• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Анастасия Лукьянова, блог "Железный человек", фото: Вадим Замировский,

В народе его называют мужиком из своих, и единственное, за что ему перед народом стыдно, так это за крупное поражение действующим чемпионам мира и Европы. О тренерском пути, травле в прессе, критике президента, непослушных игроках, ущербной психологии, скором повторном свидании с испанцами, отношениях с алкоголем и гвоздем – в большом чувственном интервью TUT.BY с наставником сборной по футболу Георгием Кондратьевым.
 

"Про меня и сейчас говорят – тренер из "Сморгони"

– У дворняжки Рады левая задняя лапа короче других, поэтому и хромает, – объясняет особенность одного из своих любимцев Георгий Петрович, прогуливаясь по столичному парку Победы. – Думали, ей вовсе лапу отрежут, когда увидели собаку покалеченным щенком в лифте. Когда Рада стоит на трех лапах, то видно, что четвертая висит. Выросла, ей уже шесть. Пуделю Тимке – тринадцать с половиной. Он у нас ветеран, глуховат. Появился в семье после поездки жены и дочери на рынок. Было холодно, Тимоша, бедняжка, лежал клубочком в коробке. Мои пожалели его да привезли домой. У нас был еще и ротвейлер. Из породистых, в Москве покупали. Правда, оказался браковкой. Бывает же такое! Он был первым щенком, так сказать, переростком. Необыкновенной красоты! Лохматым, но не везде. С лысиной, как у меня теперь.
 
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

– Не бережете себя!
 
– Собаки помогают справляться с давлением. Гуляю по вечерам с ними по полтора часа, успокаиваюсь. А еще у меня дома кошка есть. Придет, ляжет, и прямо чувствуешь положительную энергетику, исходящую от нее. О черепахе такого не скажешь, но мы и ее любим.
 
– Правда, что вы не хотели становиться тренером?
 
– Скажем так, после завершения игровой карьеры я не сомневался в том, что останусь в футболе. Но тренером, действительно, не планировал становиться. Да, "поварился" немного в мини-футболе, потом Юрий Анатольевич Курненин пригласил меня помогать ему в минском "Динамо". Очень нравилось работать с ним, видеть, как он налаживает взаимоотношения в коллективе. Позже трудился под началом Александра Михайловича Пискарева. Когда поступило предложение из Витебска на пост главного тренера, мне было сорок три, надо было пробовать. Как получится, я сам не знал. Сказал себе: "Будь, что будет!"
 
– Случилось.
 
– Главным тренером сборной стал, наверное, потому, что предан футболу. Футболом живу круглые сутки. Когда спать ложусь, думаю о тренировочных процессах, построении в игре команды. Я футбол сердцем чую. Хорошие помощники вокруг меня. Стараюсь подбирать таких людей, чтобы были порядочными, чтобы был уверен в них на сто процентов.

– Порядочность для вас важнее профессионализма? 
 
– Конечно, если человек порядочный, то он может ошибиться, и я прощу ему ошибку. С непорядочными людьми каши не сваришь. Вот и Юрий Анатольевич ценил в людях порядочность, искренность, ответственность… Когда с нами был.
 
– Считаете, успех вашей молодежки заслуга Курненина тоже?
 
– То, что я стал главным тренером молодежной сборной, а потом и национальной – это заслуга Юрия Анатольевича. Он пригласил меня помощником, а когда уходил, то рекомендовал. Кто я такой был тогда? Про меня и сейчас порой говорят – тренер из "Сморгони". Только он не побоялся доверить мне команду, поверил в меня, угадал.
 
– Какой разговор с Курнениным запомнился вам? 
 
– Мы с ним столько беседовали!.. А запомнилось то, что он как чувствовал свою смерть. В Швеции на Евро-2009 после проигранного хозяевам турнира матча (1:5) он перед строем команде сказал: "Ребята! Ну за честь же свою играете! Вам же жить! Надо сражаться, бороться. Мне-то уже недолго осталось". И через месяц с небольшим он ушел. А так беседовали мы с ним постоянно.
 
– Правда, что на нервной почве, почитывая периодику, принимал?
 
– Он же живой. В стрессовых ситуациях находил решение таким образом. Считал, что с алкоголем будет легче справиться.
 
– И вот вы главный. Как выглядят ваши будни?
 
