Футбол


Кирилл Клименков, /

В Международный день спортивного журналиста заместитель главного редактора газеты "Прессбол", комментатор Сергей Новиков рассказал о развитии СМИ в последние 30 лет, а также прокомментировал последние результаты на чемпионате мира по футболу.

Что это за праздник - День спортивного журналиста? У нас он широко не отмечается.
 
Для меня этот праздник так же, как и для вас, стал откровением и сюрпризом год назад. В тот день мне позвонил Сергей Боровский, известный белорусский тренер по футболу, и поздравил меня с Международным днем спортивного журналиста. Так я узнал о существовании такого дня.

Планируете как-то праздновать этот день - в газете, с комментаторами?
 
Все праздники такого масштаба - День радио, День печати и другие - сегодня все больше празднуют окружающие люди, нежели сами профессионалы. За тридцать лет своей работы я не могу припомнить, чтобы когда-нибудь мы собирались на бурные торжества и искренне отмечали именно эти дни. Для таких торжеств были и есть более существенные поводы.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

 

 
 
В спортивной журналистике вы уже тридцать лет. Что изменилось сейчас в сравнении с тем, что было раньше?

Я люблю шутить с молодежью, особенно когда приходится работать в экстремальном режиме: на какой-то игре, с ноутбука, через интернет, сразу в номер нажатием кнопки передавать верстку в течение минуты. В такие моменты, глядя на себя со стороны, я говорю: "Если бы мне кто-нибудь еще пятнадцать лет назад сказал, что я буду вот так работать… Я бы не то что не поверил и засмеялся, а просто бы умер со страху!".

Конечно же, все основные изменения связаны с развитием современных технологий. Когда я учился на журфаке, нам показывали, как надо монтировать радиопленку, склеивая ее в буквальном смысле этого слова. А сегодня это уже вещи, про которые без улыбки уже не и не скажешь.

Сейчас все стремительно меняется. Раньше верхом технологий для нас был факс. А теперь тот же факс - такая рутина, что о ней просто стыдно говорить.

Интернет, конечно же, облегчил труд журналиста в сотни раз. И, если честно, боюсь даже представить, до какой степени развития нашей профессии мне еще суждено доработать.
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео


Сказывается ли развитие технологий на классе журналистов - в положительную или отрицательную сторону?

Сегодня у журналистов появилось больше возможностей проявить себя, самовыразиться. И людей, у которых такая возможность есть, стало также намного больше. Журналистика расширяет свои горизонты. Каждый желающий может завести в интернете собственный блог на том портале, к которому у него больше лежит душа и там выражать свои мысли, делиться наболевшим. И это не только касательно спорта. И иной раз это настолько здорово получается у журналистов-непрофессионалов, что реально работающим журналистам до этого еще расти и расти. И возможно - не дорасти никогда.

Если же говорить о сути профессии, то здесь все обстоит не так изменчиво, как кажется. Я всегда думал, что в спортивной журналистике для комментатора главное - рассказать не о том, как было, хотя это тоже важно, а то, что он думает по поводу того, что произошло. Сегодня для читателей газет узнать, как все было, не проблема - они это видели или узнали из каких-то других источников. Поэтому сейчас возрастает роль аналитической журналистики.

В связи с проведением чемпионата мира по футболу сегодня идут споры в "Прессболе" - стоит ли возвращаться к событиям недельной давности, если, допустим, Англия и Германия сыграли в пятницу, Уругвай и Южная Корея сыграли в пятницу, а наш читатель сможет узнать из нашей газеты, как это было, только во вторник?

Плохо, что мы не можем выходить ежедневно, в режиме каждого дня. Мы бы с удовольствием это делали, если бы для этого были какие-то материальные предпосылки объективного характера. Но их нет. В чем же тогда достоинство нашей газеты?

Видимо, в том, что мы можем рассказать не только, как это было, но еще и как-то по-особому это оценить. Мне, например, всегда было интересно почитать, что думают о матчах, какой бы давности они ни были, те же Костя Лобандиевский, Денис Орлов, Андрей Вашкевич, Саша Добриян, другие наши журналисты. И именно в этом плане суть профессии, по большому счету, не изменилась.

И, как я люблю говорить, наиглавнейшая задача спортивного журналиста - воспитывать хороших людей. В спорте это гораздо проще делать, чем в журналистике любой другой сферы.

