/

Партнер рубрики
Как футбол помогает бразильцам жить и заставляет их страдать, почему поражение "Избранных" от немцев мир никогда не забудет и чем опасно достижение критического уровня несправедливости в бразильском обществе. SPORT.TUT.BY на основе общеизвестных фактов рассуждает об очередной трагедии в жизни нации, которую прозвали кудесниками мяча.



Рассказ о том, что значит для бразильцев форменный разгром их национальной команды (или "Селесао", что значит "Избранные") на их территории следует начать с того, чем живет двести миллионов человек в самой большой стране Южной Америки. Да, Бразилия не изобретала футбол, но так уж сложилось, что этот вид спорта, в первую очередь, ассоциируется именно с ней. Она тепло приняла его, превратив в национальный бренд, даже придала ему религиозный статус. Кажется, нежные чувства к футболу бразильцы впитывают вместе с молоком матери. А, как известно, грудное молоко – это первый опыт любви, это уникальная энергетика, основу которой составляет доверие к миру и себе. Пеле, Гарринчу, Зико, Зизиньо, Артура Фриденрайха, Тостао, Роналдо, Ромарио, Ривалдо, Роналдиньо, Роберто Карлоса и многих других замечательных игроков, которые без толики сомнения любили футбол и заражали своей энергетикой окружающих, на этих идеалах взрастила бразильская земля. И они, как самые старательные ученики, стали кумирами для нескольких поколений, послами своей страны в мире, заставив соотечественников поверить в мечту.

Мечта в жизни бразильцев – понятие возвышенное и в то же время приземленное, потому что речь тут идет о достижении приемлемого уровня достатка. Удельный вес малообеспеченного слоя населения в этой стране велик, как и разрыв между богатыми и бедными. По этому показателю Бразилия занимает предпоследнее место среди стран "Большой двадцатки". Специалисты утверждают, что если бы ей удалось достичь хотя бы показателей Индонезии, то число бедных вмиг сократилось бы на девяносто процентов. Собственно, выбраться из фавел и мечтают бразильцы. Реализацию этой мечты в связи с невозможностью получить должное образование они зачастую связывают с футболом, как родом профессиональной деятельности.

Неудивительно. Ребята играют в звезд мирового уровня с самого детства. Возможно, это лучшее, что умеют делать бразильские мужчины, когда достигают совершеннолетнего возраста. В случае же, если им не удается пробиться в профессиональный спорт, они передают мечту по наследству. Она – самое ценное, что остается от них наследникам. Ярким примером очевидного является защитник Давид Луис, выводивший свою сборную на тот злосчастный полуфинальный матч против немцев с капитанской повязкой. Отец Давида решился на самое страшное в жизни бразильца, то есть бросил футбол, в двадцать лет. Ладислау Маринью в этом возрасте необходимо было заботиться о жене и новорожденном сыне, когда как на зарплату в "Атлетико Минейро" он не мог прокормить молодую семью. Причем передача мечты в данном случае – не художественный образ, а вполне осознанное действие.

– Папа был хорошим игроком, лучше меня, – признался несколько лет назад Луис. – И все, о чем он меня когда-либо просил, касалось футбола. Он хотел, чтобы я сделал то, чего он не смог.
 
Перед стартом чемпионата мира Давид перешел из английского клуба "Челси" Жозе Моуринью во французский ПСЖ, где должен стать самым дорогим защитником в истории футбола. Отец должен гордиться своим сыном, его жертва была не напрасной.


– Это поражение мы будем помнить всегда, – как приговор звучат слова Жозе Моуриньо о проигрыше бразильцев в полуфинале чемпионата мира. Но человеку, который выигрывал главный клубный трофей планеты с двумя разными клубами, о поражениях должно быть известно так же много, как и о победах. – Точно так же, как помним поражение бразильцев в финале домашнего чемпионата мира в 1950 году от уругвайцев. Моему сыну только четырнадцать, он не может этого помнить, но он наслышан о той исторической драме. Через пятьдесят лет дети наших детей точно так же будут рассуждать о поражении бразильцев от немцев.

– Вы видели, как мальчик плакал? – живо переживал за бразильцев главный тренер белорусской сборной Георгий Кондратьев: на чемпионатах мира он традиционно поддерживает их. Кстати, его "молодежка" встречалась с "Избранными" во время Игр в Лондоне-2012. В основе той команды было пять человек, представляющих "Селесао" на домашнем первенстве: Неймар, Оскар, Халк, Тьяго Силва, Пато. – Мне жалко было этого мальчика, когда он рыдал на трибуне. Его мечта была раздавлена бескомпромиссной немецкой машиной.
В последний раз Бразилия принимала у себя чемпионат мира шестьдесят четыре года назад. Это обстоятельство делало предстоящий мундиаль в "колыбели мирового футбола" повсюду желанным событием. Бразильцы же видели в нем еще и шанс исправить ошибки прошлого. Одной из самых главных, бесспорно, является как раз поражение в решающем матче ЧМ-1950, о котором выше вспоминал Моуриньо. Не просто поражение, а национальная трагедия.