– Встаю, завтракаю, еду на работу. Смотрю записи игр, анализирую. Выбираю такие матчи, на которых можно учиться – комбинациям, стандартным положениям. Замечаю что-то, записываю. Отмечаю действия наших ребят в чемпионате России. Так просматриваю кандидатов в сборную. Прессу в последнее время вообще не читаю.
 
– Почему?
 
– Я знаю себя, то, что свою работу делаю честно, никаких темных дел никогда не вел и вести не буду. И умирать буду, но на эти дела не пойду. Признаться, не всегда в футболе тренеры ведут себя честно и порядочно. А я себе никогда не изменял и ребятам не изменял. Кому-то нравится писать гадости в мой адрес – пусть пишут. Критикам моим, травителям желаю одного – здоровья. 
 
– Травителям?
 
– Мне кажется, многие статьи в прессе заказные. Хоть я и понимаю, что должность у меня такая, что для всех мил не будешь. Кто-то тебя любит, кто–то терпеть не может. Это нормально. Вот когда к тебе полное безразличие, надо заканчивать. А когда есть интерес, значит, я чего-то еще стою на этом свете, значит, надо двигаться дальше, переваривать. Но, честно говоря, тяжело находиться под давлением. Бывает, почитаешь про себя, а потом ночь не спишь. "За что? – думаешь. – Ну что я такого сделал? Не я же эту ошибку на поле допустил, а футболист". Меня можно ругать за тактику, за неудачный выбор стартового состава. Но за то, что человек на ровном месте потерял мяч и забили гол! Я тут причем? Не я же учил его останавливать мяч! А меня все равно прессуют. И вот сейчас решил: лучше не читать. Только если о других командах, о других тренерах.
 
– Вы можете сравнить это время с травлей Курненина?
 
– Оно чем-то похоже. Помню, летели назад из Швеции, и я просил Юру не покупать прессу, не начинать. Знал, что он к этому относился еще болезненнее, чем я. Нет, он все равно читал, вечером мне звонил и первый вопрос: "Ну, ты читал?". На следующий день опять звонок: "Ну, ты читал?" – "Нет, я не читал". И тогда он мне рассказывал в подробностях.
 
Reuters via TUT.BY
Reuters via TUT.BY

К сожалению, он ничего не мог с собой поделать, как и пережить тот период. Я себя часто спрашиваю о том, кому лучше стало после тех разгромных публикаций? Когда из жизни ушел замечательный тренер и человек? Мог еще столько пользы принести. И за что его ругали? За седьмое место на чемпионате Европы? Помню, после Олимпиады в Лондоне для меня сделали подборку материалов в интернете. Все плохое, что обо мне писали. А ведь мы выступили лучше, чем Испания! Среди европейских сборных стали вторыми. Только англичане были лучше. Нашей прессе только дай повод покритиковать. Ну, дай бог, белорусы выиграют когда-нибудь футбольный олимпийский турнир. Может, тогда ругать своих по поводу и без перестанут? Но я не верю.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (17.81 МБ)
 

"У большинства ребят в подсознании сидит: "главное – не пропустить", "там дождемся", "забьем со стандарта"

– По следам мачта с египтянами в Лондоне, встречи в отборочном цикле с действующими чемпионами мира и Европы испанцами вашу команду называли трусливой. 
 
– Начнем с Египта. Это была третья игра на Олимпиаде. На первый тайм нас еще хватило, а на второй просто физически – увы, нет. У меня не было большого выбора игроков, а египтяне – семикратные чемпионы Африки. Бразильцы – пятикратные чемпионы мира. С Испанией дома я тоже ребят просил бежать в атаку… Может, если бы все время стояли сзади, однозначно пропустили бы меньше. Если проанализировать голы, мы шли в атаку, теряли мяч, они забирали и нам на контратаке забивали голы. Причем первый – с двухметрового офсайда. Мнение о том, что мы по обыкновению окапываемся и стоим в обороне, ошибочное.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
 
Да, на чемпионате Европы играли от обороны, потому что я знал, что те же исландцы для наших болельщиков – ничто, но у них было четырнадцать человек, которые уже имели опыт выступлений за национальную сборную, приехали из хороших клубов. Они индивидуально были сильнее наших футболистов. Если бы мы с исландцами раскрылись и побежали, они бы нас наказали. Потому и была выбрана на этом коротком турнире такая тактика: вытерпеть, выждать, дождаться, забить. Так и случилось. Так же мы играли с Данией. Вытерпели, забили гол. Если бы не этот пенальти через минуту, который мы на ровном месте сами себе привезли, выиграли бы. Потом в начале второго тайма один не подкатился, второй не добежал, и нам забили гол издали. Хотя больше моментов у датчан не было. Тактика была такая, потому что и швейцарцы, и датчане, и исландцы индивидуально нас сильнее.
 
