Футбол


Юрий Михалевич, /

В приложении к программе "Спорт-Онлайн" "Вне игры" главный тренер олимпийской сборной Беларуси по футболу Георгий Кондратьев рассказал, как завоевывалась лицензия на Летние игры в Лондоне, как стал тренером, а также поразмышлял над тем, кем бы сегодня был, если бы не футбол.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (12.40 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео
 
Георгий Петрович, повод для встречи радостный: молодежная сборная по футболу завоевала лицензию на Олимпийские игры в Лондоне. Но после победы в матче за третье место на чемпионате Европы пообщаться журналисту с главным тренером команды невероятно сложно. Почему?

Я доступен для всех, вот и недавно была пресс-конференция. Действительно, первые два дня я не включал телефон: очень устал и не хотел ни с кем общаться.

Может быть, с пресс-конференцией стоило бы поторопиться и организовать ее сразу по прилете из Дании, а потом отвести несколько дней на отдых?

У меня не было никаких сил: ни физических, ни моральных. Я ушел в семью и два дня ни с кем не общался.

Как семья помогла преодолеть усталость?

Они делали, что могли: и жена, и дочка, и внучка, и собаки, и кошка. За два дня вышел из этого состояния. Сейчас все нормально, и я готов к общению.

Как собаки-то помогли?

Собаки – радостью! Когда заходишь в дом, они прыгают на тебя, начинают ласкать. Нервное напряжение сразу спадает. Тинка – пудель, а Рада – дворняжка. Тинка живет у нас давно, а Рада – недавно.

По ходу турнира журналисты много критиковали команду. И вправду, не все получалось…

Как я и предполагал, в нашей группе были собраны примерно равные по силам команды. Каждая игра была как финальная. Первую игру мы сыграли удачно: выиграли 2:0. Я сделал ребятам установку, что если мы ее выиграем, то 95% в финале. Что касается игры с Данией, был полный стадион, ажиотаж. Им было некуда отступать, они приложили максимум усилий. Поначалу все шло, как я и планировал, но потом не все сложилось. Мы построили игру от обороны, на контратаках забили гол, и тут буквально через минуту нелепый пенальти, который заработали на ровном месте. Это выбило команду из колеи, ребята занервничали, и второй тайм у нас, откровенно говоря, не получился. Мы пропустили второй гол.

К счастью, команда сумела собраться. Третью игру мы проиграли, но по качеству она меня абсолютно удовлетворила. Первый тайм был за нами по владению мячом и по ударам по воротам. Но две нелепых ошибки, два пенальти, удаление, и второй тайм у нас опять не получился. Здесь на помощь пришли исландцы. Конечно, они помогали не нам, они бились за себя. У них также был шанс выйти из группы.



Поблагодарили лично главного тренера Исландии за характер?

Я его не видел, но сразу поблагодарил на пресс-конференции за джентльменское отношение к футболу.

На трибунах во время матча со швейцарцами представители Федерации футбола и болельщики следили за ходом событий в матче Дания - Исландия. Еще не закончился наш матч, как с трибун уже кричали: "Мы вышли!"

Я видел на противоположной трибуне группу наших болельщиков. Ребята стали радоваться и я понял, что мы вышли. Вообще, наших болельщиков в Дании было немного, но они тепло нас поддерживали. А вот журналисты, специалисты, не дождавшись окончания группового этапа, начали жестко критиковать команду. Хотя даже если бы мы не вышли из подгруппы, эта команда не заслуживала критики. Ребята отдавались в каждой игре. Если футболисты бьются за страну, сражаются, то они не заслуживают критики.

Именно внимание со стороны журналистов вынудило команду поселиться за городом?

На прошлом чемпионате Европы был помощником у Юрия Анатольевича Курненина. Тогда команда поселилась в центре города: магазины в любое свободное время, родственники, болельщики, агенты, журналисты – это все отвлекало ребят. Так принял решение - поселиться за городом.

После полуфинального матча с испанцами на чемпионате все только и говорили, что Испанию может обыграть только Кондратьев. В чем секрет?

