103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  2. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта
  3. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  4. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  5. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  6. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  7. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  8. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  9. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  10. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  11. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  12. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  13. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  14. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  15. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  16. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  17. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  18. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  19. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  20. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  21. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  22. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  23. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  24. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  25. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  26. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  27. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  28. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  29. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  30. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок


Никита Мелкозеров,

Надежда Бужан, Goals.by
Надежда Бужан, Goals.by
Антон Матвеенко рассказал об ихтиологии, указе о господдержке спорта, цыганской пасхе, несостоявшихся переходах в БАТЭ и "Шахтер", Лионеле Месси, Валерии Стрельцове, самоцелях, свадьбе Дмитрия Комаровского и стихах Владимира Шунейко.

Цветочки, отполоскали, гармошка

— Как ваши дела?
 
— Все нормально.
 
— Вы когда-нибудь отказывали журналистам в общении?
 
— Ну, было... Но вообще редко.
 
— По каким причинам отказывали?
 
— Допустим, после проигранного матча. Настроение на нуле, эмоция негативная — говорить не хочется. Только в таких случаях и отказывал.
 
— И когда такой случай произошел в последний раз?
 
— Давно, наверное… Даже не вспомню. А так, стараюсь уделять внимание журналистам. Я же понимаю: у вас работа. И, конечно, не надо забывать о болельщиках. Им ведь интересно, что футболисты думают.
 
— Вы сами читаете спортивные медиа?
 
— Ну… В интернете лажу. Газет не покупал уже давно.
 
— Чего так?
 
— Так сейчас все в интернете можно найти. Сайты очень хорошо работают. Goals.by у меня есть в закладках.
 
— Как реагируете на то, что о вас пишут?
 
— Ровно. Ну как, иногда, конечно, обидно читать некоторые высказывания. Но я понимаю, что в тех же России, Англии, других футбольных странах по футболистам проходятся намного жестче. Вот я читал какой-то текст про Алана Дзагоева, который вроде как должен был помочь русской "молодежке". Так его же журналисты просто отполоскали. Поэтому то, что пишут про нас (белорусских футболистов), — это еще цветочки, я считаю.

— Когда в последний раз обижались на прочитанное о себе?
 
— Давно… Конкретного примера даже не вспомню.
 
— А что вас может обидеть?
 
— Ну… Допустим, закончился матч. Ты считаешь, что сыграл неплохо. А тут какой-нибудь специалист пишет: "Слабо". Ну, или журналист. Не важно. Разница в эмоциях дает о себе знать.
 
— А по жизни?
 
— После того как с женой поругаюсь, осадок остается на душе. То она на меня обидится, то я на нее — это, конечно, неприятные моменты. Но мы быстро отходим.
 
— Кто первым идет мириться?

— Я. Жена пожестче меня будет. Как и любая женщина, с хитринкой. Умная очень. Но не надо думать, будто очень жесткая. Просто знает, чего хочет.
 
— Говорилось, что вы чуть ли не родственники с Федором Черных.
 
— Что значит "чуть ли". Федя и моя сестра встречаются.
 
— Как так вышло?
 
— Даже не знаю, как это все закрутилось.

— Не доглядели за сестрой?
 
— Да-да. Причем на первых порах мне никто ничего не говорил. Мама знала, что они встречаются. А меня посвятили намного позже. Мама как-то говорит: "Лера дружит с футболистом". Я сижу, думаю: "Каким еще футболистом?" Потом рассказали, что это Федя.

— Реакция?
 
— Нормальная. Пусть лучше моя сестра встречается с футболистом, чем с музыкантом.
 
— Чем вам музыканты не нравятся?
 
— Все нормально. Просто футбольный круг общения мне ближе. Я знаю, чего можно ждать от игроков. Мне легче общаться со своими людьми, как и всем, думаю.
 
— Федор — один из интереснейших игроков лиги в плане общения.
 
