Футбол


Председатель правления ООО "ФК БАТЭ" Анатолий КАПСКИЙ прокомментировал последние события, связанные с клубом. Среди последних новостей — неутешительный вердикт, поставленный Виталию Родионову немецкими врачами, различные трансферные слухи, в которых фигурирует клуб.

— Как восприняли диагноз, поставленный Виталию Родионову немецкими врачами?


— У нас теплилась надежда, что он будет более благоприятным. К сожалению, то, что мы услышали сегодня после обеда, ввергло нас в шок. Естественно, мы уже занимались поиском футболистов, которые есть на рынке свободных агентов. Но до последнего надеялись, что у Виталия нет серьезного повреждения и его восстановление займет не более месяца. Увы, эти надежды не сбылись.

— Каково ваше мнение по поводу поступка Дмитрия Гущенко?


— Чтобы оценивать произошедшее, есть специальные люди, есть Ассоциация "Белорусская федерация футбола". На мой взгляд, очевидно одно. Если мы будем оставлять такие случаи не то что без реакции — без элементарного человеческого сострадания, то белорусский футбол погибнет. Не хочу оценивать поступок Гущенко и никоим образом не собираюсь добиваться его дисквалификации или другого наказания. К сожалению, травмы в футболе иногда бывают. Меня больше удивило другое — реакция самого голкипера. Я допускаю и доверяю Гущенко насчет того, что он не хотел совершить фол. Но в таких случаях нормальный человек сразу же ищет возможность извиниться. Гущенко этого не сделал, по крайней мере до сегодняшнего дня. В то же время реакция Родионова меня тоже удивила, но приятно. Для человека, оказавшегося в такой ситуации, он прокомментировал произошедшее газете "Прессбол" максимально корректно и мягко, в своем стиле. Виталий сказал, что если причиной сделанному был злой умысел, то это выдает в Гущенко недостаток воспитания. А если произошедшее — следствие чисто игровой ошибки, то налицо слабая техническая подготовка вратаря. Более объективно прокомментировать ситуацию было невозможно.

Но что же мы получили впоследствии? Как отреагировала общественность, болельщики? Мне больно и неприятно читать на форумах высказывания в духе "это был игровой фол, никто не виноват, никто не хотел зла, а Родионову за его слова нужно было оторвать две ноги".

Еще один момент. Известно, что если футболист хочет сыграть в мяч, он пытается сделать это носком, внутренней стороной стопы, но не идет шипами вперед. Видеоматериалы, которые мы просмотрели (а также предоставили Белорусской федерации футбола), убеждают в том, что в мяч Гущенко играть не собирался. По крайней мере, так трактовали бы раскадровку момента во всем футбольном мире. Она просто свидетельствует о том, что человек хотел добиться в этой ситуации непонятно чего. Мяч находился на земле. Родионов двигался по диагонали, и в случае столкновения с вратарем Виталий никак не мог нанести ему повреждения. А Гущенко въехал шипами в колено Виталия сбоку. Это говорит о том, что голкипер мог оценить ситуацию и сыграть внизу. Но Дмитрий выставил ногу на уровне колена. Не хочется, чтобы у молодого вратаря была репутация Бодака — российского футболиста, который на всю жизнь покалечил Юрия Тишкова. Но ведь то, как пошел в колено Родионову голкипер, ничем не отличается от того, что в свое время сделал Бодак.

Я просто хочу задать вопрос, не осуждая никого. Неужели мы не можем быть немного милосерднее? Имею в виду не столько Гущенко, сколько болельщиков. Родионов получил серьезнейшую травму, но отношение к нему — как к последней скотине. Это говорит о том, что мы полностью деградировали. А индивиды, которые пишут в адрес Виталия гнусные комментарии, не имеют даже права называться людьми.

