Легендарная Екатерина Карстен на днях уверенно выиграла чемпионат Беларуси по академической гребле в одиночке и нацелилась на свою восьмую Олимпиаду. В интервью tribuna.com спортсменка рассказала об ожидании вердикта Минспорта, болезни мужа Вильфрида и увлекательной работе дочери Александры, которая сотрудничает с футбольным «Байером» из Леверкузена, а также о боязни завершить спортивную карьеру. Приводим самые интересные выдержки из него.

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

На прошедшем чемпионате ближайших соперниц, которые моложе почти на три десятка лет, двукратная олимпийская чемпионка обогнала с большим отрывом, на дистанции в 2000 метров привезя серебряной медалистке около 25 секунд, бронзовой — более 30-ти.

Впрочем, попасть в Токио-2020 намного сложнее — для этого 1 сентября на ЧМ в Австрии надо пробиться в топ-9. В случае осечки будут шансы на двух отборочных регатах, где в сумме разыграют еще пять путевок. Правда, для начала Министерство спорта должно утвердить кандидатуру гребчихи в состав на чемпионат мира.

Если Екатерина сможет прорваться на Игры в Японию, то догонит легендарную канадку Лесли Томпсон, которая побывала на восьми Олимпиадах (1984−2000 и 2008−2016). Для академической гребли это рекорд. Правда, важно отметить, что Томпсон с 1992 года выступала в экипажах-восьмерках, где и выиграла четыре из пяти своих олимпийских наград. А больше всех Олимпиад (десять) за плечами канадского конника Иана Миллера.

— Чувствуете, по силам вам эта задача (пробиться в топ-9 на ЧМ и получить олимпийскую лицензию. — Прим. TUT.BY)?

— Ох, не знаю, это спорт, не могу сказать. Во времена, когда я занимала первые места, могла бы вам ответить уверенно. А сейчас молодежь поджимает.

— Как тренерский штаб отнесся к тому, что вы хотите бороться за попадание на свою восьмую Олимпиаду?

— Нормально. Главный тренер сказал: «Попробуй».

— А Министерство спорта?

— На аттестации было все хорошо, подписали со мной контракт.

— Если вас утвердят в состав на чемпионат мира, где будете к нему готовиться?

— Как и вся национальная команда — в Бресте. Я здесь с апреля. Если не считать выезды на соревнования.

— Как там условия?

— Отличные. Все на месте, все есть. Только вот ветры в этом году вообще замучили. После того, как месяц назад мы вернулись со второго этапа Кубка мира, ветер не унимался. То встречный был, сейчас вот боковой начался. Невозможно даже на воду выходить, а надо. Ведь у нас же чемпионат Беларуси был. Мучились все, а у меня еще и обострилась прошлогодняя травма плеча.

— Может, стоит взять паузу или работать в щадящем режиме, чтобы восстановиться и не усугубить повреждение?

— Спасает массаж, тейп накладывают. Боли, конечно, мешают. Но не настолько сильно, чтобы было невозможно работать. На воде особо не чувствую, а вот после тренировок плечо ноет. Да и куда эту паузу делать? Некогда уже, время поджимает. В отпуске будем отдыхать, после чемпионата мира.

— Семья в Бресте вас навещает?

— Нет, семья у меня в Германии. Дочь работает, а муж больной, невыездной. Дочка приезжала в Минск в мае, но я в Бресте готовилась, а потом на этап Кубка мира в Болгарию отправилась. Так что по интернету общаемся.

— Насколько тяжело муж болеет?

— Сердце, легкие. Трудно дышать, ходить. Почти не покидает квартиру. Дочь помогает с уборкой, продукты из магазина приносит.

— Греблей ваша дочь Александра уже давно не занимается?

— Она медиадизайнер. Работает с футбольным клубом «Байер», готовит проспекты, буклеты к матчам и так далее.

— Олимпиада в Токио влечет вас больше престижем или живет еще и медальная мечта?

— За медаль уже, конечно, не смогу бороться. Но пробиться и съездить на свою восьмую Олимпиаду очень хотелось бы.

— Вы по-прежнему не решили, чем будете заниматься после окончания спортивной карьеры? Тренерская работа вас не прельщает?

— Что буду делать, даже не представляю. От этих мыслей голова раскалывается. И тренироваться уже тяжеловато, и бросить сложно. Ведь всю сознательную жизнь в спорте. Вообще не знаю, чем еще можно заняться, кроме спорта.

— Но можно ведь и в спорте остаться, только в другой роли. У вас же такой громадный опыт.

— Чтобы передавать его и быть тренером, надо быть жестче. А я не могу заставлять других людей. Например, когда гребла в экипажах, бывало, скажешь об ошибке раз, два, три, а партнерша не исправляет ее. Ну и после этого я умолкала. Ну не могу я принуждать кого-то работать. Тренер должен строже быть, где-то прикрикнуть, где-то заставить. У меня таких способностей нет. Не всегда хорошие спортсмены становятся хорошими тренерами.

— Но у жестких главных тренеров нередко бывают мягкие ассистенты. Злой и добрый полицейский…

— Вот о таком варианте я тоже, кстати, задумывалась, чтобы поработать в связке с другим тренером. Но если говорить о белорусской сборной, то в женской команде спортсменок у нас мало, поэтому с ними только один тренер работает. Вот у мужчин больше людей — с ними два тренера трудятся.

-50%
-25%
-20%
-15%
-25%
-10%
-21%
-15%