А в подгруппе мы Австрии забили пять голов: 3:3 и 2:1. Мы забили албанцам шесть голов: дома четыре, в гостях два. Мы забили "трешку" в Баку, а дома в последней игре нервы сдали. Единственное, с шотландцами неудачно сыграли: не забили много. Хотя при счете 1:0 разыграли прекрасную комбинацию. Воронков замыкал, с одиннадцати метров не попал. Попади он – 2:0, и игра закончена. Тут же мы привезли пенальти… А как с итальянцами дома сыграли? Три безответных мяча забили в Борисове, а ведь в гостях сами пропустили два.
 
В подгруппе тоже играли в атаках. Я просмотрел диски с играми соперников. Почему никто не вспоминает, что исландцы забили шесть раз немцам? Дома 4:1 обыграли, а на выезде сыграли 2:2. У исландцев вся молодежка играет за национальную сборную, у них нынче есть шансы выйти на взрослый топ-турнир. Это ошибочное мнение, что моя команда закрывается. Я, наоборот, их прошу думать на поле на два-три хода вперед.
 
– ОК, перефразируем вопрос. Вам приходится бороться с трусливой натурой белорусских футболистов?
 
– Я бы не сказал, что прямо с трусливой натурой. Просто большинство ребят (кроме, разве что, борисовчан) выступают за команды, которые борются за выживание. У них в подсознании сидит: "главное – не пропустить", "там дождемся", "забьем со стандарта". Отсюда и такой непривлекательный для зрителей футбол у нас.
 
– Прошлой осенью на поединок с испанцами президент нагнал людей.
 
– Почему не ходят? У нас и на чемпионат не ходят, не только на сборную. Вопрос сложный, и я не нахожу ответа. Конечно, все в комплексе: стадионы не лучшего качества, игра наших футболистов, реклама не та… 
 
Сейчас больше всего я хочу, чтобы у игроков главной мыслью была – забить. В принципе, футболисты у меня нормальные, не сказать, что звезды, но я ими доволен. У нас других нет. Если удастся сломать психологию "не пропустить", если научимся в одно-два касания проходить середину поля, если туда станут бегать по пять-шесть человек одновременно, а не один-два, если мы будем лететь на прострел, голову подставлять, тогда мы, конечно, решим задачу выхода на Евро-2016. Ребята уже поняли, чего я жду от них. Критики много – результата нет, но команда прогрессирует. Мы делаем тысячу технико-тактических действий, а раньше делали шестьсот. Сейчас у нас шестьсот-восемьсот передач за игру. Точные передачи – более восьмидесяти процентов. Остается научиться играть с сильными соперниками с первой минуты до последней. Мы не будем стоять в обороне в предстоящем матче с испанцами, и я опять буду просить ребят бежать вперед. Пусть мы проиграем 0:5, 2:5, но я буду просить, чтобы мы забили гол обязательно. Активные фланги, на замыкании по четыре-пять человек. По-другому никак.
 
 
– Но вы и год назад говорили о том, что с испанцами нужно играть "смело, не бояться рисковать".
 
– Все верно, только на деле играли неправильно. Я просил вперед передачи отдавать. А они, пусть и появлялись свободные зоны, разворачивались назад. Это кто-то стормозил. Второй на ровном месте поскользнулся, и нам снова забивают. Просил в обводку не идти. Идут в обводку, вышли защитники, передачу им в противоход – гол. Я просил их не бояться, играть вперед. Подключаться смело. Они почти не бежали туда. Каждый боялся на своем месте допустить ошибку. Я вообще не то их просил делать. Я просил их играть через фланги, не идти в обводку в центр… Отвратительная игра. И даже не по счету, а по содержанию. Понятно, испанцы - большие мастера, но если бы мы правильно сыграли, конечно, все равно проиграли бы, но не с таким же счетом! Мы же ничего не создали у чужих ворот, вот что меня волнует.
 
