Алена Шукало,

В последние годы российские этапы Гран-при своим присутствием отмечает действующий чемпион мира и Европы по фигурному катанию 25-тилетний испанец Хавьер Фернандес Лопес.

Обладатель головокружительной карьеры и представляющий страну, где фигурным катанием, в отличие от футбола, до недавнего времени занимались считанные единицы, пообщался с корреспондентом SPORT.TUT.BY, рассказав о слагаемых своего успеха.

Фото: Алена Шукало
Фото: Алена Шукало

 — Я хотел бы вернуться на этап Гран-при в Россию, и не раз, но это зависит не только от меня, это зависит еще и от решения Федерации фигурного катания России, если у них имеется желание видеть меня снова на этих соревнованиях.

— Ты начинал с того, что занимал последние места в турнирной таблице на чемпионатах Европы и мира. А сегодня ты являешься первым в истории испанского фигурного катания чемпионом мира, причем двукратным, не говоря уж о том, что у тебя четыре титула чемпиона Европы. Как ты считаешь, твоя спортивная карьера — это скорее исключение, чем правило? Возможно ли повторить подобный успех при существующей системе действующих правил тем ребятам, кто только начинает свой путь на большой арене и особыми победами похвастаться не может?

— Я думаю, что для меня удобно направление, которое позволяет выстроить свою карьеру наилучшим образом, — от малого к малому и постепенно. Потому что не бывает так, чтобы ты изначально был никем, а потом взял и выиграл все соревнования разом.

Считаю, что всегда хорошо, когда продвигаешься в этом пути шаг за шагом и наблюдаешь за своим ростом. То есть, не как «бум!», теперь я опоздал, а вы стали чемпионом. Убежден, что это и есть наиболее благоприятный способ, чтобы достичь вершин. Это мое мнение.

В начале моей карьеры порой случалось так, что я даже не готовился к произвольной программе, только к короткой, и не проходил квалификацию.

Как мне кажется, любой способен конкурировать, совершенствуя себя на каждом старте, ведь всегда есть что-то, на чем еще нужно поработать.

— Вопрос о семье. Часто можно видеть твоих родных на трибунах того же чемпионата Европы, например. Насколько важна поддержка семьи для тебя?

— Присутствие родных меня поддерживает. Я имею в виду то, что семья — это одна из наиболее важных вещей в жизни для каждого из нас. Факт в том, что моим родителям иногда приходилось меня заставлять что-то делать, работать над собой.

Но в то же время они всегда мне доверяли, когда необходимо было совершать тот или иной шаг. Например, когда мне, чтобы тренироваться, пришлось уехать из Испании, родные вынуждены были оплачивать все мои дорогостоящие тренировки за границей.

В то же время они не из тех родителей, которые повсюду ездят за своими детьми. Могут смотреть соревнования, просто чтобы увидеть, как я катаюсь. Для них не имеет значение, чемпион мира я или нет, они просто желают мне удачных прокатов.

Так что для меня всегда необходимо знать, что мои родные находятся рядом со мной. Вы понимаете, почему для меня это одна из самых важных вещей в мире?

Я действительно близок своей семье, и так было с самого детства. Получать поддержку близких для тебя людей — на самом деле необходимо для спортсменов.

— Часто ли ты видишь родных, живя теперь в Канаде?

— Я не вижу их часто. Я возвращаюсь в Испанию пару раз в год. И к тому же они приезжают на соревнования. В общей сложности я встречаюсь с семьей 4−5 раз в год.

Конечно, это немного, но мне кажется, что когда мы находимся на расстоянии, то семья, возможно, становится более крепкой. И поэтому, когда я замечаю на соревнованиях моих родителей или сестру, то это придает мне больше сил. И я неимоверно рад, что могу предоставить им массу поводов гордиться мною.

— Давай вспомним детство. Ты рос послушным ребенком или родителям приходилось контролировать процесс, например, следить, а не прогуливаешь ли ты тренировки?