— О, да! Очень коммуникабельный парень. Я даже не знаю людей, с которыми он бы не нашел общего языка. Дружелюбный. Практически никогда не отказывает в помощи. В "Днепр" Федя приехал в 2009-м. Я со старта взял его под крыло. Ну, как я — наша компания. Саша Быченок, Андрей Лясюк. Помню, завоевали мы "бронзу"…
 
— В Минске, на "Динамо-Юни".
 
— Да. Возвращались с выезда домой. Понятное дело, праздновали. Напитки у нас были — пиво там. И сидит Феденька один впереди салона, головой крутит, смотрит. Я говорю: "Федя, иди сюда, чего ты там сидишь". — "Не, ребята, я пиво не пью". Заставили парня в итоге пить пиво. Сейчас вроде уже любит. Травлю Федю периодически: "Ты самый соцактивный человек. Как ни зайду на Goals.by, ты или с гармошкой, или в форме сборной. Давай, кончай. Больше тебя в чемпионате никто себя так не любит".
 
— А Федор что?
 
— Говорит: "Завидуй молча".
 

Англия, токсины, цыганская пасха

— Сколько футболистам можно выпить после матча?
 
— Можно все. В зависимости от того, как ты отходишь, конечно. Должно чувствовать свой организм, понимать, как пройдет утро после веселья. Плюс нужно учитывать, есть ли тренировка назавтра. В общем, если у тебя вагон здоровья, ты можешь и ящик водки выпить. Мне вон про Горлуковича рассказывали веселые истории. Человек хорошо отдыхал, а потом на следующий день надевал на тренировку две болоньевые куртки. Токсины выгонял через работу. И был в порядке.
 
— А вы здоровый?
 
— В плане выпивки?
 
— Да.
 
— Обычный. Могу сделать пару пива. Могу больше. Могу вообще не пить после игры. От ситуации зависит. Но без перегибов.

— Как вы реагируете, когда болельщики говорят что-то вроде: "Какого хрена футболисты пьют и шатаются по клубам"?
 
— Некоторым болельщикам просто нужно говорить про это. Это уже традиция. Может, отчасти подобные разговоры объясняются завистью. Может, еще чем. Но я считаю так: если ты нормально играешь, доказываешь на поле свою необходимость команде, делай после работы все, что хочешь. Твоя жизнь, твое право. Ну, практически все. Понятно, что вообще наглеть никому нельзя. Но мы ж видим, как футболисты напиваются в пабах той же Англии. Ну и что? В то же время какой классный футбол демонстрируют эти ребята, какой профессионализм чувствуется в их работе!
 
— Говорят, вы любите клубы.

— Ну, как... Могу позволить себе после игры. Хотя сейчас стал клубиться реже. В Могилеве это проходило. 2008-2009 годы. Коллектив, считаю, был просто сумасшедший. Ребята, честное слово, как на подбор. Часто собирались вместе после игр. На шашлыки ездили. Просто в кино ходили. В кафе сидели. Только матч закончился — сразу созвон. Очень были дружны. Действительно собирались большинством. Все же в команде хватало могилевских ребят.
 
— Когда вы в последний раз были в клубе?
 
— В Могилеве месяц назад… А нет, вру. У Димы Комаровского же свадьба была. Перед торжествами вернулись в Могилев, отыграв матч с "Минском". Я приезжим ребятам показал "Метро". Посидели, покушали, посмотрели, пошли спать.
 
— Как вы ходите в клуб?
 
— Ну, надо понимать, что футболисты не танцуют. Основной смысл похода в клуб — общение. Собираемся, садимся за столик. Весело. Интересно. Тепло. Всем нравится. Но выпивают не все, чтобы было понятно. Можно посидеть с чаем/кофе. Нет проблем. Все от человека зависит. Но главное — это общение.
 
— Вы говорили о Горлуковиче чуть выше.
 
— Да он же наш, могилевский. Легенда!

— Вспомните самого здорового партнера в вашей карьере? Вот чтобы смотреть и с ума сходить от того, что человек может.
 
