• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Что происходит в стране в последнюю субботу этой зимы
  2. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  3. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  4. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  5. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  6. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  7. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  8. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  9. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  10. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  11. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  12. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  13. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  14. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  15. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее на конкретных примерах
  16. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  17. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  18. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  19. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  20. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  21. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  22. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  23. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  24. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  25. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  26. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  27. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  28. Белорусский МИД осудил намерения провести праворадиакальную акцию в польской Гайновке
  29. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  30. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента


/

В прошедшие выходные завершились последние матчи чемпионата Беларуси. TUT.BY решил узнать, что значит концовка сезона для самых преданных фанатов и отправился в Борисов с болельщиками футбольного клуба "Гомель".



Любой, кто мало-мальски интересуется футболом, знает, что "Гомель" и БАТЭ - принципиальные соперники. Как на футбольном поле, так и за его пределами. О том, как "любят" друг друга футбольные фанаты обоих клубов, особенно в свете событий этого чемпионата, напоминать лишний раз не стоит.

Милиция объявляет главными виновниками фанатов. Мол, те, вместо того чтобы поддерживать команду, занимаются лишь бы чем. Также не редки и заявления фанатов о том, что сотрудники милиции порой "жестят" во время матчей. Это и личный досмотр до нижнего белья, и различного рода "физическая профилактика" в отделениях или автозаках.

Корреспондент TUT.BY решился и поехал "пробивать выезд" за "Гомель" в Борисов как обычный болельщик: с личным досмотром, выходом в туалет под конвоем и, как вышло, прочими фанатскими радостями.


"На выезд в Новополоцк однажды специально взял с собой военную шашку"


Ехать можно было двумя вариантами: поездом или на машине. Мне удалось совместить оба варианта. До столицы добирался поездом, а в Борисов – на автомобиле.

В Минск я выехал за сутки до матча: договорился с ребятами из "зелено-белых", которые проживают сейчас в Минске и у которых можно было остаться на ночлег.

Дорога до Минска прошла совершенно обычно: заснув в Гомеле, после проверки билета, проснулся уже на подъезде к столице. После чего направился к двум болельщикам, проживающим последнее время в Минске. Родные братья снимают жилье и работают в столице уже около пяти лет, но поддерживать клуб не бросили. Я приезжаю как раз к ужину. Парни параллельно готовят гречку с мясом в каком-то безумно вкусном, как оказалось, соусе и смотрят онлайн концерт "Ляписов".



Виктору скоро стукнет тридцатник. Человек с хорошей зарплатой, стабильной работой, женой и малюткой-дочерью, которые живут в Гомеле. Именно он - первая жертва моих расспросов. В фанатском движении Виктор с 1998 года. Получается общий стаж, за вычетом службы в армии, почти 15 лет.

Как у представителя фанатов "старой школы" начинаю расспросы про то, что представляло собой фан-движение тогда, в конце 1990-х. И прошу поделиться какой-нибудь яркой историей тех лет.

- Это был выезд в Новополоцк. Запомнился тем, что я из дома спер войсковую дымовую шашку. Их вначале было две. Но одну уже куда-то снес младший брат, а вторую я оставил себе. И вот настало ее время (смеется.) Надо же испытать. Едем в "собаке", я ее парням показываю – мол, смотрите, что у меня есть. По приезде спокойно ее проносим на стадион – раньше такого досмотра не было, как сейчас. И я думаю, что вот, сейчас мы "зафеерим" с этой шашкой. Но не тут-то было. Все, кто тогда поехал, в армии не служили, и как шашка запускается, мы не знали. На ней по шнурку с каждой стороны: рванули один – ничего, второй – тоже. Что делать? И один из нас берет эту шашку и со словами "сейчас я приду" убегает за территорию стадиона. Мы же стоим, поддерживаем команду. Уже первый тайм заканчивается, и тут видим, что возле стадиона стоит дым. Его было столько, что близлежащих зданий почти не видно. Поняли – все, шашка сгорела. Приходит этот парень с опаленной курткой.

- Ваня, что случилось?

- Да я разобрался, как шашку зажечь! Думаю, как ее пронести… Я ее в рукав – и бегу. Подбегаю ко входу, а меня милиция останавливает:

- Ты куда?

- На футбол.

- А чего дымишься?

- Спешу!

Шашку заставили выкинуть. А так как она войсковая – пока сама не сгорит, ее ничем не затушишь. Так она на входе и дымила. Ивану же тогда ничего не было, правда куртка частично сгорела. Милиционеры и сами посмеялись, видимо. Они понимали, что человек не подумал, прежде чем сделать. Она хоть и дымилась, но температуру же какую-то давала. Я вот сам до сих пор не могу понять, как он дым хотел спрятать? Шашку ты в рукав, допустим, спрятал. А дым?


