175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  2. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  3. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  4. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  5. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  6. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  7. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  8. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  9. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  10. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  11. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  12. Госстандарт запретил продажу мыла ручной работы белорусского бренда Karali
  13. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  14. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  15. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  16. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  17. Возле Дома правосудия в Минске задержана журналист TUT.BY. В РУВД к ней не пускают адвоката
  18. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  19. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  20. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  21. В Минске рассматривают большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, прошли задержания
  22. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  23. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  24. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  25. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  26. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  27. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  28. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  29. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  30. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая


/ /

В ДТП в конце прошлого года погиб подросток-чемпион, еще двое оказались прикованы к постели. Один из них за четыре месяца так и не пришел в себя, второй после черепно-мозговой травмы нуждается в интенсивной реабилитации. SPORT.TUT.BY рассказывает о трагедии в белорусском киокушинкай карате-до.

Фото с сайта vk.com
Тренер Максим Максимов (в центре) и его подопечные. ДТП, в которое попали каратисты из Гродненской области, оставило в живых четверых из них. Двое находятся в тяжелом состоянии. Фото с сайта vk.com

«Как умирать, зная, что твое дитё не может себя обслужить?»

С 28 ноября 2016 года Светлана и Владимир Пузачи из Дятлово выхаживают 16-летнего сына, попавшего в аварию. Рано утром Дима Пузач вместе с тренером по карате и еще тремя подростками возвращался на машине с соревнований в Польше. Когда до дома оставалось проехать еще 20 км, в их автомобиль Ford Galaxy врезался грузовик ГАЗ. Столкновение произошло на трассе М11, возле деревни Белица Лидского района.

О том, что Дима находится в больнице, Пузачи узнали от сотрудников ГАИ.

— «Череп цел, рука заживет. Ничего страшного», — решили мы, взглянув на сына. Хотя голова, руки-ноги были выкручены. Страшное зрелище. Дима лежал, как будто распятый Иисус. До нас не сразу дошло, насколько плохи дела.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Владимир и Светлана Пузачи у койки сына.

— Он был в коме, и ему не давали и тридцати процентов на то, что будет жить, — продолжила рассказ Светлана. — Врачи говорили, что лучше бы не выходил из нее. Думаем: «Ладно. Полежит три дня, встанет и пойдет». Так привыкли видеть в фильмах. Когда нам сказали, что сын может умереть, волосы встали дыбом. Да вы что? Развивался отек мозга, а в таком состоянии даже дышать — большая нагрузка. Мог случиться инсульт. В течение трех суток росла гематома головного мозга. Дима побывал в третьей коме. Об этом узнали из выписки во время транспортировки сына в Минск. Видно, нас пытались защитить тем, что говорили не все. В основном старались успокоить. Например, когда на второй день Дима, находясь на искусственном вентилировании легких, начал поддыхивать. Или когда у него стали дрожать веки. Такие мелочи грели родительскую душу.

Диме диагностировали диффузное аксональное повреждение, разновидность черепно-мозговой травмы. По его случаю в Лидской центральной районной больнице врачи собирали консилиум четыре раза. Он постановил, что перевозить парня в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, на чем настаивали Пузачи, небезопасно.

— А мы не были уверены, что сыну не нужны операции, — пояснил Владимир. — Под свою ответственность решили ехать. В Минске Дима задышал. А определенности по поводу сроков его выздоровления, увы, не получили. Нужно ждать, когда рассосется гематома. Снимки показывают, что мозг отстраивается. Левая доля уже практически в норме.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дима Пузач

Из РНПЦ неврологии и нейрохирургии Пузачи уехали в Республиканскую клиническую больницу медицинской реабилитации в Аксаковщине. Здесь Дима вместе с отцом пробыл почти полтора месяца.

Работу в семье Пузачей оставил именно глава семейства. Суть в том, что упражнения, необходимые парню для восстановления, требуют физической силы от сиделки. Светлана же ушла на полставки и следит за бухгалтерским учетом в компании мужа — частной службе такси.

— После Аксаковщины две недели пробыли дома, — сказал Владимир. — За это время у Димы «ожила» левая нога, правая стала двигаться раньше. Сейчас мы вернулись в Минск в частный медцентр. В Аксаковщину больше не берут — даже за деньги. Считается, что помощь в этом учреждении белорусы должны получать бесплатно. Свою квоту использовали, так что приходится искать новые варианты.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мы не можем просто лежать дома, — уверена Светлана. — Без вертикализатора и других процедур все не то. А наиболее эффективно восстановление проходит в течение года после травмы. Что успеем сделать, останется с нами. А дальше — время против нас. Будем бороться до последнего. Иначе как умирать, зная, что твое дитё не может себя обслужить?