— Вова Шунейко. Ему очень много лет. 38 или 39. А человек играл еще в прошлом году. Сколько операций Вова перенес на коленях? Это ж страшно подумать. Но здоровья у него по горло. 38 лет, а кросс бежит так, что никто за ним успеть не может. И физически здоровый, и постоянно мотивированный. Я видел мало ребят, которые бы могли так отдаваться игре. Эти подкаты сумасшедшие. Просто блеск! Я восхищен!
 
— А Евгений Капов?
 
— Тоже легенда! Женя, наверное, до сих пор обижен на обстоятельства, по которым пришлось закончить играть. Я считаю, Капов мог бы продолжить выступать в высшей лиге. Физические данные-то сумасшедшие.
 
— Дайте пример.

— Могилев. Команде дали выходной. Гуляешь. Идешь мимо стадиона "Локомотив". Весь такой себе расслабленный. И тут видишь: Женя бежит. Причем как бежит! К поясу привязано колесо. То есть шина. В ней кирпичи. И Женя делает десять по сто! То есть километр рывков с кирпичами! Думаю, он и сейчас бегает так же. Ну, не может человек жить без физухи. Я б его на месте "Днепра" сделал тренером по физподготовке. Команда летала бы. Вот еще история. Игровой день. Вечером матч. Женя выходит с утра на разминку, и начинается… "Жабки", другие виды прыжковых, взрывы. Некоторые люди умерли бы после такого. А у Жени зарядка.
 
— Самое дикое упражнение, которое вам приходилось переживать?
 
— Получается, сто метров "жабок" в снегу. Снег натурально по колено. Потом делаешь 200 метров олений бег. Затем 300 метров ускорение.
 
— Все в снегу?
 
— Да. И таких пять серий.
 
— "Старики" эту штуку, наверное, выдерживали без проблем?
 
— Да. Они в "Днепре" вообще хорошие были. Тот же Вова Шунейко мог накатить прилично, но с дисциплиной проблем не испытывал никогда. Он, кстати, стихи писал.
 
— Шунейко?
 
— Ну.
 
— Расскажите.
 
— Ну, бывало, найдет на Вову вдохновение, он заведется, давай, оп-оп, "скажи мне пару слов для рифмы", засядет за листик — за поездку готов стишочек или песенка. Я, если честно, не воспроизведу уже ничего. Но помню, на мой день рождения Вова сочинил за два часа стихотворение про "Матвей, финты". И все так складно, так певуче. Мне было очень приятно. Здорово.

— Среди футболистов много людей с творческими наклонностями?
 
— Володя Юрченко хорошо поет. У него голос сумасшедший.
 
— И что поет?

— Веселые песенки, застольные. Бывало, на шашлык с баяном подъезжал. Как затянет песенку, мы слушаем, радуемся. Красавчик.
 
— Черных рассказывал, как Юрченко мог неделями не появляться на занятиях.
 
— Правду рассказывал. В 2010-м, когда у Вовы перло, его после игры могли не видеть дня три-четыре. Потом парень приезжал, рассказывал: "Так цыганская пасха, работать нельзя". И таких историй куча. Человек мог появиться за день до игры, забить классному сопернику и снова пропасть.
 

Ихтиология, миллион, терки 

— Как вы занимаете свое свободное время?
 
— Много времени провожу с женой. Находясь в Могилеве, часто гостим у родителей. Каких-то диких увлечений у меня нет. Вот учусь периодически.
 
— Где?
 
 
— И кем вы станете, когда их сдадите?
 
— Дипломированным инженером.
 
— Их в стране туча, каким именно инженером?
 
— Инженер промышленного рыболовства. Заканчиваю агробиологический факультет.
 
— Круто.
 
— Ну, я в пединститут баллов не добрал. Русский не пошел. А в Горки можно было поступить еще зимой. Принес свой тест по биологии и сдал экзамены по русскому и химии на месте. Успешно. Просто приехал, говорю: "Куда можно поступить?". Мне посоветовали "Промышленное рыболовство".
 
— Раньше "Промышленное рыболовство" вас волновало?
 
— Нет. Но высшее образование нужно.

— И что вы там учите?
 
— "Ихтиология", "Выращивание рыб в водоемах РБ". Очень насыщенно все.
 
