• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото: Олег Киндар /

SPORT.TUT.BY рассказывает о группе по фехтованию, в которую ходит правнук одного из первых белорусских олимпийцев. Она готовится к переезду в новый центр для юных «мушкетеров». Проект курирует бывший саблист, а сейчас тренер нацкоманды Дмитрий Лапкес.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

В фехтование в Беларуси берут с 5 лет. Сначала детям предлагают упражнения для общефизической подготовки и ставят в пары со снарядами, имитирующими оружие. По мере готовности происходит переход к профессиональному снаряжению. Нормами для детско-юношеских спортивных школ установлено, что это должно произойти не раньше 9 лет. В годы же Советского Союза набор в группы по видам оружия — рапира, сабля и шпага — проводился в диапазоне от 10 до 14 лет.

— Так гласит постановление времен царя Гороха — кажется, от 1976 года, — вспоминает Дмитрий Андреев, в прошлом экономист-международник и тренер паралимпийцев-саблистов. С 2010 года он специализируется на работе с детьми. — Экипировка еще была несовершенной — представляла собой «хэбэшные» костюмы с ватой в слоях. А маски — так вообще просто ужас!

Условия приема детей для фехтовальных клубов не такие жесткие. Вот почему среди учеников Андреева можно найти малышей, которые уверенно управляются с саблей. Среди них — Андрей Овсянкин.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Как-то папа спросил, буду ли я заниматься фехтованием, — рассказал 7-летний Андрей. — Я сказал: «Да». Тогда он привел меня к Дмитрию Геннадьевичу. Мне понравилось тренироваться, и я выиграл первых два боя. Потом научился хорошо делать выпады, стойки ходить. Пока все! Хочу стать большим спортсменом, как папа.

Отец Андрея Алексей Овсянкин — исполняющий обязанности генерального секретаря Белорусской республиканской федерации фехтования, а прадед Александр Овсянкин был одним из первых олимпийцев в стране. Александр Андреевич принимал участие в турнире рапиристов на Играх в Мельбурне в 1956 году. Потенциал в малолетнем правнуке чемпиона СССР тренеры разглядели быстро. Нам же Андрей помог в съемках ролика о детском фехтовании.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— Он был хорошо развит физически и интеллектуально к четырем с половиной годам, когда только пришел к нам, — решил пояснить Дмитрий Геннадьевич. — Честно говоря, думал, что Андрюша старше, когда брал к себе.

По мнению тренера, лишь несколько видов спорта позволяют детям с ранних лет развиваться гармонично.

— Это фехтование, конный спорт и стрельба, где задействована мелкая моторика. Наши дети легко справляются с математическими задачами и могут похвастаться скорочтением. «Тупые американцы», как говорит Михаил Задорнов, уже порядка 20 лет держат фехтование в университетской программе наравне с традиционными для себя видами спорта: бейсболом, американским футболом, баскетболом и плаванием. Это, как я полагаю, неслучайно.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

В качестве примера острого ума Дмитрий Геннадьевич привел белорусского саблиста Дмитрия Лапкеса. На Играх в Афинах в 2004 году Дмитрий был четвертым, а в 2011 году стал серебряным призером в командном первенстве на чемпионате мира.

— Я восхищаюсь им. Помню, как Дмитрий рассказывал о своем бое на чемпионате мира 2010 года в Париже с румынским спортсменом — сильным, наглым. Сложно было сражаться с ним. К перерыву в матче Дима уступал около пяти ударов, а выиграл со счетом 15:14. Анализировал каждый пропущенный укол и выработал под соперника победный алгоритм. То есть играть с Димой хоть в шахматы, хоть в карты — бесперспективно.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Андреев уверен, что выбор в пользу того или иного вида оружия в фехтовании соответствует психотипу человека. Саблисты, по его мнению, — это холерики. Шпажисты — флегматики, а рапиристы — что-то среднее.

— В уколе, свойственном шпаге, легче промахнуться, тогда как режущие движения сабли, пусть и придутся по касательной, но заденут соперника. Вот почему этот вид больше подходит холерикам. Тут сражения проходят очень быстро. В рапире же укол присваивают тому, кто в ходе боя владел инициативой.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Проблема с набором «мушкетеров» в секции по фехтованию актуальна вне зависимости от того, блистают на международной арене белорусские фехтовальщики или нет. Даже в эру Лапкеса-спортсмена всплесков интереса у родителей к виду спорта не отмечалось.

— Считается, что лучше сделать из детей звезд футбола или хоккея, чем отдать на фехтование, — полагает Андреев. — На это хотел бы ответить словами своих ребят. Говорят, что остались, потому что у нас прикольно. Когда облачаешься в костюм, надеваешь маску и берешь в руки оружие, все видится иначе. Мальчики чувствуют себя благородными рыцарями и д’Артаньянами. Девушки поднимают подбородочек кверху и держат спину ровно. То есть преподносят себя, как принцесс.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Я люблю приходить на тренировки с украшениями — чокером и сережками, — подтверждает мысль тренера 10-летняя Саша Боброва. —  А самая сильная и красивая фехтовальщица у нас — это, наверное, Катя Сурмач. Чтобы побеждать в нашем виде спорта, нужно быть ловкой, смышленой и непредсказуемой. Думаю, молодая девушка и должна быть такой!