Пока я отхожу от смеха, в голове созревает следующий вопрос, уже о насущном.

- А доволен работой нынешнего тренера "Гомеля" Алексея Меркулова? "Новый курс", "своя" команда… Потому как ему периодически "достается" на различных интернет-ресурсах.

- Опять же, от кого "достается"? От псевдоболельщиков, которых, может, два раза в год занести попутным ветром на стадион. Собрать команду с нуля и "обкатывать" ее сразу же "в бою" с серьезными командами дорогого стоит. Когда в "Гомель" пришел Кубарев, он наигрывал команду в первой лиге, а у Меркулова команда комплектовалась по ходу сезона и сразу в "вышке". То, что "Гомель" не взял медали в этом году, – ничего страшного. И даже если бы мы, к примеру, оказались во второй шестерке и боролись за выживание, я бы тоже не расстроился. У Меркулова есть огромный плюс перед тем же Кубаревым – он свой. Да и в тренерском штабе все свои. Тот же Юсипец.

За ужином и разговором время пролетает быстро. Уже второй час ночи: нужно ложиться спать – завтра выезд в Борисов.


"Как ни крути, а в Борисове ОМОН один из самых адекватных"




В воскресное утро выезжаем из дому в районе десяти часов. На автомобиле номера гомельского региона – а значит, в Борисове нас будут "встречать" в любом случае: либо борисовские фанаты, либо сотрудники милиции.

Пока едем, ребята созваниваются с фанатами, которые направляются из Гомеля, и договариваются встретиться на трассе, чтобы на стадион идти вместе. Пока ждем парней, наш автомобиль "обрастает" футбольным тюнингом – о том, что мы направляемся точно на футбол, не остается ни малейшего сомнения.

Через минут десять на горизонте появляется два авто на "тройках".

- Наши, - отмечает Витя.

Таким образом, вместе берем курс на борисовский стадион. Уже возле подъезда к городу остановиться у обочины нашей маленькой автоколонне приказывает инспектор ГАИ.

- На футбол?, - не задавая больше никаких вопросов, интересуется инспектор. После чего направляется к двум другим машинам, а к нашему водителю подходит сотрудник ОМОНа. Здоровается и интересуется - болельщики мы или фанаты.

- К стадиону знаете как ехать?


- Да, знаем.


- Ну тогда все, счастливого пути!


Садясь в машину, Витя отмечает:

- Как ни крути, а в Борисове ОМОН один из самых адекватных.


Впрочем, в этом я убедился и сам, но несколькими часами позже. Подъехав к стадиону, выходим из автомобилей. Нас уже ждут порядка 5-7 человек спецподразделения милиции. Отвлекшись на свои вещи в автомобиле, не замечаю короткую перепалку сотрудника ОМОНа и одного из гомельских парней. Однако старший (и по возрасту, и, видимо, по званию) сотрудник ОМОНа быстро всех успокаивает – и своих, и наших.

- Ребят, ну вы же одни из самых нормальных фанатов, которые сюда приезжают! Поэтому давайте друг друга уважать! Вы пока идите на досмотр, а ваш друг к вам присоединится чуть позже. Не волнуйтесь.

Омоновец слово сдержал, и пока нас проверяли на наличие запрещенных вещей, нашего товарища привели – целого и невредимого.

Дальше в окружении ОМОНа следуем к гостевой трибуне. На секторе порядка 50 человек. Нас пересчитывают и проводят на трибуну. На табло пока что 0:0. Знаем, что должна приехать еще часть гомельских болельщиков, но первый тайм подходит к завершению, а ребят еще нет.

Пока собирается группа "выйти по нужде" замечаю, что несколько микроавтобусов направились к той же стоянке, куда направляли нас. "Наконец-то!" - доносится из-за спины.

Через несколько минут слышим один из гомельских "зарядов" (футбольная кричалка фанатов. – Прим. автора), и на сектор поднимается как минимум столько же человек, сколько в данный момент на трибуне: с флагами и "двуручниками". Спешно развешивают баннеры, и в эти моменты гостевая трибуна превращается в фанатский сектор.

К этому моменту "Гомель" пропускает первый гол. А через некоторое время тренер борисовской команды угадывает с заменой, и счет становится 2:0 – отличился Павлов.



С этим же счетом игра и закончилась. Но началось то, чего не ожидали ни я, ни сотрудники правопорядка, которые были на секторе. Как раз в тот момент, когда команда подошла благодарить трибуны за поддержку и отдать на память свои игровые майки, в середине сектора раздалось несколько хлопков, и зажглись файеры. ОМОН кинулся в центр трибуны. Пока игроки бросали майки, омоновцы тушили пиротехнику.