— Что нового о рыбах вы узнали за время обучения?
 
— Да, в принципе, ничего. Если рыбу поджарить, она будет вкусной.
 
— Окей. Вы говорили о тимбилдинге в Могилеве. А что в Гомеле?
 
— Вот, кстати, хотел сказать. В Гомеле я ощутил что-то похожее. Потому что коллектив строится с нуля, и все как-то сразу сдружились. Почти Могилев образцов 2008-2009. Но в настоящий момент нас объединяет новизна коллектива. Мы же по большей части приезжие. Вот и сплачиваемся.
 
— Правда, что вы согласились переехать в Гомель из-за наличия в команде Валерия Жуковского?
 
— Ну… Потом, кстати, пригласили еще одного моего друга — Диму Комаровского. Но когда я подписывал контракт, пролистывал список приглашенных игроков. Смотрю — Валера Жуковский. Думаю: "Значит, все нормально будет. Не один я. Есть еще играющий парнишка".
 
— Откуда вы знакомы с лидчанином Жуковским? Вместе ведь никогда не играли.

— Получилось так. Саня Быченок перешел в "Шахтер". А мы с детства знакомы. Дружим до сих пор. Вот они шахтерской бандой летели в Египет отдыхать. Я присоединился. Там познакомились с Жуковским.
 
— Вы ведь тоже могли перебраться в "Шахтер"?
 
— Да. Мог.
 
— То были слухи или конкретное обсуждение контракта?
 
— Вергейчик звонил. Звонил настойчиво. Под еврокубки Солигорску нужны были люди. То ли на скамейку, то ли не на скамейку. Не знаю. Но разговор шел конкретный. Правда, у могилевских руководителей началось: "50, 100, 200". То есть стороны уже договорились на 50 штук. Окей, работаем. Вергейчик должен был приехать и подписать бумаги. Но потом началось: "А нет, 80! А нет, 100". Юрий Васильевич мне потом позвонил, говорит: "Я с такими людьми в жизни еще не разговаривал. Все, дальше диалог вести не буду". Нормально мы тогда побеседовали, обид не осталось. Тем более по личным условиям общались еще до того и договорились безо всяких проблем. К сожалению, в тот момент я зависел от руководителей "Днепра".

— Мы общались в прошлом году. Тогда вы сказали, что стоите больше 60 тысяч долларов. До сих пор так считаете?
 
— А почему нет? Я считаю, 60 тысяч — это смешная цена.
 
— Окей. Сколько стоит трансфер качественного белорусского футболиста?
 
— Считаю, тысяч 400.
 
— 400 штук для внутрибелорусского трансфера?
 
— Ну, за Полякова же заплатили 600.
 
— Поляков заиграл в 18 лет, обрел статус растущей звезды и переходил из "Шахтера" в БАТЭ, что практически немыслимо.
 
— Допустим. Но мне кажется, что клуб РФПЛ или ФНЛ может заплатить за достойного белоруса озвученные мной деньги. Понятно, что у нас в стране сейчас нет команд, которые способны тратиться таким образом. Денег просто нет. Но я продолжаю настаивать и отстаивать нас, белорусских футболистов. Тысяч 300-400 для иностранных клубов мы стоим.
 
— Мы говорили о предложении "Шахтера". Есть чувство, что оно было одним из множества. Сколько раз вы могли перебраться в другую команду? 
 
— Прилично… Ну, вот по Беларуси. БАТЭ было.
 
— Когда?
 
— 2008-й. Гончаренко звонил, Капский.
 
— Почему не случилось перехода?
 
— С Валерием Ивановичем не договорились. Вот звучал вопрос о стоимости качественного футболиста, так Стрельцов, наверное, за меня миллион попросил… Потом "Динамо" было, "Шахтер" был, "Торпедо-БелАЗ" был, "Неман" был, в "Гомель" перешел, "Нафтан" звал.

— "Минск"?
 
— Напрямую никто не звонил. Но интерес вроде был. Потом "Спартак" из Трнавы, "Словацко". Зимой прошедшей мог оказаться в "Химках" и "Торпедо" московском.
 
