Владимир Пирог,

football.by
football.by
Солигорский "Шахтер" третий год кряду завоевал серебряные награды чемпионата Беларуси и, тем не менее, остался одной из самых критикуемых команд высшей лиги. Главный тренер "горняков" Владимир Журавель рассказал, почему у солигорцев в завершившемся сезоне вновь не задалось в еврокубках, отчего никто не может составить конкуренцию БАТЭ и что станет с борисовчанами, если проект чемпионата СНГ воплотится в жизнь.

— Три серебряных года кряду назвать неудачным результатом нельзя. Однако в адрес "Шахтера" звучит и критика: мол, вечно вторые, команда внутреннего пользования. Как относитесь к таким словам?

— Добиться второго места дорогого стоит — снова подтвердили стабильность и определенный класс. Тем не менее, на душе есть и горечь: останавливаться в шаге от более значимой высоты всегда тяжело. Видимо, со временем это пройдет. Но пока есть ощущение, будто мы что-то недоделали...
 
С другой стороны, наверное, ни к одной команде у нас не относятся так критически. Не знаю, на чем базируются завышенные требования, но в чемпионате "Шахтер" выступил на пределе возможностей. Или около потолка — по людским ресурсам, индивидуальному и командному мастерству. Да, очень хорошо сработала атака. Хотя это было видно уже в подготовительный период, когда проводили первые спарринги в Турции.
 
— Что вас радует прежде всего: 59 голов, статистика Комаровского и Осипенко, приз "Двумя составами", корректность команды?

— Наименьшее количество карточек. В моем понимании это подтверждение дисциплины не только на поле, но и вне его. А собранность и ответственность за свои поступки стоит на первом месте в любом роде деятельности.
 
— Разовьем тему атаки. Разменивать Осипенко приходилось скрепя сердце?

— Да. И об этом не раз говорил с Димой. Приходилось ставить его и слева, и справа — понимал, что забираю у него голевой хлеб… Но Осипенко адекватный парень — как и остальные, он был настроен на командный результат.
 
— Почему в чемпионате вы задействовали наименьшее число игроков?

— Исходили из того, что имели. А та же попытка использовать Хачатуряна в обороне оказалась ошибочной — Андрей принес больше пользы, играя ближе к чужим воротам. Единственное, о чем сожалею, травма Януша в преддверии ответственных матчей в Лиге Европы. С помощью Коли против австрийцев все могло сложиться иначе: фактурный нападающий был очень необходим.
 
— А что в поединках с "Ридом" вы теперь сделали бы по-другому?

— Наверное, слишком уж досконально все озвучивали ребятам перед этими поединками. И, возможно, с моей стороны произошел перегруз — не в тактике, а в настрое. В итоге желание и мотивация были, но агрессия пропала. Смелой и даже бесшабашной игры не хватило. Впрочем, "Рид" в первой встрече с нами показал свой лучший футбол на том отрезке. А потом провалился в чемпионате...

— То есть команду подвели именно к "Шахтеру"?

— Нельзя подвести игроков к одному матчу и забыть про три следующих — я в эти сказки не верю. Да и та же игра в Австрии получилась совсем другой. По крайней мере, в первом тайме мы имели четыре прекрасных момента… Но что теперь об этом говорить? Только смешить кого-то...
 
— Много шума наделал ваш гол в ворота австрийцев в Солигорске.

— На основе собранной информации готовили команду к практически немецкому футболу: жесткому, агрессивному и контактному. Но столкнулись с абсолютными симулянтами! И упрекать нас в нарушевшем правила справедливой игры голе просто несерьезно. Подача углового, подбор, навес на дальнюю штангу — и там австриец просто упал без контакта с Рожковым. И лежал, симулируя нарушение. Это уже с его стороны не "фэйр плей". Вон Поляков так упал в Мюнхене — и получил вторую желтую… А здесь мы выносим мяч, они агрессивно его отбирают — и потом бьют по нашим воротам! О каком "фэйр плей" может идти речь? Хотя прекрасно все понимаю: комментатор Баранов приезжает работать на серьезный матч и сидит в некомфортных условиях в будке — по-другому, извините, ее не назовешь. И потом личная злость у него переходит на команду. Но не надо путать условия стадиона "Строитель" с отношением к "Шахтеру". Опять же в еврокубке играет белорусский клуб! Мы не требуем оваций, но поддержать своих в трудную минуту можно и нужно.

— После "Рида" у вас была труднейшая встреча с "Динамо". Кажется, фразой "проигрывать нельзя" вы тогда завуалировали что-то иное.