И вроде на этом все должно было закончиться, но внезапно в середине сектора завязалась потасовка. Даже некоторые из сотрудников, которые были в стороне, бросились в центр: параллельно пару раз приложившись дубинками к спинам тех, кто оказывался у них на пути. Длилось это недолго, около минуты, но стало заметно, что на трибуну подтянулись новые группы ОМОНа, а также "сверхсрочники" в специальной амуниции.

Пока борисовские фанаты уходили со своей трибуны с оскорбительными "зарядами" в адрес гостей, мы стояли и ждали, пока разрешат покинуть сектор.

У видеокамеры, которая записывала действия на трибуне, уже собралось несколько человек: правоохранители принялись искать виновных.

- На следующий матч через автозак будете заходить, до трусов раздеваясь, - доносится у меня из-за спины.

Понимаю, что свободно фотографировать уже не получится, убираю камеру и все, что мне теперь остается, наблюдать, слушать, запоминать.

- Сидели бы, …, лучше вы дома, – вставляя непечатные слова, произносит рядом молодой омоновец.

- А ты чего в ОМОН пошел? Тоже бы дома лучше сидел! У тебя своя жизнь, у меня своя – так что не лезь, – парировал представитель "зелено-белых".

Как ни странно, сотрудник смолчал и замечаний такого рода больше не делал.



Постепенно людей начали отпускать, но, как выяснилось, только тех, кто приехал в Борисов на электричке и таким же путем собирался уезжать из города. Всех, кто прибыл на автомобилях и микроавтобусах, не отпускали. Простояв порядка сорока минут на почти пустом стадионе, мы все же покинули трибуну и пошли… к автозаку.

После холодного ветра на трибуне в автозаке было пусть и неуютно, то как минимум тепло. "Коробочка" заполнилась быстро. Влезли не все.

- У нас тут еще несколько человек осталось!

- Так некуда уже.

- А может, чуток?.. – омоновец, который стоял на улице подмигнул коллеге в автозаке.

- Нет, не надо. Все равно не влезут.

Дверь автозака закрылась.

- Командир, так куда едем?

- В лес,
- но, видимо, посчитав шутку неудачной, сотрудник ОМОНа добавил: В РУВД.

Всех, кто находился на секторе, привезли в борисовский РУВД и высадили во дворе:

- Ждите пока что!

Где-то через 30 минут, в районе половины пятого, во двор вышел сотрудник с "мыльницей" и объяснил, что сейчас необходимо на камеру будет назвать свои фамилию, имя, отчество и дату рождения. В то же время все попытки снять окружающую атмосферу на телефон пресекаются. К счастью, без рукоприкладства. После завершения съемки ожидание продолжилось.

- Ну, кто там файеры жег? Выходите лучше сразу, не задерживайте своих товарищей. Так или иначе найдем – видео уже посмотрели. Осталось только найти.

Из толпы вышел один парень и направился к сотруднику ОМОНа.

- Ну, а остальные? А не накосячили – уже ехали бы домой. А так из-за пары человек страдают все.


Ближе к 17.00 к задержанным, иначе уже и не скажешь, стали подходить сотрудники милиции и по два-три человека забирать на процедуру установления личности.

- Ребят, сначала идите те, кто без курток,
- говорит кто-то из фанатов.

Некоторые шли на сектор без верхней одежды, оставляя ее в транспорте, так как не рассчитывали, что обратно в "маршрутки" попадут не скоро.

Пока около сотни гомельчан начинают постепенно уходить в здание РУВД и возвращаться на прежнее место ожидания, кто-то заводит разговор с омоновцами о футболе, прежних порядках на трибунах, демократии и протоколах, которые могут быть высланы по месту учебы.

Заходим в здание РУВД и поднимаемся то ли на третий, то ли на четвертый этаж.

- Сюда, - указывает сопровождающий и я вхожу в небольшую комнату.

Спиной ко мне сидит, как показалось, старший лейтенант, и, не оборачиваясь, спрашивает фамилию. Называю еще и имя, а отчество уже выбивается сразу. Милиционер все же поворачивает голову, сверяет меня и фото из паспорта в базе:

- Следующий!

На печать запускается электронная страница моего паспорта. На улице идет дождь вперемешку со снегом, но все уже понимают, что скоро должны отпустить. Тем более транспорт, на котором все приехали в Борисов, стоит во дворе Управления внутренних дел.

В районе половины шестого к нам подходят несколько сотрудников милиции и ОМОНа. Называют фамилии парней, которым, по-видимому, в Гомель сегодня не ехать. Те по одному выходят из толпы и вместе с правоохранителями направляются опять в здание.

