Полузащитник казанского "Рубина" и сборной Беларуси Сергей Кисляк в интервью "Бизнес-Газете" рассказал о своем детстве, нынешней ситуации в стране и отношении к президенту Александру Лукашенко.

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

– Любопытно, что вашим первым тренером был отец. Как он повлиял на вашу профессиональную карьеру?


– Я рос в маленьком городе, так что в то время, кроме спорта, не было развлечений. Компьютеров тоже не было, как сейчас. Мне лишь оставалось во дворе гонять мяч с утра до вечера. Отец играл на любительском уровне и всегда меня с собой брал. Так я полюбил футбол. Кроме того, он занимался и другими игровыми видами спорта. Ими в детстве я тоже увлекался.

– Ваш город в Брестской области расположен на границе с Европой. Не было ли соблазна заглянуть туда в 90-х?


– Помимо основной работы мои родители пытались заработать, продавая и покупая что-то в Польше. Наверное, вся Брестская область так жила. Продукты в Польше были дешевле, какая-то одежда тоже. Так и жили.

– Когда впервые в Европе побывали?

– Точно не помню, но в раннем возрасте. До границы с Польшей всего 30 километров. Ездил туда с родителями. У нас, по-моему, тогда "пятерка" была зеленого цвета.

– Много вообще молодежи в Польшу уезжает?


– Не очень многие стремятся туда. Потихоньку в Беларуси создают комфортные условия для жизни, где тихо, спокойно, чисто. Уезжают те, кто стремится зарабатывать больше денег.

– Расскажите о вашем родном городе Каменец.


– Маленький город, где население всего 12 тысяч человек. Есть достопримечательность – Белая вежа. Это башня, которой уже около тысячи лет. В 15 километрах от города расположена Беловежская пуща, это известный заповедник. Ну и самое главное, это Брестская крепость в самом Бресте.

– Как проходили 90-е годы в Беларуси после распада СССР?

– Думаю, проблемы были такие же, как и везде, но я был в таком возрасте, что они меня не коснулись. Кушать было что, носить тоже. Спасибо родителям за это. Мяч во дворе – вот что мне было нужно (улыбается). Город маленький, все было спокойно, тихо. Можно было гулять везде. Могу про всю Беларусь сказать, что в 90-х там было спокойнее.

– Известно, что в Беларуси спорт номер один хоккей. В связи с успехами Дарьи Домрачевой развивается биатлон, но как там стать высококлассным футболистом?

– Если есть желание и стремление, то везде можно вырасти в хорошего футболиста. Например, Белькевич, Хацкевич, Глеб, они выросли в СДЮШОР "Динамо", где тренировочным полем был асфальт. Даже в таких условиях вырастают игроки хорошего уровня. Наш президент Александр Лукашенко уделяет много внимания спорту. Конечно, в первую очередь хоккею, но и футбол развивается. В Минске построили футбольный манеж, строятся поля с искусственным покрытием.

– Какие были условия у вас?

– Мне повезло, когда в 14-летнем возрасте я попал в Минск. Там как раз построили футбольный манеж, и у нас была возможность тренироваться и зимой. В то время это было уникальное поле. Было интересно, было стремление. В моем городе был только небольшой спортзал, где мы проводили тренировки зимой. Летом играли во дворе и на футбольном поле. В 8-м классе я попал в областное футбольное училище. Там тоже были хорошие условия для тренировок. Зимой манеж, летом футбольное поле.

– Значит, у вас есть навыки и мини-футболиста, раз зимой приходилось тренироваться в маленьком зале?


– Да, тогда же не было других возможностей. Это сейчас все меняется. Пару лет назад в Каменце построили большой спорткомплекс. Сейчас молодежи проще.

– Отец работал тренером на общественных началах или это была полноценная работа?


– Он был спортивным работником по району и дополнительно набирал группы и тренировал детей.

– Например, в школу "Рубина" часто попадали так называемые блатные футболисты 85-90-х годов рождения. У вас было такое?

– У нас как-то по спортивному принципу отбирали ребят. Брали только лучших. Многие игроки, даже моего возраста, до сих пор играют за сборную Беларуси, в России тоже ребята играют. Хороший у нас набор тогда получился.

– У вас достаточно удачный получился чемпионат Европы среди молодежи.