— Получили много критики от журналистов и болельщиков. Для меня удар от "Рида" был очень тяжелым, и ребята сильно переживали. Мы понимали, что "Шахтер" хотел большего — и имел на это право. И руководство делало для этого все, что могло... А слухи? На то и земля, чтобы ими полниться. Но если бы не выиграли у "Динамо" — воспринял бы возможное увольнение как абсолютно справедливое.
 
— В этом сезоне на "Динамо" у вас замкнулось многое. Добрую порцию критики вы получили и после ничьей с минчанами в третьем круге. Почему на последних минутах не побежали за победой?

— Надо понимать специфику футбола и хотя бы раз постоять на бровке, когда ты фактически участник происходящего на поле. А на трибуне ты — созерцатель и сторонний наблюдатель. Естественно, это предполагает разные эмоции. Я видел, что команда на протяжении второго тайма оказывала давление на ворота "Динамо", но при этом не имела реальных возможностей для их взятия. И когда в такой ситуации забиваешь на 90-й минуте — не думаешь ни о БАТЭ, ни о жене, ни о ребенке. Это такой прилив эмоций, как будто уже выигрываешь! И упреки, что мы не побежали дожимать "Динамо", кажутся мне необоснованными. Опять же никто не обратил внимания, что как только мы сравняли счет, судья сразу поставил нам штрафной и придумал угловой вместо однозначного удара от ворот — я это видел за сорок метров по диагонали... Мы не то что не могли пойти вперед — нам не дали этого сделать. Не хочу выражать какой-то протест. Просто так получилось — две случайные классические ошибки за две минуты...
 
Вот мы говорим о максимализме, спрашиваем, где, чего и почему не хватило. Но не анализируется судейская тема — объективно, без личных обид. Был момент, Жуков ответил на вопросы и претензии Капскому — все очень корректно. Но вспомним игру с БАТЭ в Солигорске, когда при счете 1:0 в нашу пользу весь стадион видел чистую руку в штрафной гостей, а судья ее почему-то не заметил. Не говорю, что это было сделано специально или предвзято. Однако возможные 2:0 — это другой расклад. И потенциальных три очка, а не одно. Это не мелочи — из них складывается итоговый результат...
 
— На вопрос, чего не хватает "Шахтеру" для острейшей конкуренции БАТЭ, вы не ответили по ходу сезона. Ответите ли сейчас?

— Надо понимать, что БАТЭ — базовая команда страны и сборной. И если допустить реализацию пока мифического проекта чемпионата СНГ, то это будет как минское "Динамо" в хоккее. Но, чтобы футболу идти в том же направлении, нужны совсем другие деньги. А тогда самобытность команды и ее отличительная черта — имею в виду участие БАТЭ в еврокубках своими футболистами — пропадет. Придется везти игроков другого уровня, чтобы постоянно конкурировать со "Спартаком", киевским "Динамо", донецким "Шахтером"... Знаете, как говорят? Когда появляются большие деньги — пропадает работа: на новые условия приезжают и новые люди. Сколько в хоккейном "Динамо" легионеров? И из каких стран? Но футбол — это не хоккей. У нас же каждый год проводятся еврокубки, и статус клубных турниров высок: Лига чемпионов вообще на уровне чемпионата Европы. Заявимся в чемпионат СНГ, а дальше что? А ротацию как проводить? Большие вопросы...
 
— Нашли причину, почему в первом круге "Шахтер" постоянно отпускает БАТЭ?

— Не первый год наш средний показатель за круг — 20 очков. Вот когда станем набирать 24-25, будем чемпионами. У борисовчан получается давать результат с первых игр, у нас — нет. Не знаю, почему. Вроде ничего не довлеет, второй круг вообще прошли без поражений, но... А БАТЭ — это, повторюсь, базовая команда. И пока мы думаем, как сохранить ребят, они подписывают молодых Алексиевича и Гайдучика. Можно сказать, идут путем минского "Динамо" 1990-х, когда у него было шесть чемпионств. Только позови — и из любой точки Беларуси ехали в "Динамо": за именем, условиями, престижем... БАТЭ — молодцы: пользуются всем, что возможно, выжимая из ситуации максимум. Плюс своими трудами и заслугами зарабатывают деньги, которые ни у кого не надо просить.

— Подтвердите слова Юрия Вергейчика, что первыми игроков у нас выбирают БАТЭ и "Динамо" и только потом — "Шахтер"?