— Почему не оказались?
 
— С руководством "Химок" все уже было на мази. Оставалось только приехать и подписать контракт. Но что-то я испугался. Команда висела внизу таблицы. Случилось бы худшее, через полгода пришлось бы вновь искать новое место работы. Решил, что летом трудоустроиться будет тяжелее.
 
— А "Торпедо"?

— А "Торпедо"… Тоже все было нормально. Но потом позвонил Борис Игнатьев — главком москвичей. Сказал, что мне в Беларуси какой-то тренер дал плохую рекомендацию. Это распространенная практика. Перед подписанием того или иного футболиста, если по игровым показателям он всех в тренерском штабе устраивает, набирают знакомых ему спецов, спрашивают, что у человека с характером. Вот кто-то в Беларуси сказал, дескать, у Матвеенко в данном отношении проблемки.
 
— И кто дал такую характеристику?
 
— Догадываюсь. Думаю, что Сергей Витальевич Гуренко.
 
— Почему?
 
— Потому что мы не сработались, когда трудились в "Динамо". Плюс кому еще звонить в Беларусь российскому тренеру, если не Гуренко?

— В чем выражалось ваше с Гуренко "не сработались"?
 
— Ну, как? В принципе, все было нормально. Хотя я мало играл. Пусть на тренировках все вроде бы было хорошо. Вроде выглядел неплохо. Но у Сергея Витальевича были терки с Валерием Ивановичем. И он воспринимал меня как человека Стрельцова. Что-то такое. Хотя ничего плохого к Гуренко я никогда не испытывал.
 
— Вы как-то назвали переход в "Динамо" ошибкой. Испытываете ли горечь по поводу потерянного времени?
 
— Есть такое. Чуть-чуть. Можно было бы остаться в Могилеве. "Днепр" тогда пошумел в Лиге Европы. А я бездействовал в "Динамо". Осадок есть.
 
— Вы быстро отходите от неудач?
 
— Да. Быстро все забываю.
 
— Если произнести вслух слово "Динамо", какой будет ваша первая мысль?
 
— Мало игровой практики. Помню скамейку, ее пластиковые стенки и крышу. Потом кусок беговой дорожки на "Динамо", на котором разминались запасные… Но условия для работы были великолепными. Этого не отнять. Поля, питание, форма, проживание — ноль вопросов. После Могилева высокий уровень чувствовался практически во всем. В "Динамо" можно было расти профессионально. Но не сложилось.
 

Месси, яблоки, иконостас

— Вы считаете себя качественным футболистом?
 
— По белорусским меркам — да.
 
— Что вы для этого делаете?
 
— Работаю на тренировках. Порой остаюсь после занятий. Раньше очень заморачивался по поводу финтов. Сейчас этого меньше. Больше заботит качество передач. Низом, верхом.
 
— Футболист, на которого вам бы хотелось быть похожим?
 
— Месси. Да-да-да — о его футбольных качествах сказано многое. Даже очень многое. Но меня прельщает скромность человека. Личную жизнь на показ не выставляет, с прессой спокоен. Скромный, но уверенный. Знает себе цену. Это хорошо. Хави с Иньестой очень нравятся. Очень редко позволяют себе высказать что-то плохое про соперника. Очень дипломатичны. Мне нравится отсутствие высокомерия. Я тоже стараюсь ко всем относиться с уважением. Как ты относишься к людям, так и они к тебе. Тут все просто.

— С могилевским человеком нельзя не поговорить о Валерии Ивановиче Стрельцове.
 
— Нельзя.
 
— Почему вы улыбаетесь?
 
— Я могу сказать "Спасибо" ему. Это Валерий Иванович дал мне путевку в жизнь. В начале карьеры начал меня ставить. Совсем молодого. Он говорил: "Может, в ущерб результату". И потом пошло-поехало. А так… Историй было много.
 
— Поделитесь.
 
— Нам не платили зарплату месяца два-три…
 
— В каком году?