Нет ли у вас опасения, что интернет со временем заменит бумажную версию и в будущем газета просто перестанет существовать? Ведь у того же "Прессбола" уже есть свой сайт, который активно посещается.

Об этом много спорят и говорят. У меня на этот счет нет законченной и убежденной точки зрения. В любом случае, вопрос носителя информации не столь важен. Ведь мы в любом случае не предусматриваем отказа от текста. Текстовая журналистика как таковая сохранится. И неважно, где - на бумаге или в каком-то другом виде, на ряду с визуальной, аудиожурналистикой. Все это при нас останется и никуда от нас не денется. Это вечные спутники человека.

Помимо "Прессбола" вы работали на крупном российском портале, поэтому можете сравнивать. Чем же отличается "бумажная" спортивная журналистика от "электронной"?

Люди, работающие в электронной журналистике, более сметливы и лучше ориентированы на сиюминутную работу. Когда я работал на российском портале sports.ru, то секунды порой там решали успех дела. Реально стоял вопрос: какой из порталов, наш или, скажем, championat.ru, первый даст новости или хотя бы слухи о том или ином трансфере. Если там опоздание составляло три минуты и ссылки подхватывались другими носителями не с нашего сайта, а с другого, то это считалось крупнейшей неудачей. У нас такой уровень конкуренции еще не проклюнулся. Причем в электронной спортивной журналистике России используются порой не совсем корректные методы работы с информацией. Там идет колоссальная погоня за инсайдерской информацией. Я думаю, газета такого себе позволить не может. Исправить ошибку в электронных СМИ проще, чем в печатных. А отвечать за ошибки в печатных изданиях приходится гораздо строже, чем за то, что мы сказали в эфире.

Именно это всё и определяет специфику. Обязательность, обстоятельность, проверка информации и ее достоверность, соответствие юридическим канонам, установленным государством. Все это в печатной прессе намного строже и ответственнее.

В свое время Владимир Бережков, главный редактор газеты "Прессбол", сказал, что большой процент журналистов газеты не имеют профессионального образования. Насколько это важно сейчас? Или границы уже размываются между профессионалами и любителями, пришедшими из других профессий?

Я соглашусь с нашим главным редактором. Это не принципиально - из какой профессии приходит человек. Чаще всего приходят ребята с гуманитарным, филологическим, историческим образованием. Очень много в нашей газете работает журналистов с филологическим образованием и прошедших обучение на инъязе. Видимо, интерес к спортивной журналистике диктуется в большей мере любовью к спорту, нежели профессиональным обучением. Так не хочется никого обижать, но журфаковское образование в той форме, в какой оно было во время моей учебы, было не слишком крепко и правильно ориентировано на приобретение именно практических профессиональных навыков. Там все стопорилось где-то на уровне теории, а на грани стыка теории и практики получался разрыв. И те, кто погружались в теорию, так теоретиками и остались. А те, кто буквально с первых минут пребывания на журфаке все-таки больше ориентировался на практическую работу, сейчас занимаются далеко не диссертациями.

Уже не один раз проводился опрос с целью выявить лучшего белорусского комментатора, и вы с завидной частотой занимаете почетное первое место. Для вас это в первую очередь честь или какой-то груз ответственности?

Я своеобразно отношусь к опросам такого рода - безо всякого волнения. Не скажу, что я к ним безразличен, просто я все принимаю к сведению. Во-первых, мне не всегда удобно в них участвовать, потому что я не являюсь телевизионным спортивным комментатором в чистом виде. Не боюсь это говорить, потому что не имею возможности готовиться к работе в прямом эфире так, как надо - не хватает времени. Никто не снимет с меня остальную нагрузку с другого сегмента работы - газетного. А в дни проведения чемпионатов занятость возрастает и там, и там. Такая нагрузка, что иной раз даже не успеваешь не то что подготовиться, а даже настроиться эмоционально на репортаж. Думаю, что я не совсем соответствую тем канонам, которые предъявляются человеку в комментаторской профессии. И без ложной скромности скажу, что у меня масса очевидных недостатков. У меня нет необходимых для комментатора голосовых тембровых качеств. Поэтому я отношусь к работе спортивного комментатора как к любимому с детства занятию, но постоянно отдаю себе отчет в том, что в этом плане я занимаю чье-то место и не уступаю его только потому, что пока не вижу, кому можно было бы, ни о чем не пожалев, уступить это место. Как только увижу, то сразу это и сделаю.