Дима Пузач — не единственный, кто после ДТП под Белицей оказался прикован к постели. Тренер Максим Максимов, управлявший Ford Galaxy, не приходит в себя четыре месяца. Судьба еще троих мальчишек такова: Максим Пешко вернулся домой на костылях, Артем Урбанович отделался испугом, а Илья Гранковский погиб.

«Понимаю родителей мальчиков, но наказание для мужа определит суд»

Столкновение легкового автомобиля с грузовиком, который вез хлеб в Дятлово, произошло при выезде Ford Galaxy со второстепенной дороги на трассу Лида — Слоним. Минивэн не уступил. От бокового удара он съехал в кювет и опрокинулся, а ГАЗ, шедший со скоростью 57 км/ч, перевернулся на проезжей части.

— Ответственность за случившееся лежит на тренере Максиме Валерьевиче, — твердят Пузачи. — Он причинил нам, нашим детям такую боль… Повез детей на турнир в Польшу. Назад ребята возвращались ночью на автобусе. В Гродно пересели в машину к тренеру. Мы не можем сказать со стопроцентной уверенностью, что там случилось. Был ли скачок давления у Максима или он заснул в дороге. В любом случае желаем ему скорейшего выздоровления. Ставили за него свечку в церкви.

— В наших детях нахожу утешение, — поделилась болью Вероника, супруга Максима Максимова. — Дочке недавно исполнился годик, она ничего не понимает. А трехлетнему сыну говорю, что папа заболел. У мужа оказалась тяжелая сочетанная травма: открытая черепно-мозговая травма тяжелой степени, диффузное аксональное повреждение, внутрижелудочковое кровоизлияние, травматическое субарахноидальное кровоизлияние, геморрагический ушиб правой лобной доли средней степени, закрытые травмы живота и грудной клетки и множественные переломы.

С 13 декабря Максимов находится в отделении реанимации и интенсивной терапии столичной больницы скорой медицинской помощи. Рядом — родители 30-летнего мужчины, который, по словам Вероники, и не в коме, и не в сознании.

Фото с сайта vk.com
Максим Максимов. Фото с сайта vk.com

— Нет ничего, что бы я хотела спросить у мужа, когда он придет в себя, — плачет в трубку Максимова. — Я бы только сказала, что соскучилась по нему и очень сильно люблю.

Дима Пузач, Максим Пешко, Артем Урбанович и Илья Гранковский часто ездили из своих городов в соседние, где тренировал Максим Максимов. Это Дятлово, Новогрудок и Новоельня — везде выбор спортивных секций небольшой. Под руководством Максимова ребята доросли до членства в юношеской сборной. Выигрывали республиканские старты, брали медали международных турниров. Гранковский и вовсе дважды выигрывал Кубок Европы в своей возрастной категории.

«Спасибо большое тренеру и всей белорусской команде. Без вас этой победы не было бы», — отмечено в подписи к снимку на странице Ильи Гранковского в соцсети за 28 ноября. На соревнованиях в Польше, откуда возвращались каратисты, Илья снова был первым.

Скриншот со страницы Ильи Гранковского на сайте vk.com
Илья Гранковский и Максим Максимов. Скриншот со страницы Ильи Гранковского на сайте vk.com

— Илья много выигрывал, потому что тренер у нас сильный, — полагает Артем Урбанович. — Из всех тренеров в клубе «Барс» Максим Валерьевич нравился больше всего. Впрочем, иногда я предпочитал советоваться в вопросах подготовки именно с Ильей. Мы держали связь каждый день.

— Димка пришел к Максиму Валерьевичу в 9 лет, — вспоминают Пузачи. — Всегда с большим удовольствием отправлялся в летние лагеря, где бегал кроссы по 7, 10 и 15 км с отягощением в виде шины. 6 марта прошлого года сын выиграл открытый чемпионат Украины в весовой категории до 80 кг, а 18 мая стал третьим на первенстве Европы. То есть тренер много дал нашему Диме. А забрал больше. И мы будем неправы по отношению к Гранковским если скажем, что не хотим, чтобы Максимова судили. Гранковские, потерявшие ребенка, настроены агрессивно.

— Я понимаю родителей мальчиков, но наказание для мужа определит суд, — заметила Вероника Максимова. — У нас же одна цель — поставить Максима на ноги, помочь ему поправить здоровье настолько, насколько это возможно. А что будет потом — не задумываюсь.

— Я и мои родители — за тренера, — говорит Максим Пешко. — Он не виноват… Всегда водит хорошо. Не знаю, что сейчас случилось.