Простояв до шести часов, я понимаю, что на поезд до Гомеля уже никак не успею и начинаю искать место в микроавтобусе. Нахожу парней, у которых место в свете последних событий освободилось.

Наконец в начале седьмого нас отпускают, как раз продержав три положенных часа с момента задержания. В салоне уже сидят представители "зелено-белых" ультрас. Те сразу предлагают что-то перекусить. А фанат-молодожен предлагает "принять" 50 грамм виски. Немного растерявшись от гостеприимства, в конце концов соглашаюсь – хотя бы для того, чтобы согреться.

Как узнаю, задержали четверых. Причем одному может "светить" оказание сопротивления сотруднику милиции.

"Если бы Капский захотел, нас могли бы вообще развернуть где-нибудь по дороге в Борисов"




Под мигалки борисовских автоинспекторов отъезжаем от РУВД и берем курс на Гомель. Нас – шесть микроавтобусов и несколько легковых автомобилей. Впереди и сзади - сотрудники ГАИ с включенными мигалками. Замыкает колонну автозак. Видимо, на всякий пожарный.

Фанаты постепенно отходят от обилия свежего воздуха, просматривают в интернете пиротехническое шоу фанатов минского "Динамо" и бобруйской "Белшины".

- Согласованная пиротехника – не пиротехника, - то ли в шутку, то ли всерьез говорит один из ребят.

Пока нас попеременно от области к области провожают экипажи ГАИ, завожу разговор с парнями, сообщая, что я представитель TUT.BY. И первым делом спрашиваю про ту самую пиротехнику. Если досматривали, как все-таки пронесли? Не в интимных же местах, как заявляли правоохранители России, это проносится.

- Да ты что, нет конечно! Какие места! (смеются.) Тут все от удачи зависит – найдут или нет. На самом деле ее сильно никто не прячет. Как по мне, так вообще выезд "никакой" получился. Пиротехнику и жечь даже не стоило – успеть на футбол на полчаса, чтобы потом три часа в этом Борисове проторчать. Хотя нас могли бы вообще развернуть где-нибудь по дороге в Борисов, если бы Капский захотел (смеются.)

Кроме меня, еще нескольких парней и молодожена, в микроавтобусе едут два "золотника". Это фанаты, которые посетили все матчи команды – и домашние, и выездные. Мне сообщают, что как только сопровождение закончится, мы остановимся и проведем церемонию награждения. Правда, провести ее все же не получилось: сопровождали нас до самого Гомеля.

- Ребят, почти всех волнует вопрос "Ради чего вы все это делаете? Выезды за сотни километров, перформансы, драки – ради чего?

- Ну а кто, если не мы? Ответ может и глупый, но он точный. Это становится образом жизни, ты живешь этим. Как бы пафосно ни звучало, но таким образом ты отстаиваешь честь города. Это как минимум лучше, чем бухать на районе, а потом стрелять деньги на "догон".

- А сколько уходит средств на перформанс? И кто в основном им занимается?


- Сами же и занимаемся. Сами рисуем, сами деньги собираем на краску, ткань. В среднем перформанс обходится в полтора-два миллиона рублей.

- Времени много уходит на это?


- На рисование? Да по-разному. Был случай, когда рисовали практически без отдыха полтора суток, правда, с перерывом на небольшой сон.


- Как считаете, игроки в курсе того, что вы делаете ради их поддержки? Знают про автозаки и прочее? Ценят ли они это?

- Знаешь, когда команда после игры подходит к сектору, благодарит, извиняется в случае неудач на поле – это приятно. Ты понимаешь, что не зря голос сорвал. А бывает, возникают ситуации, как в этом году после игры с БАТЭ в Гомеле, когда сектор так называемых фанатов закрывают, и никто тебе слово в поддержку не скажет. Не нужно это через СМИ делать, все же в одном городе живем... Тогда обидно, не скрою.

- Вы знакомы со стереотипом, что фанаты не разбираются в футболе?


- Спорить не буду, может быть, есть и такие. Как сейчас модно говорить, "околофутбольщики". Это фанаты, у которых в основном "забивоны" (драки), "просмотры" на первом плане. Но поверь, они тоже в футболе смыслят.



Постепенно ребята засыпают, и я пробираюсь к водителю микроавтобуса. Но, к сожалению, он не многословен.

- Вы фанатов часто возите?

- Не то чтобы часто, случается. Да.


- Сами футбол любите?

- Разве что могу матч интересный посмотреть.


- А к футбольному клубу "Гомель" как относитесь?

- Я не фанат, но болельщиком себя назвать могу.


Водитель сосредотачивается на дороге, а я сажусь на свое место. Остается лишь пара часов до огней большого города.
-40%
-25%
-20%
-10%
-70%
-15%
-50%
0072143