Когда я смотрю результаты голосований и вижу, например, что 45 процентов выбрали меня как лучшего комментатора, то в таких случаях я говорю себе, что остались еще 55 процентов, которые, включив телевизор и услышав мой голос, огорчатся, что это говорю я, а не кто-то другой.

Если вспомнить не только белорусских комментаторов, но и российских, и зарубежных, есть ли среди них те, кого вы однажды услышав, жалели, что ту или иную фразу или прием, использованные ими, в свое время не использовали в своем репортаже?

Меня очень восхищает бригада комментаторов НТВ+, в полном ее составе. Там совершенно разные люди, к которым можно по-разному относиться, у некоторых можно позаимствовать ритм или тембр ведения репортажа, у других - рассудительность, у третьих - образный ход мыслей, парадоксальность, остроту реакции, начитанность, эрудицию. Мне всегда нравились такие комментаторы, как Василий Уткин, Юрий Розанов, Александр Шмурнов, Кирилл Дементьев, из молодых - Тимур Журавель. Этот состав комментаторов и есть мой ориентир. Ими можно восторгаться и брать с них пример в разных аспектах.

В одном из своих интервью вы сказали, что для вас лучший комментарий это интершум. Поясните, что вы имели в виду.

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что в данной ситуации вувузелы являются единственным противопоказанием, которое в какой-то степени подвергает мой вывод сомнениям. Но если бы речь шла о комментарии и нормальном интершуме в европейском трибунном варианте, то я не сомневаюсь, что большинство наших телезрителей уже готово к тому, чтобы смотреть футбольные матчи именно с интершумом.

Я мечтаю о том времени, когда начнут выпускать в массовом порядке телевизоры, в которых будет заложена опция выбора просмотра спортивных программ - с комментарием или только с шумом трибун. Лично я буду выбирать именно второй вариант.

Тогда я скажу себе с чистой совестью, что профессия спортивного комментатора в том виде, в котором она существует сейчас, начинает умирать. И видимо, это будет и хорошо, и правильно. Комментарий и аналитика могут идти в придачу, в виде временного блока - до начала соревнования, в перерывах и по окончании трансляции. Но когда идет игра, когда у зрителя есть масса возможностей самостоятельно приобщиться к информации через разные виды СМИ, то грех вешать ему на уши то, что он зачастую знает и видит сам. Дайте ему просто посмотреть. Он все сам прекрасно поймет. А если у вас есть что ему сказать и вы считаете, что это ему пригодится, то выберите для этого время, которое будет идти рядом, а не во время матча.
Это будет оптимальный алгоритм. И я абсолютно убежден, что мы к нему еще придем, и не исключено, что еще и в мою бытность в профессии.

Постепенно переходим к чемпионату мира, главному спортивному событию лета. Какие первые впечатления?

Хорошие.

То есть вы не согласны с теми, кто говорит, что он скучный?
 
В "Прессболе" есть диалог - мой и молодого коллеги Дениса Орлова. И он примерно с таких же позиций, как и вы, рассуждает, что это самый скучный чемпионат мира, который он когда-либо видел. На что я ответил, что нельзя говорить, что этот чемпионат скучный. Чемпионаты мира отличаются только степенью восхищенности и восторженности, с которыми мы должны к ним относиться. Лично я - восторгаюсь.

Футбол стал другим. Он стал избирательнее по части пиков и впечатлений. Голы стали реже, дороже в цене, более выстраданными, выжданными нами, стали желаннее.

Как сейчас забивают голы? Возьмем для примера стадию 1/8 финала. Как Уругвай побеждал Южную Корею? Гол, атака с ходу, которая все решила. Голландцы обыгрывают словаков: две контратаки, идеальный переход в несколько ходов, в считанные секунды из обороны в атаку. Гана забивает американцам два контратакующих гола. И какой бы пример мы ни взяли, все это выглядит, как компьютерное совершенство в розыгрыше мяча. Это изощренные, хитрые ходы для того, чтобы создать себе возможность таких быстрых атак. А для этого надо не просто разбежаться. Здесь надо, чтобы соперник ушел, как-то выманить его на свою территорию, чтобы он там ошибся, потерял мяч, чтобы тебе хватило времени ворваться в полученные свободные зоны. Если не забить гол, то заработать штрафной, угловой. Стандарты - это вторая сфера добычи голов.