До встречи в поединке с уругвайцами хозяева обратили в прах всех, кто попадался им на пути, и скорая победа в турнире виделась им само собой разумеющейся. Вера в успех в сердцах двухсот тысяч наблюдавших вживую матч болельщиков укрепилась вместе с голом Альбино Фриаса на сорок седьмой минуте. Каково же было их разочарование, когда спустя полчаса два мяча влетело в ворота их любимцев. Алсидо Эдгардо Хиггия дважды здорово убежал от левого защитника бразильцев Жоао Бигоде, нанеся пушечный удар с семи метров в левый верхний от вратаря угол в первый раз, а во второй – несильно пробив с острого угла под левую штангу. В оставшееся время бразильские футболисты устроили штурм вражеских ворот, который вместил в себя восемь ударов. Три из них пришлись в створ, но Роке Гастон Масполи справился с ними. Матч так и завершился в штрафной площади уругвайцев, в которой в последние мгновения мысленно находились все бразильцы в округе.


Наконец, прозвучал финальный свисток арбитра встречи Джорджа Ридера – и "Маракана" замолкла. Заполнившие сооружение люди напоминали каменные изваяния. Лишь редкие выкрики прерывали немую сцену: "Этого не может быть. Это нам приснилось!.." Очевидец трагедии так описал царившую на стадионе обстановку:

– Гол Хиггии был встречен гробовым молчанием стадиона, – рассказывал журналист Жоан Максимо. – Однако его сила, его взрывной удар были столь значительны, что этот гол, простой, казалось бы, гол, разделил жизнь каждого бразильца на две разные части: до и после него.

Лишь когда поле покинул последний игрок "Селесао", бразильцы нашли в себе силы аплодисментами поприветствовать новоиспеченных чемпионов мира.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (21.62 МБ)

Чтобы передать, насколько эта трагедия врезалась бразильцам в память и будоражила сознание, достаточно сказать, что на протяжении десятилетий игроки той сборной подвергались гонениям, если в данном случае уместным будет употребить это слово. Так вратарю Моасиру Барбозе до конца жизни запретили появляться в расположении национальных команд, ему не позволяли комментировать матчи сборной, случалось, что в общественных местах на него показывали пальцем.

– Если бы я не научился справляться с раздражением от того, что люди все время вспоминают тот финал, давно уже был бы в тюрьме. Или на кладбище, – тяжело вздыхал Моасир. – В истории бразильского футбола были куда большие унижения. В чемпионатах 1974-го, 1978-го и 1998-го годов. Но все говорят только о финале, в котором играл я. Даже преступника прощают, когда он отбывает наказание. В Бразилии максимальный срок составляет тридцать лет, а меня не простили и через пятьдесят.

Кстати, Барбозе был чернокожим вратарем. После него в сборной долгое время защищать ворота доверяли лишь белым футболистам.

Говорят от любви до ненависти один шаг. В преломлении на чувства бразильцев к своим футболистам выражение обретает абсолютные формы. Эти ребята склонны бросаться в крайности. Как считает бразильский социолог Роберто ди Матта, явление обусловлено стремлением бедняков и неудачников идеализировать победу или желанием уничтожить все, что хоть как-то связано с поражением.
 
Вернемся еще ненадолго в прошлое. Уругвайский вратарь Роке Гартон Масполи вспоминал, что после того, как счет в "финале" ЧМ-1950 стал равным, бразильцы стали не похожи на себя:
 
– В этот момент я с уверенностью почувствовал, что бразильцы охвачены страхом поражения. И даже ощутил этот страх, когда в одной из схваток у ворот рукой коснулся головы одного из бразильских нападающих. Она была холодна, как лед!..

Слова Масполи очень точно описывают обстановку на стадионе "Минейран", где проходила встреча бразильцев с немцами в рамках текущего первенства мира, не правда ли? После первого, второго и следующих пропущенных голов бразильцы выглядели потерянными и беспомощными. Так они проиграли с самым крупным счетом за всю историю бразильского футбола, и народ снова плакал навзрыд. По содержанию этот матч оказался еще хуже поединка против уругвайцев на "Маракане". Но на этот раз свидетелями трагедии стали не сотни тысяч бразильцев, поместившихся на стадионе, а сотни миллионов человек по всему миру у экранов телевизоров и с таблоидами в руках.