– Да, это был молодежный чемпионат Европы U21. Финальная часть проходила в Швеции, куда мы попали. В стыковых матчах мы прошли сборную Турции. Тогда это считалось большим успехом. Даже если сейчас молодежка Беларуси выйдет в финальную часть, то это будет большим успехом. Тот чемпионат Европы собрал сильный состав участников. Сборная Германии стала чемпионом Европы, в составе которой играли игроки, которые сейчас играют в первой команде страны, например, Месут Озил.

– Тогда по ним было заметно, что они станут большими игроками?

– Мы с ними играли только товарищеский матч, который сыграли 1:1. Тогда было видно, что мастеровитые ребята. Конечно, мы больше играли от обороны.

– Вас тоже называли открытием того чемпионата. Так?


– Так получилось, что на турнире мы забили только два мяча и оба забил я. Не очень хорошо мы там выступили. Первый матч проиграли Швеции - 1:5. Следующий матч в нулевую ничью сыграли с сербами. Оставался матч с Италией, который нам нужно было выиграть. В этом случае мы бы прошли дальше. Мы вели в счете 1:0, но в итоге проиграли 1:2. В той сборной играл Бокетти. Тогда сложно было представить, что когда-нибудь окажемся в одной команде.

– Он как-то выделялся в той сборной Италии?


– Он выделялся, как и все игроки. Хорошая у них команда была.

– Как так получилось, что забили оба гола в составе сборной?


– Раньше я был более атакующим игроком. Так я и действовал в составе молодежной сборной. В "Рубине" пришлось сменить амплуа. Наверное, Курбан Бекиевич что-то усмотрел.

– Перед переходом в "Рубин" ходило много слухов, относительно вашего будущего. Как в итоге вы стали игроком казанского клуба?

– У меня был удачный сезон в чемпионате Беларуси, после чего стал привлекаться в сборную. Также у меня были предложения из Польши, из "Сибири". Мне хотелось играть в более солидном клубе. Надеялся, что это возможно. Летом появился вариант с "Рубином". Предложили приехать на неделю потренироваться. Я приехал, а в конце тренировочной недели ко мне подошел Курбан Бекиевич и спросил – хочешь ли ты быть в этом клубе? Я с удовольствием согласился.

– По условиям сделки вы были должны доиграть в минском "Динамо" и только потом перейти в "Рубин". Каково это, играть в команде, зная, что скоро перейдешь в другой клуб?

– Я не зацикливался на этом. Мне хотелось помочь бывшему клубу и чтобы мое имя было на слуху в "Рубине". Эти матчи я играл еще более ответственно.

– Какая была задача у команды в том чемпионате?


– В том сезоне мы уступали только одно очко БАТЭ после половины чемпионата. У нас с ними была хорошая заруба, но потом из "Динамо" ушел Саша Мартынович, и мы чуть-чуть стали подпускать молодежь. В результате опустились в турнирной таблице и заняли третье место, если не ошибаюсь.

– У БАТЭ только игровой ресурс есть в активе или административный тоже?


– Там очень хороший президент клуба, который вникает во все тонкости футбола. Он участвует в трансферной политике клуба. Без него никакого игрока не купишь. Я считаю, что это большой плюс.

– Мы видим, сколько болельщиков собирает хоккейное минское "Динамо", а как на футбол люди ходят?


– Когда я играл, фанатский сектор был всегда полный. Там очень сильные фанаты. Вот недавно был матч с БАТЭ, там тоже все было забито. Очень красочно, красиво. Фанаты "Динамо" умеют устраивать шоу.

– В белорусском чемпионате есть игроки, которые могли бы усилить российскую премьер-лигу?

– В Беларуси всегда есть молодые игроки, которые выстреливают, и у них появляется шанс уехать в более сильный чемпионат. Кто-то может, а кто-то нет. Тут от многих факторов зависит.

– Мы видим, что в Беларуси хорошая тренерская школа. Например, главный тренер "Краснодара" Олег Кононов. Его команда играет в самый современный футбол в России. Есть Леонид Кучук и другие тренеры. Почему такое количество белорусских специалистов проявили себя?