Я нахожусь просто в тупике, когда читаю отзывы белорусских и российских тренеров по поводу этого чемпионата, когда они еще до начала игры говорили, что никаких тактических откровений не ждут, в футбольной тактике уже все сказано и там уже ничего нового нельзя заметить или открыть.

Бернд Штанге был на чемпионате, следил за сборной Франции в том виде, в каком она есть. Не уверен, что это было нужное мероприятие и нужное времяпрепровождение. Но он возвращается и говорит, что ничего нового не увидел. Как не увидел? Та же Мексика в группе с Францией, и тот же Уругвай - играли в три защитника! Это построение, которое все уже давно похоронили, признали его тупиковым путем развития и отказались от него на европейском уровне. Я тоже его критиковал. Я не мог понять, почему Гус Хиддинк, тренер сборной России, не отказывается от варианта игры в три защитника? И только перед Евро-2008 он перестроил игру.

Два года назад на европейском чемпионате в Швейцарии и Австрии в три защитника играла одна команда. Сегодня мы это специально проверили. Россия на тот момент играла уже в четыре защитника. Австрия, о которой сейчас никто не вспоминает и никто о ней не говорит - ничем себя не зарекомендовала. В последней европейской Лиге чемпионов в три защитника не играл ни один клуб. Казалось бы - прогрессивная Европа, играет, задает тон. И что мы видим? Команды из Латинской Америки - Мексика, Уругвай, Парагвай, Чили, Аргентина - все они использовали игру в три защитника. Можно, конечно, сказать, что они отстали от Европы. А почему тогда мы говорим, что чемпионат проходит при полном доминировании латиноамериканских команд, которые эту Европу загнали под плинтус? Значит, давайте разбираться - нет там ничего тактического или все-таки есть? И что за этим стоит? Или они вас просто врасплох застали и вы из-за этого оказались неготовыми играть? Или они уже знают об этой тактике то, чего мы еще постичь не успели? Как получается, что при уменьшении числа защитников уменьшается общее количество голов на турнире? Разве это не загадка, разве не интересно поискать ответ к ней?

И это я затронул только одну сторону! А сколько таких вопросов еще можно задать! А если еще на досуге в них покопаться…Именно в этом и есть предназначение настоящей журналистики - таким вот образом подходить и болельщиков приучать смотреть на футбол именно так.

Диего Марадона буквально несколько дней назад провозгласил смерть европейского футбола. Вы согласны с его мнением?

На данный момент слухи о его смерти сильно преувеличены. Для этого у нас нет даже математических оснований, потому что выводы, будто Южная Америка превзошла Европу именно на этом турнире, также кажутся мне преждевременными. Что у нас есть на сегодня? Восьмерка команд, которые вышли в четвертьфинал, четыре из которых - южноамериканские, а три - европейские. Причем Европа потеряла три места в 1/8 финала не благодаря усилиям южноамериканских команд, а сугубо благодаря усилиям собственных команд, которые столкнулись лоб в лоб три раза. Если б была другая сетка, то, возможно, было бы и другое соотношение.

Южную Америку представляют пять сильнейших сборных этого континента. Европу представляют тринадцать команд - сильнейших и не очень сильных. Пока ни один южноамериканский гранд не обыграл гранда европейского. Уругвай не обыграл французов, какими бы нулевыми они ни были на этом чемпионате. Италия также провалилась не от решающего укола Парагвая, а от своих же европейцев - словаков. А то, что Чили обыгрывает Швейцариию, а Парагвай - Словакию, так это вполне закономерные результаты в пределах общего представления о соотношении сил этих команд. Настоящие стыки начнутся в четвертьфинале. И когда команды выйдут из всех этих стыков и мы увидим, кто и как выстроился, тогда - да. Если латиноамериканцы займут два первых места в итоговом табеле, тогда мы скажем, что они действительно доминировали и выиграли этот чемпионат. Пусть выиграет этот чемпионат Бразилия, но если за ней сразу в ранг встанут три европейские команды, это не будет доминированием. И кто сказал, что три оставшиеся замечательные и сильные европейские команды - Германия, Голландия и Испания, на которые мы можем полагаться, вообще не займут все три первых места? И что Марадона скажет в таком случае? Я не спешу его опровергать, просто предлагаю подождать.