– Президент нелестно отозвался о команде после 0:4: "Такого позора для нас, как игра нашей сборной, пусть даже с чемпионами мира, я не видел. Простите меня, обкакавшись, выйти на поле с дрожащими руками и ногами". Вы также находите игру команды ограниченной?
 
– Мы заслужили такую критику. Это единственный матч на сегодня, за который мне стыдно перед народом. Так, конечно, играть нельзя. Вышли хотя бы, бежали бы вперед, сражались, подкаты делали, и никто бы такого не сказал. Я думаю, простые болельщики то же самое говорили после матча. Чего бояться на поле: вышел да играй?

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (5.72 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (900.25 КБ)
 
– Также глава государства привел игру грузин с испанцами как эталон.
 
– Там десять человек находились сзади и даже не пытались переходить в центр поля. Может, если бы мы выстроились, нам бы тоже столько не забили. Но мне хотелось, чтобы мы играли в футбол. А мы ни то, ни се: ни в обороне не сыграли, ни в атаку не шли. Психологию нужно менять. Раз отстоим, два – и что? Может, очко цепанули бы, но не сломали бы эту психологию ущербную. Ее надо ломать через шишки, через критику. Да, может, когда-нибудь нужно будет это очко зубами выдрать, тогда мы станем сзади. Как стояли с Испанией на Евро-2011. 
 
– То есть победы национальной сборной на этом этапе – не в турнирной таблице, а в борьбе с менталитетом? 
 
– Да. Я верю в то, что мы выйдем победителями в этой борьбе. Пока все идет нормально, и мы смелее начали играть, уже контролируем мяч. Футбол – это сложная игра, но она состоит из простых элементов: ведение, передача, удар, обводка. Надо думать на поле, тогда все будет хорошо.
 
Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

– Последнее выступление президента насчет футбола касалось БАТЭ и было сделано после осечки чемпиона в евроквалификации: "Хуже, чем сейчас, у нас футбола не было. Даже противно телевизор смотреть".
 
– Он же тоже эмоциональный человек. Он сказал на эмоциях. Я не думаю, что у нас сейчас футбол хуже, чем десять-двенадцать лет назад. Выход в Европу для нас – это подвиг. Ну не вышли, а что, выходили так часто? Я думаю, небольшими шажками, но футбол развивается. Национальная сборная по игре хуже не стала, мы лучше стали играть, только результат хуже. А по игре мы прибавляем. И я верю в это поколение футболистов. Если бы не верил, я бы не пошел работать.
 

"Гутор прекрасно подготовлен психологически, его очень сложно вывести из себя"

– С одной стороны, сами вы стараетесь быть громоотводом для футболистов и брать вину за неудачи на себя. С другой стороны – можете публично раскритиковать, как это было в случае с Сергеем Веремко после поединка с французами. В чем дело? 
 
– Я не критиковал Сергея. Это меня спросили – я ответил на вопрос. Я же не мог сказать, что с французами да и вообще Веремко сыграл хорошо, если он сыграл неважно.
 
– А что заставляет вас верить в Гутора, вызывать Сашу в сборную даже тогда, когда у него нет практики в клубе? 
 
– Гутор проводил великолепные игры за молодежную сборную. Я вижу в нем огромный потенциал. Вызов в национальную команду для него аванс, который ему следует отработать. Я и за Володю Юрченко так до последнего боролся. Авансом повез в Германию на сборы перед Данией, но он, увы, сломался. По потенциалу Юрченко – футболист "Спартака" или киевского "Динамо". В сборной Беларуси такой игрок должен быть на ведущих ролях: с такой скоростью, техникой. Я хотел, чтобы он заиграл, приносил пользу. Может, эти слова заденут его за живое, и он поднимется. Но лично я перестал верить в это…
 
Фото: Юрий Михалевич, TUT.BY
 
Так же и с Гутором. Это вратарь очень высокого класса. Прекрасно подготовлен психологически: Гутора очень сложно вывести из себя (интервью подготовлено до матча между БАТЭ и минским "Динамо". – Прим. ред.). Он великолепно действует ногами, на выходах. Одним словом – читает игру. Он мне даже чем-то напоминает Игоря Акинфеева. Надо подтянуть отдельные компоненты, ведь на выходах вверху по стандартам он еще выглядит не так уверенно, как хотелось бы.
 