Реакция федерации футбола вообще и судейского комитета в частности меня тоже удивила. По видеоматериалам, которые мы предоставили, можно сделать одно простое заключение. Случилось грубейшее нарушение правил, трактовать которое можно однозначно. Арбитр мог ошибиться во время матча. Но почему, просмотрев все видеоматериалы, руководитель судейского комитета в своем интервью "Прессболу" говорит о том, что это была просто грубая игра? Подчеркиваю, что мы не собираемся добиваться наказания футболиста Гущенко и обращаться с подобными просьбами не будем. Мы хотим не наказать Дмитрия, а защитить футбол. Может быть, сам вратарь сейчас очень переживает, и это и так является для него ужасным испытанием. Мы хотим, чтобы федерация дала объективную оценку эпизоду. Чтобы то же самое сделали судья Щербаков, председатель судейского комитета. Может быть, в этом случае реакция общественности была бы другой. Ведь так выходит, что виноват чуть ли не сам Родионов, который хотел травмировать Гущенко. Где здесь разум? И где гражданская позиция работников федерации? Арбитр Щербаков подает большие надежды, обещает вырасти в хорошего рефери. Но почему, выгораживая Щербакова, федерация забывает о Родионове? Почему действует по принципу: Родионову уже не поможешь, а Щербаков — перспективный арбитр, и такое пятно может помешать его карьере?

Поймите правильно. Я хочу, чтобы Гущенко играл в футбол. А Щербаков — судил матчи. Но я хочу, чтобы мы все уважали Родионова. Мы забыли о том, что он потерял работу, потерял возможность сыграть в Лиге чемпионов и ключевых матчах отборочного цикла EURO'2012. Мы ведь не видим главного итога — серьезнейшей душевной и физической травмы, нанесенной футболисту, немало сделавшему для белорусского футбола, члену национальной сборной, человеку, который внес огромный вклад в успехи БАТЭ и обладает неоспоримым авторитетом во всех футбольных кругах. Где здесь разум, мораль и благородство?

— Еще один вопрос, который сейчас интересует болельщиков — слухи о возможном переходе Нехайчика в московское "Динамо"...


— На данный момент, девятнадцать часов вторника, нет решения по дальнейшей судьбе Павла. По его просьбе мы отпустили футболиста в Москву на прохождение медицинской комиссии. Но это ни о чем не говорит. У нас есть своя позиция. Она жесткая. Мы назвали сумму трансфера, и если "Динамо" не захочет платить эту сумму, переход не состоится. Хочу, чтобы нас поняли правильно: мы не являемся инициаторами трансфера Павла. Но есть ситуации, на которые мы в принципе не можем повлиять. Единственный рычаг, который у нас есть, — увеличение стоимости трансфера. И, на наш взгляд, та сумма, которую мы назвали московскому "Динамо", адекватна рыночной стоимости Нехайчика. Уговорить его остаться, на мой взгляд, невозможно. Потому что вопрос стоит об очень серьезном предложении с финансовой точки зрения, а также об определенных гарантиях, которые руководство московского клуба дало Павлу.

— В связи с этим БАТЭ будет проявлять активность на трансферном рынке?


— Возможность перехода Нехайчика, травма Родионова и потеря Шитова заставляют нас работать на рынке свободных агентов. Мы много раз говорили, что трансферное окно в белорусском футболе не способствует успешному выступлению наших клубов в еврокубках. Поэтому думаем над вариантами.

— Можете озвучить некоторые из них?

— Вчера вечером мы обращались к Вячеславу Глебу, но на тот момент у него уже был подписан контракт с "Франкфуртом". И в принципе изменить ничего было нельзя. Я попросил главного тренера поговорить насчет перехода в наш клуб Виталия Кутузова. Кроме этого, мы обрабатываем информацию и ведем переговоры касательно нападающего с довольно громким именем, не белоруса и не россиянина, у которого за плечами выступления за серьезные клубы. Но о последних этапах его карьеры мы можем судить только по видеозаписям, которые нам представили. Мы также работаем с испанским рынком, потому что имеем контакты с агентами, владеющими информацией о ситуации там. Есть варианты и в Южной Америке, откуда у нас также есть предложения по правому защитнику. Но все пока на стадии переговоров, у нас еще есть более суток. Работа эта тяжелая и неблагодарная. Если мы кого-то приобретем, нет гарантии, что новички быстро адаптируются в нашем клубе. Тем не менее вынуждены рисковать.
Нужные услуги в нужный момент
-20%
-80%
-50%
-10%
-12%
-50%
-22%
-20%