104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  2. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  3. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  4. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  5. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  6. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  7. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  8. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  9. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  10. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  11. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  12. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  13. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  14. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  15. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  16. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  17. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  18. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  19. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  20. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  21. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  22. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  23. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  24. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  25. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  26. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  27. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  28. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  29. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  30. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»


Василий Сарычев,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%8F%20%D0%9A%D0%BE%D0%B7%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE
Фото Геннадия Козловского
Брестские болельщики написали письмо для инстанций и собрали под ним без малого две тысячи подписей в связи с переименованием футбольного клуба "Динамо-Брест".

Необычность ситуации в том, что болельщицкую активность никто не инициировал. Руководство клуба озвучило другую позицию, уже подготовив смену названия; не просматривается в тексте и рука кардинала-политтехнолога. Болельщики сами вышли из спячки, в которую впали десяток лет назад, когда с их молчаливого согласия была уничтожена искрометная команда Разина.

Итак, имеем дело со здоровой инициативой масс, за которую столько лет ратовали и которой вдруг стали бояться.

Мое видение такое. Футбол – он ведь явление для народа. И спортивное общество – тоже вроде как для людей. И когда чаяния этих самых людей абсолютно без нужды ломают через колено – это не что иное, как никому не нужная демонстрация бицепсов и раздувание углей. Зачем?!

Уже очевидно, что переименование команды оказалось вопросом крайне болезненным, и любители футбола, десять, двадцать, тридцать лет связывающие свои чувства с брестским "Динамо", не проглотили предложенную пилюлю. И теперь надо просто выйти из ситуации, дав возможность сторонам сохранить лицо.

Долбление лбом стены дает сотрясение мозга, который лучше использовать по прямому назначению. Какие возможны варианты выхода из создавшегося тупика, если стороны так и останутся скалами?

Можно собраться болельщикам и заплатить по счетам. Для затребованной руководством БФСО "Динамо" суммы – это в месяц 400 человек по 50 тысяч. Можно принудить клуб принципиально не прикасаться к деньгам, вырученным за Януша с его демонстративно "параллельной" позицией, а перенаправить их БФСО за сохранение названия – на два года хватит.

Можно разное, но это будет лишь отсрочка. Вопрос в другом: положа руку на сердце, за что брестчанам платить динамовскому обществу? Сейчас бесполезно вспоминать, кто в свое время заложил эту мину замедленного действия, согласившись перечислять за бренд, пусть небольшую, сумму, но тем самым создав прецедент. Нет, разрешать ситуацию надо кардинально.

А для этого – выбирать юристов не по тому принципу, что они арендуют клубные площади, а искать таких, кто имеет опыт выхода из казусных ситуаций.

Крайний, не слишком приемлемый, но все же компромиссный вариант, учитывающий результаты официозного голосования, - "Д-Брест". Позволяет сохранить символику. Вряд ли это будет использованием чужого товарного знака: в алфавите 32 буквы, и тогда давайте снимать плату за каждую. Не в меньшей степени, чем сохранить название, нам надо извлечь уроки.

Делать команду – это ее растить. По миллиметрику, долго и кропотливо. Профессионально и духовно. И заниматься этим должны те, кому это дано. Из многих необходимых качеств выделил бы талант, профессионализм, ум, харизму, корни, чувство стыда.

Последний сезон, поставивший команду на грань вылета из высшей лиги, дал осознание, что такое приглашения и насколько здесь надо быть осторожными. Мы увидели, что такое тренер извне, работающий на больших деньгах. Что такое привозные игроки, приезжающие играть за бонусы. Деньги кончились – поехали дальше. Один молча, другой еще и плюнет напоследок. Уходы Панковца, Януша и Цевана – одинаковые и в то же время в каждом случае такие разные.

Из троих Цеван понимает или еще поймет, что в результате перехода он не только что-то обрел, но еще и потерял. Потому что играть дома за свою команду при болеющих трибунах – это совсем другое, чем играть там, куда привел трансфер, при трибунах пустых. Или тупо-равнодушных. Или болеющих против.

Я думал об этом год назад на кубковом матче брестчан в Солигорске, сидя на трибуне среди рабочего люда, для которого составленный из привозных игроков "Шахтер" - обычные дармоеды. Я помню настроения в Микашевичах в период пребывания искусственно накачанного "Гранита" в высшей лиге. Я знаю обстановку на домашних матчах минских команд.

Нет, это не заливная рыба! Хрену тут не хватает. Футбол без зрителей – не футбол.

Не думаю, что Разин и Василюк получают от игры за "Минск" толику того счастья, что имели в конце 90-х в брестском "Динамо". Футбол для 200 болельщиков – лишь нудная высокооплачиваемая работа.

Возвращаясь к ситуации с переименованием, больше всего жаль, что полощется название города, носить имя которого – не бремя, а честь. Другое дело, как это делается – ломовым методом. К тому же в случае переименования команда будет писаться не "Брест", а ФК "Брест", а это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Она-то и убивает всё – эта затасканная, скомпрометированная и обезличенно-бездарная приставка (ФК "Витебск", ФК "Гомель", ФК "Минск", ФК "Лида"...), ассоциирующаяся с приснопамятным КФК – коллективом физической культуры, являвшимся в футболе аналогом художественной самодеятельности, синонимом непрофессионализма.

Или мы и вправду КФК? 
-20%
-40%
-20%
-35%
-30%
-10%
-25%
-25%