– Думаете, ваша зарплата является основанием для критики труда?
 
– Это все условно. Что мне предложили, то я и подписал. Предложили бы меньше, я бы все равно подписал контракт. Я ни в один клуб не приходил футболистом с фразой "дайте мне больше зарплату". Помню, когда мы расстались с Эдуардом Малофеевым, меня пригласил на разговор президент "Черноморца". Сказал, что не может дать большую зарплату, а даст маленькую. Я ответил, что мне ничего не надо, просил только помочь с игровой практикой, а потом разберемся. Мол, что я буду заслуживать, то мне и дадите. Потом мне ребята знакомые передали, что президент клуба был в шоке: "Кого вы ко мне привели? Он, наверное, играть не умеет: он ничего не просит".
 
Я всегда себя так вел: что дают, на то и соглашаюсь. Хотя это неправильная позиция. Но мне стыдно сказать человеку, что меня не устраивает. Меня в "Сморгонь" пригласили за двести долларов. Я сказал "да". Они вечером сами перезвонили и сказали: будешь получать четыреста, и я тоже сказал "да". Я согласился, потому что хотел работать. Я жил в комнате, где зимой снег поддувал. Под четырьмя одеялами лежал в гостинице в угловой комнате. Когда ребята зашли ко мне, то, спасибо им, заклеили балконы. Я сам не умею по хозяйству ничего делать. Так что – что предлагают, на то и соглашаюсь.
 

"Нужно выходить на Евро-2016. Когда, если не теперь?"

– Как вам удалось вытащить из психологической ямы Александра Глеба накануне ответной встречи со сборной Францией?
 
– Никаких особых бесед у меня с Глебом не было. Саша – взрослый человек. Я просто внутренне чувствовал, что он, футболист с большой буквы, очень хочет сыграть с французами. Я старался пошутить, подбодрить его, сказать доброе слово. Он открытый, добрый парень. Я чувствовал, что он хочет играть, видел на тренировках, как он готовился. Честно говоря, я доволен тем, как Саша провел последние матчи за национальную команду. Он организует нашу игру, сам набирает по сто технико-тактических действий за встречу. Очень активен. Не думаю, что это он провалился во встречах БАТЭ с карагандинским "Шахтером".
 
Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY
 
– Какой матч в нынешнем отборочном цикле вы бы назвали лучшим?
 
– С Финляндией дома – это если речь о целой игре. Пусть она получилась неудачной в плане результата, но мы в ней нанесли двадцать один удар. Всего за двухматчевую дуэль с финнами – тридцать девять. Когда такое было, чтобы белорусы столько били по воротам? Единственное, не хватает исполнительского мастерства в завершающей стадии. Если тайм, то с Францией первый дома. Прилично играли, ребята бежали, моментов много создали у ворот соперника. Но так уж сложилось, что выиграть не смогли. Иногда побеждает не сильнейший… Ведь в первом тайме у нас вообще все получалось, выходили из-под прессинга через фланги. А потом в игре появилась самоуверенность. Я категорически запрещаю разворачиваться лицом к своим воротам, но почему-то они это делают, и нам сразу же забивают.
 
– То есть при счете 2:1 в пользу белорусов команда стала неуправляемой?
 
– Командой в игре управлять очень сложно. То, что тренеры бегают и кричат у кромки поля… Им нужно мегафоны брать в руки, чтобы докричаться до футболистов. Игрока даже в двадцати метрах от тебя сложно позвать. А то, что они там бегают, машут, это они управляют сами собой, а не командой. Команду нужно правильно подготовить до игры, в перерыве. Во время игры можно только заменой что-то изменить. В той игре пошли ошибки, которые мне трудно объяснить.
 
Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY
 
– Если бы вам дали возможность поменять что-то в этом матче, что бы вы сделали? 
 
– Состав точно менять не стал бы. Ведь выставил на игру объективно лучших. Замены не вытекали из логики игры. Команда смотрелась уверенно. Я даже представить себе не мог, что во втором тайме за девять минут она сдаст позиции. Надо было активнее прессинговать, смелее играть. Может, ребята почувствовали, что могут выиграть, и это их психологически сломало?.. Я видел по глазам, что они почуяли "запах крови". Может, подвела самоуверенность, не смогли выдержать полную концентрацию во втором тайме. Многие ведь особо не играют в клубах, вот и подустали. И вообще по очкам у нас вышел недобор.
 