«До столкновения с „хлебовозкой“ тренер прошел несколько поворотов»

Максиму Пешко ГАЗ сломал бедро и нос, а осколки бокового стекла автомобиля ранили лицо, руки и ноги. Последнее время он передвигается на одном костыле. К последней четверти учебного года вернется в школу.

— Первое, что помню после аварии, — то, как меня везут на каталке в лидской больнице, — рассказал Пешко. — В тот же день смог заговорить, хотя сначала были проблемы. О том, что Илья погиб, узнал только после переезда в Гродно. Обидно до слез. Рано ему было уходить из жизни. Если к своему возрасту Илья успел стать чемпионом, то как же много еще мог достичь?

Дима Пузач сидел на втором ряду посередине и серьезно пострадал. 15-летний Илья Гранковский был слева от него.

— Следствие недоумевает: «Как Илья, находясь дальше всех от места удара, мог пострадать больше всех?» То есть Урбанович невредим, а сидевший за ним Гранковский — умер. Как это возможно? — вопрошают Пузачи.

Фото с сайта vk.com
Артем Урбанович с кубком и дипломом. Фото с сайта vk.com

Но это версия рассадки Максима Пешко. Артем Урбанович, которого от тяжелых травм спасла сработавшая подушка безопасности, утверждает, что по просьбе тренера Пузач и Гранковский в дороге могли поменяться местами.

— Проблема в том, что два дня после аварии у меня вылетели из памяти, — пояснил Артем. — Не помню, как вытаскивал ребят из машины, как вызывал скорую и просил помощи у жителей Белицы. Говорили, что все это я. А в то, что тренер заснул, не верю, так как до столкновения с «хлебовозкой», Максим Валерьевич прошел несколько поворотов.

После аварии Артем наблюдался у психолога. Парня просили не копаться в себе. Он же уверяет, что хочет разобраться в случившемся.

— То ли его научили так говорить, то ли он действительно ничего не помнит, — поставил под сомнения показания Урбановича Владимир Пузач. — Это чужой ребенок. Не можем его допрашивать.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А если даже и узнаем, кто где сидел, спали они или нет, — ничего для нас это не поменяет, — констатирует Светлана.

— Если мы говорим о вине, то для начала нужно сказать, что Максим Валерьевич не был пьян или обкурен, — замечает председатель Белорусской республиканской федерации киокушинкай карате-до Василий Максимов. — Кто водит, тот понимает: нельзя быть застрахованным от аварии на скользкой дороге… Следователи пытаются разобраться, почему водитель ГАЗ видел, что Ford Galaxy не останавливается, и не увел свой автомобиль в сторону. На уровне инстинкта самосохранения должен был сработать.

«Вернуть Гранковским сына, утешить их — выше моих сил»

Василий Максимов — это дядя Максима Максимова, а также руководитель клуба «Барс», в котором трудился тренер. Василий Викторович полагает, что должен разделить ответственность за случившееся с племянником и помочь пострадавшим в ДТП.

Прежде всего, Василий Максимов собрал значительные средства для реабилитации Димы Пузача. Поддержали друзья из Польши, России, Германии, Франции, Казахстана и собственные ученики. Результат — более 26 тысяч евро на счету Пузачей.

— Дима проходит реабилитацию, то есть деньги нужны уже, — говорит председатель федерации. Причиной страшной аварии он считает не превышение скорости или минутную слабость водителя, а гололед.

Фото из семейного архива Пузачей
Максим Максимов и Дима Пузач. Фото из семейного архива Пузачей

— Мы уже смирились, не плачем, глядя на Диму. А Василий Викторович, когда пришел к нам на 8 марта, всплакнул, — рассказали Пузачи.

— Нет, не всплакнул, — отрицает Василий Максимов. — Мужчины не плачут. А слеза по щеке прокатилась.

Семье Гранковских он помог провести похороны сына, поминки. Проститься с Ильей из Москвы приезжал руководитель спортивного клуба «Сэйкен» Карен Гядукян. Он один из тех, кто в России воспринял трагедию белорусского киокушинкай карате-до, как свою.

— Бабушки кричали: «Убийцы!» — так описала атмосферу на похоронах Гранковского Светлана Пузач. — Не в адрес кого-то конкретного, а вообще. Думаю, Василий Викторович мог принять это на свой счет. Надо отдать ему должное. Другой испугался бы и не пришел вовсе.

— У них свежая кровоточащая рана, — продолжил Василий Викторович. — Мы общаемся редко. Когда приезжал к ним полтора месяца назад, попили с отцом кофе, поговорили ни о чем. Вернуть Гранковским сына, утешить их — выше моих сил.