— Да. Если не быть ханжой и перейти на меркантильность, то в 25 лет футболист начинает думать о зарплате. А тогда ему уже тяжелее говорить о патриотизме и прочих высоких материях. Вот и Брессан при переходе в "Аланию" не скрывал, что финансовые условия тоже помогли ему принять решение... Да и на наших игроков после второго места обращают внимание — и сразу пытаются выдернуть лучших. Это проблема. Долгосрочных контрактов в команде нет — и, конечно, тяжело каждый год договариваться и все удерживать заново. Хорошо, что ребята у нас очень порядочные. Хотя сохранять костяк Вергейчику стоит больших трудов. Юрий Васильевич тот еще дипломат — он умеет убеждать футболистов, причем обоснованно и без обмана. И добивается того, что они остаются. Плюс мы усиливаемся точечно. В этом году Постников, Хачатурян, Осипенко и Януш принесли ощутимую пользу. Жаль, у Андрюхи Цевана немножко не получилось — помешала травма...
 
— Баланович, Хачатурян и Осипенко останутся в "Шахтере"?

— Надеюсь, да.
 
— Однако уходит Комаровский. Как компенсировать потерю? 

— Ничего не сделаешь — такова жизнь. Условно говоря, нельзя же десять лет пройти с одними и теми же десятью футболистами… Думаю, найдем выход. А Комаровский принес много пользы "Шахтеру", и я могу его только поблагодарить: за три года Дима участвовал фактически во всех матчах!
 
— Почему вы меньше всех коллег по тренерскому цеху пользовались заменами? 

— Ничего странного в этом нет — как диктует игра, так и делаю. Во время матча полностью нахожусь на поле и абстрагируюсь от всего остального: даже помощников слышу с трудом… Вот в последнем туре в Борисове не видел необходимости в заменах — и вообще не проводил их.
 
— Отчего в домашней игре с "Белшиной", когда медальная задача была уже решена, не попробовали молодых Петрова и Ковалева?

— Это была заключительная игра при своих зрителях. А болельщик у нас амбициозен. Он многого требует — и заслуженно. И критикует нас, и ничего не прощает... А у нас уже есть печальный опыт: в 2010 году дома проиграли "Неману" за тур до окончания чемпионата, когда тоже досрочно завоевали серебро. Но потом получили целую волну возмущения... Такое не забывается, поэтому не хотели наступать на грабли. А еще в концовке чемпионата возникает много различных фантазий — что и кому выгодно... Короче, для нас это была игра чести. И потом, вы же видели, как хотели забивать Осипенко и Комаровский. Как их остановишь, если они бегут? Наоборот, мешать не надо!
 
— Так что же ваша молодежь?

— У нас даже опытный Алумона не выдержал конкуренции. Ее нужно создавать, чтобы биться за место в составе. А потом как? Просто дать поиграть молодому? Я не сторонник подобных методов. Вот Эдуард Васильевич Малофеев — это, наверное, единственный тренер в моей практике, который не боялся выпускать молодежь. В том числе и меня — в 20 лет. Брал за руку, щупал пульс, а там тарабанило так, что сосчитать невозможно! И спрашивал: "Выйдешь и забьешь?" Отвечал: "Конечно, забью!" А у самого от волнения крыша ехала... 
 
Для таких ходов нужна сильная уверенность. А я не то чтобы боюсь… Наверное, слишком ответственно подхожу к решениям. Хотя пройдет время — и ребята поймут, что претензии не ко мне. Вот Кирилл Вергейчик в аренде в Жодино регулярно выходил в основном составе — и помог "Торпедо". И я за него рад — опыт и смена обстановки для него только на пользу.

— В "Шахтере" было традиционно немного легионеров. Однако рассмотреть Грибаускаса и Космачева не удалось.

— Еще при подписании контракта мы говорили Грибаускасу, что брали его с конкретной целью — под Цыгалко. За очень хорошим позапрошлым сезоном у Юры последовал не лучший прошлый год. Но сейчас менять уверенно игравшего основного голкипера только ради замены было нелогично. А Космачев? Имели по нему хорошую информацию, однако что-то не сложилось. Так бывает...
 
— А кто в "Шахтере" раскрылся неожиданно даже для вас?

— Оценивать так Осипенко, Януша, Хачатуряна и Постникова не стану потому, что они проводили в команде первый сезон. А из нашей "старой" гвардии выделю Риоса. Леша наконец проявил свой огромный потенциал, в его игре появились легкость и непринужденность — отсюда и голы с передачами.
 