Никакого секрета нет. Если честно, говорил ребятам, что в финале они будут играть с Испанией. Так сложилось, что играли с этой командой в полуфинале и были в полушаге от победы над мощнейшим противником. У меня очень дисциплинированная команда. Но мало сделать хорошую установку – надо, чтобы ребята ее выполнили. Когда сыграли в Испании товарищеский матч 1:1, ребята все великолепно выполнили. И здесь они сделали все, но класс команды оказался выше.

Как перекрыть кислород Испании, которая так здорово владеет мячом?

Рецепт один – не раскрываться, какой бы ни был счет. Надо играть очень компактно, подстраховывать друг друга. У нас великолепно действовала подстраховка, мы практически не давали испанцам свободной зоны. Они сразу занервничали, я видел, что и тренер нервничал. Любой маневр соперника наши ребята пресекали.

Обидно проиграть на 88-й минуте?

Очень. Я все-таки надеялся, что мы победим.

Георгий Петрович, откуда в вас всегда жила уверенность в силе команды, в том числе на стадии квалификации? Ведь группа у нас также была непростой.

Наверное, это не седьмое, а десятое чувство. Я чувствовал, что мы пройдем и итальянцев в плей-офф. Можете спросить у Воробьева, я говорил, что мы пройдем Италию. Я чувствую, что с этой командой у меня все получится.

В матчах с Италией была такая драма! На выезде проиграли 2:0, а потом - фееричная победа 3:0.

Я думаю, все закономерно. В Италии по качеству игры мы играли лучше, чем в Борисове, но так случилось, что мы пропустили два гола. Здесь играли чуть хуже, но забили 3 гола. Это спорт, так бывает.

Что до квалификации, то все ее этапы были сложные. Мы всего лишь один матч выиграли с разницей в два мяча. Вспомните хотя бы последнюю игру с Азербайджаном! Им ничего не было надо, они приехали поиграть в свое удовольствие. Наша команда занервничала: вот он, последний шанс. Я сам сталкивался с таким, когда в 1985 году мы играли с норвежцами. Норвежцы были далеко не гранды, а мы еле-еле обыграли их 1:0. Часто бывает, когда команде ничего не надо, у нее вдруг все начинает получаться. А команда, которой обязательно нужно выиграть, начинает нервничать, и у нее ничего не получается. Я предчувствовал это. Но к счастью, нашлись такие игроки, как Паша Нехайчик и Стас Драгун.

Игра в Австрии была сложнейшей: мы проигрывали 1:3. А за 15 минут до конца сумели вырваться вперед. Все игры были сложнейшие, у нас не было таких команд, как Сан-Марино, чтобы мы могли где-то передохнуть. В том же Азербайджане сейчас бурно развивается футбол. Там очень прилично играющая команда. И албанцы непростые.

В чем мастерство главного тренера сборной?

Мастерство тренера – это из игроков, которые имеются у него в распоряжении, создать боеспособную команду. Я не люблю слово "единомышленник". Надо собрать людей, которые объединены общей целью. Хорош тот тренер, который выжимает из игроков максимум. Тогда это тренер высокого качества.

Почему не любите слово "единомышленник"?

Не знаю. Я вырос в коммунистическом строе, где одинаково одевались, одинаково мыслили…

А как выжать из футболистов максимум?

Здесь нужен и пряник, и кнут. Не думайте, что у нас в команде все время тишь да благодать. Даже в Дании создал конфликтную ситуацию: поговорил с отдельными игроками в резкой форме. И еще раз убедился, что ребята - люди с большой буквы. Они все правильно восприняли. После турнира сказал им, что сделал это специально. Иногда нужно создать конфликтную ситуацию, иногда нужно похвалить. Любые методы хороши, если есть результат. Если результата нет, значит, тренер что-то сделал не так.



Когда решили стать тренером?

Практически сразу, как закончил с футболом. Когда еще играл в Финляндии, думал, что если предложат пойти куда-то помощником главного тренера, пойду. У меня еще был контракт с финнами на год. Бубнов позвал меня в "Мозырь" играющим тренером. Все закрутилось: мини-футбол – главный тренер, потом Юра Чиж пригласил в минское "Динамо" помощником. Многому научился у людей, с которыми работал.