– Белорусская тренерская школа весьма квалифицированная. Помимо тренеров, которых вы назвали, есть Игорь Кривушенко, который тоже на хорошем счету. Они не стоят на месте, ездят на различные стажировки, прогрессируют. Это дает какой-то толчок, соответственно - и результат. Посмотрите, даже именитые европейские тренеры в России не добивались результата, а белорусские специалисты его достигают, располагая не самыми именитыми футболистами.

– По уровню зарплат клубы ФНЛ (вторая по силе российская лига. - Прим. TUT.BY) сопоставимы с зарплатами в ведущих клубах Беларуси?

– В последние пару лет там много проблем с выплатами зарплат. Они очень маленькие. Разве что в солигорском "Шахтере", минском "Динамо" и БАТЭ хороший уровень поддерживается. Думаю да, в этих командах зарплаты такие же, как и у середняков ФНЛ.

– Были идеи объединить чемпионат России и Беларуси как союзные государства. Смогли бы БАТЭ, "Шахтер" и "Динамо" противостоять российским командам?


– Думаю, это было бы интересно. Просто так точно не проигрывали бы.

– Летом вы перестанете считаться легионером благодаря миграционным картам. Не мешают сосредоточиться на работе подобные истории?


– Давно такие разговоры идут. Конечно, мне бы хотелось, чтобы меня перестали считать легионером. Это будет плюс. Тем более что белорусские хоккеисты в России не легионеры теперь. Было бы здорово, если с футболистами поступят так же.

– Но есть опасность для белорусского футбола, поскольку многие талантливые футболисты смогут спокойно переехать играть в Россию.

– Легко бы не переехали. Чемпионат России очень сильный, здесь большая конкуренция. Просто так не попадешь.

– По части организации какую заметили разницу между "Динамо" и "Рубином", когда перешли в казанский клуб?


– Условия в "Рубине" значительно отличаются. В лучшую сторону, конечно. Кроме этого, попал к такому тренеру, как Бердыев, который указывал на такие мелочи, которые раньше пропускал мимо ушей. Например, раньше я особо не задумывался над тем, как нужно обрабатывать мяч. Курбан Бекиевич всегда требовал короткую обработку.

– Долго адаптировались в "Рубине"?


– Психологически сейчас я понимаю, что нужно быть смелее. Я пришел, увидел хороших игроков и радовался тому, что нахожусь рядом с ними. Надо было быть наглее. Белорусы сами по себе спокойные, надо это искоренять (улыбается).

– Даже в самой Беларуси настолько размеренная жизнь, что в столице страны - Минске - суеты гораздо меньше, чем в той же Казани. Вам так не кажется?

– Так и есть. Когда приезжаешь туда, видно, что никто никуда не спешит. Живут размеренно, есть такое.

– Родители перебрались в Минск или по-прежнему живут в Брестской области?


– Живут на родине. По возможности стараюсь навещать их. В отпуске или в выходные.

– Между Минском и белорусской глубинкой сильные различия?


– Они есть, но города развиваются. Тот же Брест взять, там очень красиво и по-своему хорошо.

– С Лукашенко встречались? Может быть, он навещал сборную…


– В сборной нет, но мы были на одном благотворительном концерте, и я видел его метрах в пяти. Ближе не подпускают.

– Похоже, не так он любит футбол, как хоккей.


– Да нет. Он тоже следит и "вставляет", когда проигрываем. Понятно, что он в курсе всех футбольных дел, но в спортивном плане его внимание больше приковано к хоккею.

– И еще к биатлону, наверное?

– И это справедливо. Есть хорошие результаты, есть Дарья Домрачева.

– Как вы относитесь к политике Лукашенко?

– Я за то, чтобы в Беларуси было всегда спокойно, как и сейчас. Чтобы не было никакого криминала. Меня такая политика устраивает. Он не дал страну разграбить во времена перестройки. Даже колхозы сам контролирует.

– Чувствуется, что качество белорусских продуктов выше российских?


– Да, мясная и молочная продукция в Беларуси лучше. Но ребята из команды пока не просили привозить.

– Хоккеисты, которые ездят в Беларусь, возвращаются оттуда с невероятным количеством колбасы.


– У меня пока никто не просил (улыбается). Может быть, сейчас прочтут интервью и будут.
-50%
-8%
-30%
-30%
-50%
-23%
-30%
-20%
-10%
-15%