• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  2. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  3. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  4. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  5. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  6. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  7. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  8. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  9. Минздрав рассказал, сколько пациентов инфицировано COVID-19 за последние сутки и сколько умерло
  10. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  11. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  12. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  13. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  14. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  15. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  16. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  17. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  18. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  19. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  20. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  21. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  22. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  23. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  24. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  25. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  26. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  27. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  28. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  29. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  30. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком


fcbate.by
Александр Глеб за удар своего тезки Анюкевича из "Немана" был наказан пятью матчами дисквалификации. И мнения, как всегда, в футбольной среде различны. Наставник национальной сборной Георгий Кондратьев называет подобное решение проблемой для сборной, Игорь Ковалевич маразмом. Главком "Немана" Сергей Солодовников характеризует своего подопечного Анюкевича как человека, который не будет падать и валяться без причины, но называет вердикт очень строгим. Кроме этого, данный инцидент может повлиять на изменение дисциплинарного кодекса.
 

Сергей Солодовников: Анюкевич не любит падать

— Считаю, каждый должен заниматься своим делом. Судья был рядом, принял свое решение, а потом дисциплинарный комитет вынес свое. Вот и все. Я анализировать действия арбитра не хочу. Это не моя профессия.
 
— Речь идет не об удалении Глеба, а о его дисквалификации...

— У нас есть дисциплинарный кодекс, в соответствии с которым выносили решение — его же не брали с потолка. Но я всегда на стороне футболистов. Они должны как можно больше играть, ведь тогда и футбол интереснее. Конечно, дисциплина должна быть, но в этом моменте я отталкивался бы от минимума в части наказания. Считаю, максимально жестко надо карать за эпизоды с целью нанести травму. А здесь — просто всплеск эмоций...
 
— Пожалуй, в вашу бытность игроком “Немана” на месте Анюкевича вы точно не упали бы, а повели бы себя иначе...

— Я знаю другое. Анюкевич не тот футболист, который любит падать и валяться. Он сам часто играет жестко — подчеркну, не грубо, а жестко. Как оказалось впоследствии, в начале второго тайма матча с БАТЭ Саша получил даже не перелом пальца руки, а оскольчатый перелом кисти — и отыграл полчаса, не фиксируя ее. Это очень болезненная травма: возможно, сейчас нужно будет спицы в руку ставить. Да, в мою бытность игроком с поля уносили только при переломах, но тогда и футбол был немного другим. Вообще, надо быть сверхпрофессионалом, чтобы в таких моментах и принять правильное решение, и не ответить на грубость — и в то же время остаться игроком и мужиком. По поводу Глеба повторюсь: я за такие удаления, но против таких сроков наказаний, ими мы обедняем футбол. Сам уход Глеба с поля в матче с нами стал серьезным наказанием — и для него, и для БАТЭ.
 

Дмитрий Лихтарович: все возмущены

—  Я не просто удивлен решению комитета — поражен санкциями в отношении Глеба за столь незначительный проступок. Не говорю, что в эпизоде с удалением не было нарушения. Было. Анюкевич подставился, чем спровоцировал ситуацию. Увы, Саша не сдержался, отмахнулся. Но фол точно не был таким серьезным, чтобы одним махом дисквалифицировать игрока на пять матчей. В действиях Глеба я не увидел агрессивного поведения. Мне казалось, что даже при худшем раскладе ему дадут максимум три игры. Но пять... Просто нет слов...
 
— Как в команде отнеслись к решению комитета?

— Естественно, все возмущены.
 
— Без Глеба БАТЭ будет тяжело?

— Понятно, что, когда на поле такой мастер, команда чувствует себя увереннее. От него постоянно исходит острота. Но я не считаю, что ситуация безвыходная. Даже несмотря на обилие травмированных, у нас достаточно квалифицированных футболистов, чтобы с честью выйти из создавшегося положения.
 

Дмитрий Ровнейко: двоякое чувство

— К дисквалификации у меня двоякое отношение. Вот кто-то считает, хватило бы и одной игры. И что дальше? Можно будет бить друг друга? Но если смотреть на чемпионат глазами болельщика, то хотелось бы, чтобы топовый футболист играл больше. И для сборной это тоже плюс. И все же подобного рода поступки должны наказываться: точно не помню, но, по-моему, раньше за удары до десяти матчей давали. Думаю, перед вынесением решения в федерации не раз разбирали и просматривали эпизод. Да и нет у нас такого, как уже стали говорить: мол, чуть ли не “прихват” БАТЭ начался... Мне нравится Глеб. Как футболист и человек. Но любой проступок должен быть наказан. Повторюсь, как болельщик хотел бы, чтобы ему дали меньшую дисквалификацию. Но как игрок другой команды... Получается, можно ударить кого-то, а потом развернуться и пойти с поля — и знать, что пропустишь только один матч? Тем более Анюкевич не мог ему ответить...
 