Страшно себе представить сценарий, при котором авторитет нынешних сборников девальвируется так же скоро, как и поколения пятидесятых годов прошлого века, при котором кому-то из них предстоит стать козлом отпущения в передаваемых из поколения в поколения фрагментах истории о вечере 8 июля 2014 года.

– Надеюсь, бразильцы не ищут теперь козла отпущения, – прокомментировал итог поединка бывший капитан сборной Англии Рио Фердинанд. – Это результат усилий всей команды, и в этом качестве они проявили себя недостаточно хорошо.

– Хотим извиниться перед всем бразильским народом, – плакал Давид Луис, унаследовавший мечту от отца, в подтрибунке после проигрыша. – Мы хотели доставить радость нашим гражданам. Мы все знаем, как важно, чтобы бразильский народ был счастлив, чтобы хотя бы футбол приносил ему радость.

– Специалисты, конечно, будут помнить игру, а вот в сознании народа останется лишь результат,
– подтверждает устоявшееся мнение о главном в футболе помощник Георгия Кондратьева в олимпийской сборной Беларуси, ныне главный тренер молодежной команды Игорь Ковалевич. – При передаче содержания матча из уст в уста могут быть упущены важные детали: что-то будет приукрашено, что-то, наоборот, очернено. А попытки хоть как-то оправдать игру команды превратятся в разговоры для бедных.

То есть для бразильцев? Но забрать у них футбол, самое дорогое, что у них есть, выглядит последним делом. Благодаря футболу они вырываются из бедности или хотя бы на то короткое время, что играет сборная, забывают о наболевшем. От значимости побед их любимой команды зависит длительность периода, когда они настроены позитивно, воодушевлены и способны созидать. Поражение пусть в одном, но принципиальном матче, как следует из выводов ди Матта, для страны может обернуться затяжной депрессией. Думается, при достижения критического уровня несправедливости вокруг – в экономике, социальной сфере и футболе – они действительно будут способны на то, чтобы совершить революцию, как гласит расхожее выражение.


Еще о поражении бразильцев

Жозе Моуринью, главный тренер "Челси": Если вы спросите меня, почему бразильцы выступили неудачно, я скажу вам, что проблема в подходе к работе. Они думали, что теплой атмосферы в команде будет достаточно для достижения результата, но они ошиблись. В полуфинале им попался соперник, который во всем превосходил их, демонстрировал стабильность и уверенность.

Георгий Кондратьев, главный тренер сборной Беларуси: "Сборная Бразилии по праву считается одной из сильнейших команд мира. Ожидал, что она дойдет до полуфинала и еще поборется за победу в турнире. Она была способна на это, хотя яркого атакующего футбола не показывала. Не было у Бразилии хорошего завершителя… Не понимаю, что в команде делал Фред. Как по мне, лучше играть без нападающего, чем держать на поле такое инородное тело. Это как если играть в меньшинстве. Он стоял меж двух центральных защитников соперников, вот и весь прок от него. Да, один раз ему в голову мячом попали, вот он с метра и забил. Халк все время тащил одеяло на себя, Оскар был неплох, но не во всех играх. Только Неймар мог помочь бразильцам не выглядеть столь бледно впереди. Ребята на него играли, а он в свою очередь старался создавать остроту. Но в игре с немцами он помочь партнерам не мог. Я думаю, кого бы на этот матч не выставил Сколари, они бы все равно проиграли. Не их был день".

Игорь Ковалевич, главный тренер молодежной сборной Беларуси: "Думаю, нельзя назвать итог матча несправедливым, а вот незакономерным – вполне. Как ведь вышло, бразильцы пошли в атаку, а попали в плен. Видно, не рассчитали силы-то. Как мы знаем, команда Йохима Лёва не прощает безалаберности, которая наблюдалась в организации оборонительных действий хозяев. Пять из шести первых атак немцев завершились взятием ворот, а потому у бразильцев не было даже времени, чтобы поднять голову. Не нашлось среди них и игрока, который успокоил бы партнеров.

Худший день в истории белорусского футбола – это поражение сборной от Люксембурга в Гомеле? После него главный тренер команды Бернд Штанге и игроки подверглись жесткой критике, но нужно понимать, что футбол в Беларуси не так популярен, как в Бразилии, чтобы народ плакал, даже рыдал. Бразильцы – футбольная нация, а потому их горе сейчас представляет собой социальное явление. Я даже не знаю, с чем можно сравнить состояние в обществе, чтобы белорусам стало вмиг все ясно. Но это очень-очень беспокоит их, будет еще беспокоить долго".
 
Белорусско-Швейцарский БСБ Банк предлагает бесплатное открытие и обслуживание счетов организаций. Каждому новому клиенту три месяца удаленного доступа к счету в подарок! Мы работаем с душой и на совесть. 306-20-40.
-15%
-50%
-17%
-40%
-20%
-40%
-40%
-15%
-12%
-10%