— Говорят, что я не был идеальным ребенком, меня приходилось постоянно подталкивать. Родные провожали меня на тренировки, так что прогулять было невозможно. В общем, хочешь не хочешь, а кататься приходилось, но иногда я появлялся на катке и попросту валял дурака: катался без дела, болтал со всеми подряд. Но в какой-то момент я все-таки понял, что я прихожу на лед, чтобы работать.

— А как дело проходило с учебой в школе? Или из-за соревнований и тренировок времени на учебу не хватало?

— Когда я был маленьким, я поначалу хорошо учился… А потом, уж не знаю, что со мной произошло, но я почувствовал, что учеба — это «не моё». Я могу сидеть и зубрить что-то, читать учебники, но как только я закрываю книгу, то понимаю, что не помню ровным счетом ничего. Да, некоторые предметы мне давались, но в большинстве случаев я был ужасным учеником.

У меня ладилось с математикой, рисованием, биологией, а вот с языками не всегда получалось — что с испанским, что с английским. Та же история с физикой и химией.

Но потом, в 17 лет, мне пришлось выбирать, остаться в школе или поехать в Штаты, так что с учебниками мне пришлось распрощаться. Но с другой стороны, я всегда знал, что врачом быть не собираюсь, но у меня имеется своя мечта, своя цель и я к ней иду.

— В детстве мечтал стать олимпийским чемпионом?

— Нет, я не думаю. Мне кажется, что мне это даже в голову прийти не могло, потому что казалось нереальным. Вы же понимаете — Испания есть Испания, так что если только в футболе. (Смеется.)

— А сейчас?

— А вот сейчас это уже мечта. Вполне возможно, хотя это будет очень трудно. Время, чтобы подготовиться к Олимпиаде, есть. Впереди у нас много турниров.

До Олимпийских игр еще нужно дожить и много чего к этому времени может произойти: кто-то из спортсменов становится сильнее, кто-то — слабее, произойти может все что угодно, поэтому нужно быть хорошо подготовленным и держать все под контролем.

Это мечта, но только я могу сделать все, чтобы она исполнилась, никто другой за меня этого не сделает.

— И что же может этому помешать?

— Много вещей… Прежде всего, травмы. Пока что все обходилось, слава Богу. Я могу утратить свою уверенность на соревнованиях или, возможно, так случится, потеряю много энергии и сил на тренировках и не стану продолжать дальше подготовку к Играм. Так что все что угодно может помешать. Но я буду счастлив, когда пройду этот путь без проблем. Надеюсь, что все будет в порядке.

— А если случится так, что выскочит кто-то из молодежи, тот же россиянин Адьян Питкеев, который выиграл у тебя короткую программу на этапе ИСУ Гран-при в Москве, или победитель чемпионата четырех континентов этого года, бронзовый призер чемпионата мира Боян Цзинь из Китая, с легкостью штампующий четверные один за другим, например, и именно в олимпийский сезон?

— Это зависит от спортсмена, и тут неважно, возрастной он или еще молодой. Потому как это на льду действительно борьба, и тут все зависит только от того, насколько успешно развивается каждый спортсмен. Конечно, можно говорить о том, что те, кто давно соревнуется во взрослых соревнованиях, имеют больше опыта, некоторые из нас уже побывали не на одних Олимпийских играх. Но в то же время и у нас бывают неудачные дни, и тогда может выиграть кто угодно.

Если взять для примера тот же этап Гран-при в Москве. Изначально я предполагал, что Сергей мог бы быть наиболее опасным на этих соревнованиях (идет речь о серебряном призере чемпионата Европы Сергее Воронове из России. - SPORT.TUT.BY). В прошлом году он был очень сильным, к тому же оказался в финале Гран-при на подиуме. Он действительно сильный фигурист. Также неплохо выступил и Росс Майнер из США. А вот насчет Адьяна… (Улыбается.)

Так что в этой жизни все может случиться. И шансы на победу есть у всех. Главное — правильно им распорядится и быть к нему готовым.

-12%
-50%
-30%
-30%
-11%
-10%
-15%
-30%
-15%
-75%