Еще Василий Максимов провел несколько благотворительных турниров по карате. Один из них — в Дятлово. Сейчас ведется подготовка к проведению открытого чемпионата страны в Гродно. Он состоится на стадионе «Неман», где с организаторов не возьмут плату за аренду. Значительную часть вырученных средств передадут на лечение Максима Максимова.

— Потерять своего ученика при таких обстоятельствах — тяжелая ноша, которую человеку, если, даст Бог, он выкарабкается, придется пронести через всю жизнь. Я бы не хотел оказаться на месте Максима Валерьевича, — признается дядя тренера.

«Казалось, белорусы — недружная нация. Были неправы»

Ухаживая за сыном, Пузачи разговаривают с ним, как «с настоящим Димой». Задают вопросы, сами отвечают. Врачи объясняют, что Дима их видит, вот только глазной нерв не передает сигнал в мозг.

— Какое-то время не понимали, кому лучше — нам или Гранковским, — говорят родители Димы. — Все-таки нам. Есть, слава Богу, динамика, успехи в поисках препаратов и в сборе средств для реабилитации.

Скучает по другу и Максим Пешко.

— Когда, как и Дима, лежал в Аксаковщине, хотел его навестить. А потом температура поднялась. Решил не идти, чтобы не принести с собой заразу.

Пузачи не заметили, как признали: они были бы счастливы, если бы на месте Пешко в машине тренера сидел их сын.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

После курса реабилитации в минском частном медцентре Светлана и Владимир надеются податься на лечение за границу. Боятся, что не успеют собрать почти 58 тысяч евро, необходимых для месячного курса в немецкой клинике. Ищут варианты в России.

— В Питер нас не готовы взять: требуют контакт с пациентом хотя бы на уровне «да-нет», — пояснила женщина. —  Ждать не можем, повсюду рассылаем заявки. Рассматриваем вариант с поездкой в Москву к доктору Рошалю. Там очередь. Но если возьмут, может, Германия уже и не понадобится. Съездим за те же деньги к Рошалю три раза. В Гродно или в Аксаковщине подсобят — и результат, надеюсь, придет.

Эти слова Дима неосознанно встретил продолжительным мычанием.

— Хочется поблагодарить всех тех, кто нам уже помог, — взял слово Владимир Пузач. — У нас ведь много ежедневных трат: десять памперсов в день, 80 рублей на лекарства и 18 — на зондовое питание.

Фото из семейного архива Пузачей
Фото из семейного архива Пузачей

— Какое-то время назад казалось, что белорусы — недружная нация: не хотят помогать друг другу, — добавила Светлана. — Делали вывод, глядя на то, как из родного Дятлово люди уезжали в Соединенные Штаты. Но на личном примере убедились, что были неправы. На наш призыв о помощи откликнулись представители страховых компаний, производитель чулок, Брестский облисполком, консервный завод, лесное хозяйство, сотрудники детских садов из Кобрина и Шумилино, IT-компания из Минска, женщина, которая сама ведет лежачий образ жизни, и другие люди. В первые дни после публикации информации в СМИ нужно было сажать диспетчера, чтобы принимал звонки. Так много их было. В соцсетях много пишут. Мама каратиста из Татарстана сообщила, что по дороге в Москву на соревнования ее мальчик тоже попал в аварию и лежал в коме. Сказала: «Не переживайте. Мой сын выкарабкался — возвращается в карате, и ваш сможет». Так и будет. А станет ли Дима спортсменом или инструктором, — решит сам.

Если вы хотите помочь Дмитрию Пузачу и Максиму Максимову в сборе средств на реабилитацию, то можете сделать это несколькими способами.

Пузач Дмитрий

Договор благотворительного счета 000091 белорусские рубли (код валюты 933) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382104109

Договор благотворительного счета 000030 российские рубли (код валюты 643) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717

Договор благотворительного счета 000095 доллары США (код валюты 840) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717

Договор благотворительного счета 000030 евро (код валюты 978) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717

Телефон Владимира, отца Димы: +375293079957

Максимов Максим

Договор благотворительного счета 000092 белорусские рубли (код валюты 933) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382104109

Договор благотворительного счета 000031 российские рубли (код валюты 643) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717

Договор благотворительного счета 000096 доллары США (код валюты 840) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717

Договор благотворительного счета 000031 евро (код валюты 978) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717

Телефон Вероники, жены Максимова: +375445457838

-15%
-20%
-21%
-20%
-50%
-20%
-15%
-10%
-10%