Одна из этих европейских команд, за которой вы особо пристально следите, - сборная Голландии. Ни разу еще голландцы не становились чемпионами мира, хотя нередко они были достойны этого. Может быть, эта команда, пусть и не такая зрелищная, но очень эффективная - именно та сборная, которая сможет принести первый кубок в Голландию?

Я буду этому очень рад, хотя не могу сказать, что я закоренелый фанат голландского футбола и ничего, кроме него, не хочу видеть и ничьим успехам больше я не радуюсь. Нет. У меня просто осталось впечатление футбольного юношества от сборной Голландии 1974-го года, после ее выступления на чемпионате мира в Германии, когда они просто феерически дошли до финала, также феерически его начали, на первой же минуте забив гол немцам, а потом этот быстрый гол сослужил злую шутку и всю нашу сказку пустил под откос. Очевидно, та обида на несправедливость еще долго саднела в моей душе да так вот и осталась со школьных лет неудовлетворенной. Она так и осталась ничем не компенсированная. И если вдруг Голландия выиграет, да еще и в финале, одолев немцев - это будет красиво закольцованный сюжет, которого мне бы очень хотелось. Представляю, что болельщики моего поколения будут говорить и писать в интернете, и какой комок к горлу у них подступит. Я много знаю таких людей. Я сам такой.

Один из самых неприятных моментов чемпионата мира - судейские ошибки. Не кажется ли вам, что уже назрел тот момент, когда видеоповторы надо вводить обязательно?

Я даже не хочу долго разговаривать на эту тему - настолько это очевидно. Вместе со своим коллегой Юрием Орловым я говорил об этом еще в конце 90-х в нашей газете. В то время у нас была такая форма во время топ-турниров - в диалогах на двоих мы раскладывали все события спорта. Уже тогда мы и говорили, что просто глупо отказываться от того, что произошло. А когда случилась "рука Анри" в ноябре в матче Франции и Ирландии, то на тот момент я совершенно четко написал в своих заметках по этому поводу, что нам надо просто дождаться чемпионата мира, дождаться матча высочайшей значимости, дождаться ошибки, которая будет стоить не миллионы, а миллиарды долларов. А что это случится - в этом не было никакого сомнения, ведь футбол становится быстрее, стремительнее, интенсивнее и истеричнее. И что судья обломается не раз и не два без помощи вспомогательных технических средств, в этом не было никакого сомнения. И все произошло в плане желанного исторического сдвига как нельзя лучше, как это ни кощунственно прозвучит сейчас в приложение к пострадавшим англичанам и мексиканцам. И это все произошло так концентрированно, в один день, в соседствующих матчах, во всем разнообразии вариантов… Фактически произошли все те изъяны, с которыми проще всего было бы бороться с помощью хай-технологий. Вот - они, вот - пять секунд, через которые весь мир узнает об этих ошибках. Кроме четырех людей, которые об этих ошибках должны знать раньше и прежде, чем весь остальной мир. А они этого не знают. Большего абсурда и большей белиберды представить себе невозможно. Но я думаю, что главный абсурд и главная белиберда будут, когда начнутся обсуждения по поводу того, как это сделать, как ввести, как регламентировать?