– Вы считаете, белорусы заслуживали третье место в группе?
 
– По игре – да. Но я философски к этому подхожу. Судейство еще было такое: пенальти, удаления. Будем надеяться, что в следующем цикле это все нам вернется. Большой разницы теперь нет, что третье, что пятое место.
 
– Разве на посев в преддверие Евро-2016, на которое, как вы считаете, шансы пробиться у нас имеются, позиция в группе нынче не влияет?
 
– Посев – это тоже условности. Там главное – две первые команды, с первых двух корзин. А остальные – с третьей по пятую – примерно равные. В первую-вторую корзину мы никак не попадаем. А третья или пятая – я большой разницы не вижу. Да и мы уже ничего не можем изменить.
 
Нужно выходить на Евро-2016. Когда, если не теперь? Дальше будет сложнее, поэтому нам нужно будет постараться. Я и на Олимпиаде ребят убеждал: "Не для себя, для других давайте сделаем хорошее дело". Если бы мы вышли из подгруппы, руководство страны повернулось бы к нам лицом. Я постоянно это ребятам говорил. Сейчас пытаемся сделать это с национальной сборной. Сложно дать результат, когда сначала результат, а потом мы вам поможем. Но раз такая действительность, значит, надо хотя бы попытаться дать результат. Не для себя, а для развития футбола.
 

"Я и гвоздь-то толком в стенку не забью"

– Сергей Рутенко уверен, что курение помогает ему контролировать собственный вес. Зачем курите вы?
 
– Чтобы немного успокоиться. А закурил в 1991 году в Австрии. Нечего делать просто было, от скуки начал. Сейчас почти не курю. Это мне врачи запрещают. Дома не курю, а на работе от нечего делать могу выйти да выкурить три-четыре сигаретки в день. И на играх, бывает, закурю. 
 
– Прямо во время матча?
 
– Сейчас нельзя на поле курить. Даже на стадионе нельзя курить, нужно выходить за пределы стадиона. Я выхожу до игры, после игры, а во время – нельзя. 
 
– И как вы справляетесь, находясь в стрессовой ситуации?
 
– Сейчас уже и не думаю об этом. Мне пятьдесят три, в жизни через многое прошел.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
 
– Футболисты сборной курят?
 
– Наверное, кто-то курит. Но я не замечал. Если и курят, то немного. Не думаю, что это мешает им. Вот вы вспомнили про Рутенко, но и тот же Олег Блохин курил, Толя Демьяненко… Саша Прокопенко мог выпить, и ему не мешало это. Мог вот так приехать за два дня до игры на базу да попариться, потренироваться. И ничего: бегал потом, работал с мячом. Сейчас такое представить сложнее. Все-таки увеличились нагрузки – футбол стал более скоростным, интенсивным.
 
– Вы, кстати, тоже выпивали – и, говорят, ни в одном глазу.
 
– Раньше, когда молодой был, мог. Правда, не пьянел! С ребятами, бывало, засиживались после игры. Это потом на тренировках стало давление скакать. Зря мы это делали. Алкоголь с нагрузками – один из самых эффективных способов угробить здоровье. Но когда молодой, тебе кажется, что так будет всегда.
 
– Вы слышали, что один из футболистов вашей молодежки недавно проиграл двадцать пять тысяч долларов в казино?
 
– Да. Лучше б матери отдал или на благотворительность детям. Ну что ж, взрослые люди, уже сами должны думать. За всем не уследишь… Да и надо ли следить за человеком в двадцать пять лет?
 
– Как так вышло, что вы из деревни и не хозяйственный?
 
– Я был третьим ребенком в семье. Старшие брат и сестра все делали, а я мягкий. Меня, младшего, берегли. А в пятнадцать лет уехал учиться в техникум, стал городским. Так ничего и не умею по хозяйству. Дома супруга может что-то сделать, сейчас еще и зять – у него золотые руки. Когда не было зятя, звали кого-то: заплатили – сделали. Я и гвоздь-то толком в стенку не забью. А дрель в руки взять – это для меня вообще наука!

Предыдущие записи в блоге "Железный человек"

 
-33%
-21%
-20%
-20%
-50%
-40%
-10%
-50%
-20%
0070610