстаивать честь страны в каноэ-двойке лучше, чем мой брат Андрей и я. Мы уже не можем выступать одинаково хорошо на всех соревнованиях, но подготовить себя к конкретному старту способны.

Это какая-то торговля, а не спорт, не находите? Неужели Беларуси стоит предать своих атлетов, чтобы заслужить уважение Международной федерации каноэ? По-моему, как раз уважения мы добьемся в том случае, если не позволим разговаривать с собой в таком тоне.

Видимо, у Международной федерации каноэ есть планы на белорусские лицензии в Рио-2016, но мы по-любому выиграем возникший с ней спор. После этого федерацию будут ждать перемены.

Честно говоря, меня уже подташнивает от политики в спорте. Под прикрытием борьбы с допингом нас пытаются вывести из игры перед Рио-2016.

При этом я не отрицаю, что после завершения спортивной карьеры хотел бы состояться именно в политике. Я умею сражаться и хочу бороться за справедливость, за наших людей. Надеюсь таким способом отблагодарить их за поддержку, которую они оказывают мне в течение стольких лет.

«Я читал прессу. Знаю, какой вокруг тебя подняли ор, такое кого угодно собьет с толку, но не забывай о том, что люди рассчитывают на тебя» (спринтер Юниус Пиккок — Джесси Оуэнсу).

Роль капитана олимпийской сборной накладывает дополнительную ответственность. Не будь я капитаном, думаю, чуть легче бы переживал возникшую ситуацию. Просто я не могу допустить мысль о том, что капитан нашей команды не примет участия в Играх. Я ведь хотел своим выступлением на четвертой для меня Олимпиаде подать пример белорусским олимпийцам…

Мотивация в Рио-2016: рекорды или медаль?

«Нам в последние годы тоже несладко жилось. Сейчас Америке нужны чемпионы, как напоминание, на что мы способны» (спортивный чиновник Эвери Брендедж на собрании).

Беларуси нужен хороший результат на Играх в Рио, который доставит удовольствие поклонникам спорта. У нас есть атлеты, которые не будут претендовать на медали, зато покажут достойную внимания борьбу. Есть также и фавориты в своих дисциплинах. Думаю, по-любому будет больше десяти наград. И лично я жду золота от нашей художественной гимнастики.

«Рекорды дерьмо, ясно? Знаешь, что не дерьмо? Медали. Любой идиот в два счета уведет твой рекорд, а золотая медаль — она твоя навсегда» (тренер Ларри Снайдер — Джесси Оуэнсу).

В гребле рекорды ничего не значат, так как результат зависит от многих переменных: ветра, волны, плотности и температуры воды и так далее. Быстрее всего в карьере я проезжал во французском городе Виши, где хорошее время помогло установить течение.

Другое дело — медаль. И золото, привезенное с пекинской Олимпиады-2008, здесь стоит особняком. Это первая значимая победа в моей жизни, это первое место на Играх! Столько лет прошло, а мне до сих пор трудно подобрать слова, чтобы объяснить, что ты чувствуешь, когда твоя мечта осуществилась.

Кстати, вкус победы я ощутил только по приезду на родину. Я увидел множество благодарных болельщиков, которые разделили со мной радость. Тогда я понял, что победа — не просто медаль. Это момент единения людей. Они испытывают гордость за тебя, за свой труд, ведь они тоже вносят весомый вклад в развитие нашего общества, за страну! Они говорят «спасибо», и ты понимаешь, что отдал спорту столько сил не напрасно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Мне одаренные не нравятся. Они думают, что им не надо вкалывать» (тренер Ларри Снайдер — Джесси Оуэнсу).

Полностью согласен со словами тренера Джесси Оуэнса Ларри Снайдера. Лично у меня меня не было тех задатков, которые бы еще в юношеском возрасте гарантировали блестящее будущее. Когда я в первый раз сел в лодку, у меня ничего не получилось. Я был очень зол, так как нашел слабость в себе, но греблю не бросил. Долго находился в роли догоняющего и наслаждался моментами, когда за счет труда становился лучше. А ребята, которым успехи на начальном этапе давались легко, наоборот, останавливались в развитии. Видимо, думали, что нет никого лучше них. Просчитались.

Теперь я понимаю, что, даже достигнув вершины в своем деле, успокаиваться ни в коем случае нельзя. Не исключено, что ты ошибся и на самом деле способен подняться еще выше.

«Мистер Оуэнс, я жду от вас великих свершений. Все, кроме золота, будет для нас провалом» (спортивный чиновник Эвери Брендедж — Джесси Оуэнсу).

Эти слова сказал Джесси Оуэнсу перед стартом главы американской делегации на Играх в Берлине. Пожалуй, нет ничего хуже для спортсмена, чем это. Если бы мне такое сказали, думаю, смог бы абстрагироваться, но было бы очень неприятно. Я и сам отлично знаю, чего хочу, когда выхожу соревноваться. А с волнением, которое ты испытываешь на Олимпийских играх в ожидании гонки, трудно что-либо сравнивать. От бессонницы до тошноты.

«Для победы тебе мало пары ног, ясно? Победить нужно здесь (в голове. — прим.ред.)» (Тренер Ларри Снайдер — Джесси Оуэнсу).

Никогда нельзя быть уверенным в победе на сто процентов. При этом ты должен чувствовать, что способен ее добиться. Говоришь себе: «Да, я хочу это сделать». Другого результата, кроме победы, я от себя не жду. Если не золото, то любая другая медаль в Рио-2016 — это мой минимум.

Да, у меня уже есть золото и серебро Олимпийских игр, но, думаю, сколько бы наград ты не завоевал в карьере, их все равно будет мало. Уж очень больших усилий требует одна победа!

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Когда раздается выстрел, уже не имеет значения ни раса, ни деньги, ни страх, ни даже ненависть. Нет черных и белых, только финиш — и все. Эти десять секунд ты абсолютно свободен» (Джесси Оуэнс).

Работа на дорожке — это адский труд, а он по определению не доставляет приятных ощущений. Лучшее, что тебя может ожидать после такого, это гимн твоей страны. И слушать его, будучи на первой ступеньке пьедестала где-то далеко от Беларуси, зная, что ты номер один в своем деле, — огромное удовольствие.

«Все, что я хочу знать, — сможешь ли ты выиграть?» (тренер Ларри Снайдер — Джесси Оуэнсу).

Я понимаю, что этот вопрос волнует болельщиков большего всего. Могу сказать, что перед Олимпийскими играми в Рио-де-Жанейро стал задавать его себе чаще. И, поверьте, если я все-таки поеду на Олимпиаду, то не ради участия. Это мне неинтересно.

-10%
-20%
-10%
-20%
-15%
-12%
-10%
-20%