— Почему не мог?

— А что началось бы тогда? Ну, дали бы двоим по пять матчей дисквалификации, а то и массовую драку спровоцировали... Я, может, и не сдержался бы, но ведь у всех разный характер. И каждый в одной и той же ситуации поступает так, как велят ему свои же эмоции.
 

Георгий Кондратьев: проблема для сборной

— Безусловно, длительный простой Глеба — проблема для сборной в преддверии отборочных матчей с Финляндией. Тем более что у нас вырисовываются кадровые проблемы в центре поля. Неизвестно, как будет со здоровьем у Путило, Кисляк в “Рубине” не играет, Тигорев в “Локомотиве” тоже в запасе, Брессан в “Алании” никак не найдет себя, занимается несвойственной ему работой. Глеб — лидер, он нам, конечно, помог бы. Саше сейчас как раз нужно было бы играть, чтобы набрать хорошие кондиции. Досадно, что так вышло.
 
— Вердикт ДК не показался вам слишком суровым?

— Я, честно говоря, надеялся на три игры дисквалификации, в лучшем случае — на две. Но пять… Нет, такого никак не ожидал. Мне объяснили, что в дисциплинарном кодексе не существует “вилки”: за удар соперника во время матча предусмотрено пять матчей дисквалификации. Вот если бы игра была прервана и пошла потасовка, могли бы рассматривать вариант трехматчевой дисквалификации. Видимо, члены комитета не захотели нарушать регламент.
 
— Как решение ДК может повлиять на Глеба психологически?

— Конечно, негативно. Обязательно позвоню ему, может, встретимся с ним и его агентом. Постараюсь как-то поддержать Сашу.
 
— На товарищеский матч с эстонцами Глеба пригласите?

— Посмотрим, каким будет его состояние, прежде всего психологическое. Тренироваться-то Саша продолжит, в плане формы проблем не вижу. А вот будет ли у него желание сыграть за сборную? Может, он на весь белый свет обиделся. Хотя этого делать не стоит.
 

Игорь Ковалевич: это маразм

— Если сказать коротко, то в том эпизоде я не увидел ничего, за что футболиста нужно дисквалифицировать на длительный срок. Пять матчей — такое наказание возможно разве что за нанесенный сопернику перелом. Вообще, когда я тренировал “Нафтан”, то натерпелся от дисциплинарного комитета немало. На основе личного опыта могу сказать: в ДК заседают неадекватные с точки зрения футбола люди. Вы знаете их имена? Они же не имеют отношения к футболу. Как могут принимать решения, прямо относящиеся к игре, ее духу и логике?
 
— Глеб заслуживал поблажки как игрок видный, авторитетный?

— Скидок на это делать не следует. Правила едины для всех. Впрочем, Александр — один из ведущих игроков нашей сборной. Он теперь остался без практики почти до конца мая. И эта дисквалификация в таком случае — удар по национальной команде, которой в июне играть важные матчи. Тем более я вообще не уверен, что судья поступил верно, удалив Глеба. По-моему, можно было ограничиться обоюдным предупреждением — одному участнику инцидента и другому.
 
— Что думаете о “синем ухе” Анюкевича?

— У Солодовникова всегда были команды с характером, состоящие из настоящих бойцов. Случай с Анюкевичем в этом плане из ряда вон выходящий. А к игрокам, которые падают от прикосновения, я всегда относился негативно. Никакого нокаута там и близко не было. Но, видите, пять матчей Глебу дали. Это, конечно, ни в какие ворота не лезет. И кроме как маразмом решение дисциплинарного комитета я назвать не могу.
 

Андрей Лаврик: Глеб — лицо чемпионата

— Хотя и не являюсь болельщиком БАТЭ, но срок дисквалификации Глеба считаю несоразмерным проступку. Это не рецидив, не драка и не удар судьи. Просто тычок соперника, который и на видео толком не рассмотреть. Впрочем, красная карточка предъявлена справедливо. Пусть со стороны гродненца и случилась провокация — движение корпусом навстречу. Пять матчей наказания — решение согласно букве закона. Хотя, учитывая интересы сборной и пожелания ее тренера, можно было бы пойти на сокращение дисквалификации. Ведь Саша — лицо нашего чемпионата.
 