— Вижу, что ребенок стал активным и прибавил в координации, — признает Дмитрий, отец Кати Сурмач. — Фехтование не оставит детей пышками, но в то же время не требует наращивания мускулатуры. У дочери уже есть первые медали и дипломы, о которых она любит рассказывать. Рад, что спорт подпитывает ее эмоциями, которые не могут подарить игры в мобильнике. А иногда мы с Катей фехтуем друг с другом. В такие моменты становимся ближе.

Во время тренировок дочери Дмитрий следит за поступлением на телефон информации с фитнес-браслета. Он закреплен на запястье Катерины.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Важно не перегрузить ребенка, чтобы в будущем у нее не было проблем с сердцем, — пояснил отец. — Равно как и не допускать работы в полноги — иначе зачем столько усилий? За ориентир беру средний показатель активности Кати. Ниже него опускаться не должны.

Сурмач — редкий пример продвинутого родителя в фехтовании. Зачастую тренеру Андрееву приходится говорить с ними о стереотипах.

— Боятся, что ребенку будет больно, но максимум — он может вернуться домой с синяком, ушибом или растяжением, — утверждает наставник. — Ни о каких более серьезных травмах речи не идет, в чем и состоит уникальность фехтования. Хотя это тоже единоборство, в котором, как и в боксе, есть полный контакт!

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Отношение к экипировке у нас серьезное. Сетка маски выдерживает нагрузку в 1600 ньютон. 800 ньютон для курточки, перчатки и штанов, плюс еще 800 ньютон — для набочника. В их изготовлении используется кевларовая нить, как и в случае с бронежилетами. Получается, что в сумме рабочая сторона экипировки выдерживает такую даже нагрузку, что и маска.

Для справки: стоимость нового набора юного фехтовальщика достигает 500 евро. Бэушную экипировку можно достать за 150−200 евро. В группе Андреева принято передавать старую форму новичкам. А федерация и Национальный олимпийский комитет помогают с закупкой дополнительных комплектов. Получается, что родителям остается только оплатить стоимость тренировок.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Дмитрий Геннадьевич практикует как частное лицо на базе столичного Республиканского центра олимпийской подготовки единоборств, где занимаются саблисты из национальной команды. Скоро специалист с коллегами переберется в центр, который строится силами столичной федерации фехтования. Рабочее название для него — Minsk Fencing Center. Он откроется на пятом этаже Дома быта и станет одним из лучших в стране благодаря наличию, помимо восьми дорожек для фехтования, собственного тренажерного зала и зала для ОФП.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Курирует проект Дмитрий Лапкес. Спортивную карьеру он завершил вскоре после Олимпийских игр в Лондоне. Сегодня же совмещает общественную нагрузку в минском отделении белорусской федерации с работой главным тренером в сборной по фехтованию на саблях.

— В России и Америке отмечается бум фехтования. В Италии, Франции и Венгрии наш вид спорта традиционно популярен. Мы отстаем, что лично мне небезразлично. Хочется поднять фехтование на приличный уровень.Так что открытие нового зала в Минске можно назвать движением в правильном направлении. Здесь смогут заниматься порядка 200 детей, а возможно, и больше. Уверен, что и тренеров удастся заинтересовать. Тогда они перестанут уходить в никуда, так как смогут зарабатывать больше, чем в детско-юношеских школах. В общем, если удастся поднять детское фехтование хотя бы в масштабах Минска — это будет победа, - считает Лапкес.

Фото: Reuters via TUT.BY
Дмитрий Лапкес радуется выходу в полуфинал Олимпийских игр 2004 года. Фото: Reuters via TUT.BY

Помещение в здании Дома быта досталось Minsk Fencing Center в аренду по льготной ставке. В течение нескольких недель клуб распахнет двери для детей из РЦОП единоборств. Тогда же Дмитрий Андреев планирует разбить группу учеников в возрасте от 5 до 10 лет, в которой занимается 28 человек, на подгруппы. Будут приглашены тренеры из других школ. То есть проект, который задумывался Дмитрием Лапкесом в 2015 году, находится на финишной прямой.

Лапкес не уверен, что лично будет занят тренировочным процессом в новом центре фехтования. На первом месте у него — забота о сборной.

— Лидеры завершили карьеру, а на смену им пришли молодые спортсмены, — объясняет он. — То есть настали не лучшие времена, если ставить задачу добиться результата. Но можно ведь достигать локальных успехов, верно? Например, выиграть молодежное первенство Европы — там всерьез рассчитываем на медали.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Отметим, что молодежный чемпионат Европы пройдет 21−25 апреля в белорусской столице. На посвященной ему пресс-конференции в феврале прозвучало, что этот вид спорта войдет в программу Европейских игр 2019 года в Минске. Хорошее подспорье для того, чтобы набраться опыта подопечным Дмитрия Лапкеса и пополнить школу «мушкетеров» новыми именами.

-30%
-15%
-5%
-23%
-25%
-30%
-10%
-20%
-10%
-20%
0071467