Мы еще столько нервов потратим на это все. Хотя на самом деле все настолько просто. Здесь можно идти дорогой поступательных шагов: давайте фиксировать то, что видно, что не вызывает никаких сомнений, то, что можно определить в десять секунд. У определителя нет времени, которое отводится на принятие такого решения. И если за пятнадцать секунд верховный судья, который находится не на поле, а сидит у экранов телевизоров и мониторов компьютеров, затрудняется вынести вердикт, тогда ради бога - в силу вступает решение арбитра поля, и его уже никто вправе поправить. Но есть абсолютно очевидные вещи, с которыми нельзя спорить. И что происходит сегодня? Отрубается возможность смотреть телевидение четвертому рефери, который у бровки. Только этим я могу объяснить, почему судья Роберто Розетти после переговоров не стал отменять гол аргентинцев в ворота мексиканцев. Потому что, если бы кто-нибудь имел возможность подсказать ему, что там был офсайд (а там был еще ого-го какой офсайд!), то у него было бы предостаточно времени все разрулить по справедливости и он был бы счастлив, что у него появилась такая возможность, что он отличный и замечательный судья. Вместо этого он вляпался в историю. А Ховард Уэбб, англичанин, который на Кубке Конфедераций дождался подсказки резервного арбитра, в моих глазах он герой. Сейчас он лучший судья, уже судил финал Лиги чемпионов, и, думаю, он будет судить и финальный матч на этом чемпионате мира. Я боялся, что его накажут за его своеволие на Кубке Федерации. Не наказали. Думаю, что его защитила Английская федерация, потому что когда Международный Совет по правилам в марте рассматривал этот глобальный сдвиг - применять хай-технологии или нет, то двое из восьми - шотландец и англичанин - проголосовали "за".

Так что зря мы говорим, что англичане - консерваторы и что они не дадут внедрить новые технологии в футбол. Они оказались первыми, кто за это ратовал. А теперь, после того, как не был засчитан гол, будут не просто ратовать, а сражаться, с оружием в руках.

Пользуясь вашим приходом, не могу не спросить про гандбол, который вы прекрасно знаете. Казалось бы, несколько лет назад сменилась власть. Сборная Беларуси вернулась на чемпионат Европы. Сильные клубы играют в чемпионате: "Динамо", БГК. Это же настоящее дерби. И в это же время мы имеем минимальное количество команд в еврокубках - команды сами отказываются. Что произошло? Неужели опять возвращаемся к кризису, который, казалось бы, еще недавно нас покинул.

Вот именно, что казалось. Почему это произошло? Думаю, на эту тему придется долго говорить и этот разговор будет подлиннее, чем разговор про чемпионат мира по футболу. А если вкратце, то думаю, что была выбрана неправильная линия стратегического развития. Попытка вытянуть гандбол за уши за счет каких-то вспомогательных мер сверху, за счет бюджетных, денежных вливаний - неестественный путь. Это, грубо говоря, - кесарево сечение. Что получилось в итоге? Всколыхнулось, деньги пошли большие в разы, чем были раньше. Соответственно, пропорционально выросли и зарплаты. Гандбольным людям - игрокам, судьям, тренерам - стало лучше жить. Естественно, такая мера вызывает душевный подъем. Появляется вдохновение, хочется побольше трудиться и для этого появляется настроение. Но это недолгий процесс. Когда за те деньги, которые ты начинаешь получать в большем количестве, отсутствует спрос и когда ты вскоре обнаруживаешь, что ты можешь работать, как и работал, а платить тебе будут уже иначе, то подсознательно выберешь какой вариант? Наверное - работать поменьше. По крайней мере, большинство сделает именно так. Это человеческая природа, и против этого ничего нельзя применить.

Так и случилось. Все поняли, что если они будут работать как прежде - ничего им за это не будет. И этот душевный подъем уже изжил себя, а дальше за ним ничего не стояло - ни спроса, ни перспектив развития, ни перестройки мышления на зарабатывание еще больших денег. Как не было, так и нет. Остались те же люди, которые выросли в другом социальном формате, которые привыкли деньги не зарабатывать, а получать.

Может, у вас есть подсказка, как можно выйти из этого кризиса? Может, и не в финансах проблема в самом деле?

Честно говоря - не знаю. Если даже и есть выход, то он отодвинут от нас довольно большим промежутком времени. Для того, чтобы люди просто начали играть по-другому, надо других людей научить этому. Тех, которые играют сейчас, глобально переучить уже вряд ли получится. Если и начинать что-то менять, то лучше начинать с нуля - с детишек и с тренеров, которые будут с этими детишками работать. Это должны быть люди других устремлений, другого мышления, и самое главное - им должны платить по труду. Труд должен быть им в радость, и у них должен быть стимул для того, чтобы трудиться - именно здесь и сейчас, с этими детьми, не бросать их при первой возможности и не идти туда, где платят больше, потому что здесь и сейчас должны платить тоже много.
-50%
-35%
-40%
-26%
-52%
-20%
-75%
-30%