Алексей Вергеенко: все средства хороши

— Удаление Глеба заслуженно. Но дисквалификация на пять матчей... На мой взгляд, это многовато — достаточно было бы и двух. Все-таки Александр — украшение чемпионата. А теперь он лишен практики до конца мая, когда до важных отборочных матчей сборной с финнами останется пару недель. Что касается оценки злополучного эпизода, то Глебу, разумеется, нужно уметь сдерживать эмоции. Оправдания ему нет: как-никак человек с таким опытом — двукратный финалист Лиги чемпионов. А падение Анюкевича... Знаете, не зря говорят, что на войне все средства хороши. Как следствие, остаток встречи с “Неманом” БАТЭ провел без лучшего игрока. Впрочем, возможно, никакой симуляции со стороны гродненца и не было.
 

Александр Анюкевич: много, очень много...

— Срок дисквалификации определен федерацией. Это ведь не я назначал такое наказание Глебу. Значит, так предписано законом. Хотя по-человечески жаль, что все так закончилось. Пять матчей — это много, даже очень...
 

Андрей Авдеев, председатель дисциплинарного комитета БФФ: несовершенство кодекса

— Принимая решение, вы руководствовались статьей 38 дисциплинарного кодекса, где, в частности, сказано: “При назначении наказания за такие нарушения дисциплинарный орган должен учитывать тяжесть проступка, наличие отягчающих и смягчающих обстоятельств...” Сразу интересно: какими могли быть, скажем, смягчающие обстоятельства?

— Например, раскаяние самого Глеба. Однако его извинение нам предоставлено не было. Впрочем, сроков наказания даже это уменьшить не смогло бы.
 
— Ну да, ведь согласно той же статье, “санкции за нарушения являются стандартными”...

— Если они совершены повторно, то наказание может быть увеличено — максимум вдвое. Вот для такого изменения сроков санкций и должны учитываться отягчающие обстоятельства.
 
— Наказание может быть увеличено, но не уменьшено. Разве это логично?

— Признаться, и сам этого не понимаю. Варьирования санкций не предусмотрено: за удар соперника рукой или ногой после остановки игры — три матча, за удар по лицу — пять. Ни больше и ни меньше. Это показатель несовершенства дисциплинарного кодекса. Очевидно, что некоторые его нормы нужно менять. Потому как сейчас они позволяют по-разному оценивать, скажем, плевок. Если это, согласно статье 41, оскорбительное поведение, то оно подразумевает дисквалификацию не менее чем на один матч. Если, согласно статье 38, агрессивное поведение — ровно на пять матчей. То есть за один и тот же проступок наказание может быть разным. Или взять, к примеру, такую диспропорцию. За грубую игру с нанесением сопернику травмы футболисту следует пропустить три матча. А проступок Глеба привел к его дисквалификации сразу на пять матчей. Получается, что нарушение с менее серьезными для пострадавшего последствиями влечет за собой более длительное наказание — и наоборот.
 
— Как можно изменить дисциплинарный кодекс?

— Мы предлагаем это сделать. Но у нас нет полномочий — это участок работы исполкома БФФ. Думаю, история с дисквалификацией Глеба и должна привести к корректировке кодекса перед началом следующего сезона. Я и сам не согласен с настолько суровым наказанием игрока. Возможность варьирования и смягчения санкций должна быть всегда. Ведь каждое нарушение — особая история.
 
— Раньше за проступки, аналогичные глебовскому, игроки наказывались и тремя матчами простоя. Почему?

— Тогда иными могли быть состав нашего комитета, толкование нарушений, предусмотренные санкции. Прежде такие деяния игроков оценивались на основании записей судей, рапортов инспекторов, заявлений сторон. Сейчас для этого мы используем все больше видео.
 
— Возможно ли уменьшение сроков наказания Глеба путем подачи апелляции?

— Апелляционный комитет имеет все основания отменить наше решение — при условии, что иной будет трактовка эпизода. Скажем, не удар соперника по лицу, а удар соперника рукой после остановки игры, за что предусмотрена дисквалификация не на пять матчей, а на три. И это вполне возможно, поскольку правовая оценка эпизода действительно неоднозначна. 
-20%
-20%
-20%
-15%
-19%
-12%
-10%
-10%
0072142