Футбол по-прежнему доставляет удовольствие?

Футбол - это жизнь. Я не знаю, что бы делал, если бы не футбол. Вырос в деревне. Иногда становится страшно, что бы было, если бы я не поступил в техникум? Может, давно бы спился, как многие мои одноклассники.

Во времена моей молодости футбол был очень популярен. Мы постоянно играли, приходили ребята с соседней деревни. А в 15 лет пошел в группу подготовки и там начал заниматься серьезно. Самое яркое спортивное впечатление? Конечно, золото минского "Динамо" в 1982 году. До сих пор помню поездку из Москвы, когда мы обыграли "Спартак". Помню, как нас встречали на вокзале…

По-прежнему переживаете за минское "Динамо"?

Того "Динамо" уже нет. Если честно, сейчас ни за кого не болею. Я болею за ребят, которые у меня в команде.

Почему интерес к белорусскому футболу у белорусов столь низкий?

Потому что раньше была одна команда Высшей лиги Союза. Вся республика болела за команду. А сейчас команд много, да и уровень футбола упал. Тогда к нам приезжали московское, киевское и тбилисское "Динамо", тот же "Спартак". Конечно, народ с удовольствием шел на стадион.

Задумываетесь ли над тем, как прокормить семью?

Я всегда был кормильцем в семье: и когда играл, и когда стал тренером. Моя жена инвалид, она не работает.

Со 115 голами вы вошли в символический клуб Федотова. Как тренеру, в прошлом нападающему, с кем легче работать: с защитниками, полузащитниками, нападающими, вратарями?

Мне приятно работать с людьми, которые хотят работать. Только не с вратарями. С ними у меня работает Сыроквашко Олег Михайлович.

Вратарь – особая каста в футболе?

Безусловно, я туда не лезу. Это последний рубеж. Если ошибся нападающий, подстрахует полузащитник. Если ошибся полузащитник, подстрахует защитник. А вратаря никто не подстрахует. Я думаю, они особенные, прежде всего из-за психологии. Вратарей вообще не ругаю. Когда в Шотландии Гаврилов пропустил два гола, я его не ругал. Они слишком часто выручают, чтобы ругать их за одну ошибку.

Что скажете о Егоре Филипенко: для него Евро получилось неоднозначным. И тем не менее именно он забил решающий гол.

Егор молодец. Пусть он и ошибался, но играл очень прилично. С Испанией же сыграл просто великолепно. То, что забили гол, не его ошибка: там прекрасно сыграл нападающий. Он просто переиграл Егора. У меня никогда не было сомнений, ставить его или нет. Однозначно это основной игрок. Даже были звонки, мне говорили не ставить его. Все видели только его ошибки, а сколько он приносил пользы!

После чемпионата Европы заявили, что на Олимпиаду поедут те ребята, которые завоевывали лицензию в Лондон.

Просто я обещал ребятам. А если я дал слово, сдержу его. Во время турнира сказал им, что если мы пробьемся на Олимпиаду, поедет кто-то из них. Во время подготовки к Лондону в качестве спарринг-партнеров хотел бы видеть национальные сборные. Я думаю, весной будет много предложений. Если заметили, всегда старался находить для команды сильных соперников. Считаю, что только с интересными соперниками растет мастерство.

Будет ли интересно национальным командам играть против молодежки?

Посмотрим, но мы попытаемся.

Вы долгое время работаете с молодежной командой. А заняться клубной работой есть желание?

Мне интересно работать с молодыми футболистами. Мы идем дальше, мы вышли на Олимпиаду. Я уверен, что с этой командой можно решать серьезные задачи. Если выйдем из подгруппы, то почему бы не побороться за медаль? Кто сказал, что ее нельзя выиграть? Я верю в ребят и верю в себя. Я верю, что мы хорошо подготовимся и будем крепкими орешками.

Какие впечатления привезли с собой из Дании?

Очень понравилась страна, чистая, аккуратная, зеленая. Сколько там полей! Нам расти и расти.

Чем намерены заняться в ближайшее время?

Сейчас будем составлять календарь для команды. Нужно искать соперников на осень. Попытаемся сыграть две-три игры.