— Почти в каждом. Так вот, приходишь к Валерию Ивановичу, мол, денег нет, кушать хочется. Заходишь в кабинет: "Валерий Иванович, одолжите что-нибудь до зарплаты". А он достает кошелек, показывает: "Не поверишь, сам жду зарплаты". А кошелек реально пустой.
 
— Еще?
 
— А все про деньги. Может, у нас и коллектив оттого был супердружным… Вот, вспомнил. Как-то раз Валерий Иванович принес на базу два мешка яблок. Говорит: "Ребята, кушайте". Думал, наверное, что есть вообще было нечего. А ребята посмотрели на эти яблоки (он, наверное, с дачи их привез), потом посмотрели за спину Валерию Ивановичу… А у нас на базе яблонь этих было целый сад. Уж в яблоках пацаны точно не нуждались.

— Еще?
 
— Валерий Иванович очень верующий. В кабинете, помню, держал очень много икон. И ты весь такой злой, настроенный, думаешь: "Вот сейчас приду к нему, ни фига подписывать не стану. Скажу, что ухожу". Но Валерий Иванович — сильный психолог. К тому же кабинет его сковывал. Заходишь — на переднем плане Валерий Иванович немигающим взглядом смотрит тебе в глаза. Позади — иконостас. И тут Стрельцов неожиданно так: "Ну, что? Мы с тобой решили продлить контракт на пять лет". И ты ничего не можешь сделать. Очень мощная психологическая атака.
 
— Прекрасно. Скажите, сколько вам нужно денег для счастья?
 
— А чтобы семья моя была обеспечена. В особой роскоши я не нуждаюсь. Когда дети появятся, хотелось бы их хорошо обеспечить всем необходимым. Не знаю, как выразить это в точных суммах.
 
— Ставки, которые определяет игрокам новый указ о господдержке спорта, стесняют игроков?
 
— Ну, да. На эти деньги будет тяжело что-то заработать внукам.
 
— Есть общее мнение, что футболистам платят слишком много. Как вы на это реагируете?
 
— Как футболист я, конечно, не согласен.
 
— Почему? Чем вы полезнее, например, учителя младших классов?
 
— Ну, футболист кладет на алтарь свое здоровье. Некоторые ребята заканчивают карьеры со стертыми коленями и множество раз прооперированными пахами. У нас мало времени. У кого десять, у кого семь, у кого 15 лет. Это единственный способ заработать. Оторван от мира, ничего больше не умеешь. В нефутбольную жизнь потом сложно входить.
 
— Ну, вы-то рыбой можете заняться после футбола.
 
— Я-то да. Могу. Как-нибудь найду себе применение. В общем, все зависит от того, кто как воспользуется своим временем. Кто-то заработает себе на жизнь, кто-то — нет. Кто-то просто весело отгуляет карьеру… А насчет учителей, так я тоже согласен, что они мало зарабатывают. Я бы повысил оклады учителям, врачам и другим бюджетникам.

— Чего вы хотите от своей карьеры?
 
— Хочется поиграть в другом чемпионате. Почувствовать его силу. Конечно, в большей степени думается о Европе. Потому что очень-очень хочется почувствовать ту атмосферу. Настоящую футбольную. Может, и в России хотелось бы себя попробовать. Вот Димка Комаровский туда уехал. Да, неприятно, что "Гомель" лишился лидера. Но Дима мне друг — в этой плоскости я рад за него.
 
— Как вы, кстати, отпраздновали свадьбу Комаровского?
 
— Весело было. 20 футболистов, все молодые, все друг друга знают. Как в такой атмосфере будет невесело? Конкурсов было не очень много. Но Саша Быченок с Валерой Жуковским устроили батл. Танцевальный. Менялась музыка. Нужно было подстраиваться под ее стиль. Я, правда, даже не помню, кто победил. Кажется, обоим дали призы. Ребята так меняли стиль с кавказского на латино, что движения выходили просто сумасшедшими. Таланты.
-15%
-15%
-10%
-10%
-10%
-50%
-10%
-10%
-10%
-50%
-7%
-10%