— Стала ли для вас огромной потеря Киренкина?

— Мы на него очень рассчитывали, тем более Рому знаю давно. Конечно, он прожил этот год тревожно и тяжело. Да и у нас возникла нервная ситуация, связанная с поиском центрального защитника. Спасибо Подпалому, который порекомендовал Постникова. Поначалу для многих это была темная лошадка, но Женя проявил себя с наилучшей стороны. Одному — да еще легионеру — влиться в шестерку защитников новой команды весьма непросто. И за пользу, которую Постников приносил на поле, честь ему и хвала — он заменил Киренкина.
 
— Однако в матче с "Минском" в третьем круге нехватка "скамейки" остро сказалась: не было в обороне Янушкевича — и поползла цепочка проблем.

— Это единственная игра, когда мы пошли на вынужденный эксперимент со смещением Рожкова в центр и сдвигом Хачатуряна на место правого защитника. В итоге правый фланг провалился — два гола были организованы оттуда. Вот почему постоянно говорили ребятам о желтых карточках... Но, конечно, так рисковать нельзя. Надо иметь игроков, которые соответствуют амплуа, а не смещать их. Универсализм хорош до определенных пределов. Если высокого опорника еще можно сделать центральным защитником, то бросать футболиста с фланга в центр чревато — соперник хорошего уровня обычно за это наказывает.
 
— Был ли случай, когда вы рисковали не вынужденно, а, скажем так, осознанно?

— Перед встречей сборной с Израилем на неплохом ходу был Риос, а я понимал, что нужно дать практику Балановичу, которого вызвали в последний момент. Вот и сказал: "Леша, пойми, но надо сыграть Балановичу". И Риос отнесся к ситуации нормально. Хотя вряд ли это назовешь риском. А такого, чтобы все сломать — и посмотреть, что получится, не делал. Для чего тогда мы готовимся к игре, изучаем соперника? Чтобы преподнести ему на блюдечке слабые стороны? Опять же в обороне особых вариаций не было. 
 
— Теперь будут?

— У нас уже есть опорник Соро и защитник Матвейчик. И, надеюсь, появится Кашевский. 
 
— Кстати, общались ли вы с Олегом Кубаревым на тему "Гомеля"?

— Да. Конечно, Олег Михайлович переживает, но больше внутренне. Ведь если начинаешь много объяснять — значит, в чем-то оправдываешься. А если оправдываешься — значит, виноват. А в чем виноват тренерский штаб "Гомеля", который за три года сделал команду, побывавшую в первой лиге, обладателем Кубка, бронзовым призером и тяжелейшим соперником для любого клуба? Вероятно, это проблема не тренерская, а более глубокая — из разряда "верхи не могут, низы не хотят"...
 
— В Солигорске недавно состоялось собрание учредителей "Шахтера". О чем говорили?

— Коротко отчитался за сезон и услышал оценку нашему выступлению. Самый большой негатив — естественно, еврокубки, которые тянут вниз. Поэтому и второе место, и медальный дубль двумя составами, и весенняя кубковая стадия как-то уходят на второй план...
 
Учредители заинтересованы в развитии команды. Хотя, конечно, делать все это очень непросто. Впервые участвовал в таком собрании от начала до конца — и понял, как незначительна тренерская доля в части функционирования клубного хозяйства. Это огромный кусок тяжелейшей работы!
 
Обсуждается ли боссами тема, что нужно футбольному Солигорску для более качественного прорыва?
Все прекрасно понимают, что позиции нельзя сдавать. И нельзя все бросить, а потом через два года начинать снова. Сегодня у нас есть база, строятся поля, работает детская спортивная школа-интернат… Это крупицы, которые с трудом, но собираем — каждый год, шаг за шагом. Но, конечно, необходим и результат: на нем в любом случае замыкается многое, если не все.
 
— А вопрос по стадиону поднимается? Не может же вторая команда страны постоянно играть на фоне желтого забора… 

— Не может... А что делать? Значит, пока нет возможностей. А про что еще я могу здесь сказать?
 
— Например, про реакцию представителей того же "Рида".

— Они не столько поле осматривали, сколько легкоатлетическую дорожку: поднимали старую резину, фотографировались с ней… Им было интересно, что это вообще. Может, так мы и сняли с них напряжение? Если австрийцы и приехали в Солигорск закрепощенные, то после этого повеселели...
-50%
-10%
-21%
-21%
-40%
-20%
-50%
-5%