Бывший главный тренер футбольной сборной Беларуси Анатолий Байдачный пришел в студию Прессбол-TV и рассказал, как в юношестве писал пламенные сочинения о жизни в КНДР, о том, почему раньше футболистов любили, а теперь им завидуют, о фартовых тренерах и нераскрывшихся вундеркиндах, пожалел о том, что когда-то запретил пить вратарю Геннадию Тумиловичу, и пожелал своим друзьям жить как можно дольше.

Анатолий Байдачный. Фото: Петр Петровский, footballtop.ru
Анатолий Байдачный. Фото: Петр Петровский, footballtop.ru

О футболистах и девушках


В 19-20 лет только о них и думаешь. Когда уже стал тренером, один старый и опытный специалист в ответ на мои сетования о частых нарушениях режима молодыми игроками сказал так: "Толя, ты можешь раскрывать перед ними необъятные горизонты, рассказывать, что можно выиграть чемпионат мира и заработать миллионы долларов, но стоит девушке поманить твоего парня пальцем, он поддастся голосу природы не раздумывая..."

И мы не были исключением из правил. Самое плохое — что женились ребята рано, и девочки попадали в другой мир. Квартира, машина, поездки за рубеж... По сути, золотая жизнь. А потом, в 30-31 год, все это прекращалось, и многие браки распадались. Знаменитые спортсмены, не только футболисты, спивались и жизнь их заканчивалась трагично.

Что было неприятно в той системе? Человека забывали, едва он заканчивал играть. Начальники, вчера считавшие за счастье с тобой поздороваться, отворачивались.


О Геннадии Тумиловиче и алкоголе


— Гена — талантливейший вратарь с проблемой, о которой все знали. Однажды наступил момент, когда я понял, что зря запретил ему пить. Он стал плохо играть.

Геннадий Тумилович. Фото: Надежда Бужан, by.tribuna.com
Тот самый Геннадий Тумилович. Фото: Надежда Бужан, by.tribuna.com

— Тумилович правда мог прийти выпившим на тренировку?

— Ну нет. Во всяком случае, у меня точно такого не было. Вот после тренировки — да, мог позволить, в ночном клубе, да где угодно. Но, знаете, я доволен, что он не скатился в жизни, а работает тренером, что семья у него. Ведь такие люди обычно плохо заканчивают. К счастью, Гена знал, где надо остановиться.

— Вратарем какого уровня он бы мог стать, если бы вел правильный образ жизни?

— Здесь дело даже не в режиме. В каком-то интервью он сказал, что я не дал ему уйти в донецкий "Шахтер". Да ничего я ему не мешал, просто там до конца и разговора-то не было, потому и не получилось. Дело не во мне. Вот не знает до конца, а говорит...


О работе в сборной Беларуси


Есть такое ошибочное мнение, которое как-то высказал и Невыглас, будто у меня в сборной играло самое перспективное поколение. Да когда я принял сборную, девяносто процентов футболистов вообще не хотели в ней играть — после 0:5 в Австрии. Кроме того, все эти игроки были и до меня, причем в гораздо более молодом возрасте. Тот же Кульчий, который затем стал звездой. Так он даже не играл — заиграл только у меня.

Поэтому нельзя говорить, что та команда свалилась на меня с неба. Эту сборную надо было создавать, и я вспоминаю первые встречи и беседы, когда Валик Белькевич, царство ему небесное, и Саша Хацкевич просили не вызывать их на товарищеские игры. После тех обвинений, которые они слышали в свой адрес в предыдущем цикле. Я пошел им навстречу. С этого все и начиналось — с человеческих отношений...


О строптивом капитане Сергее Гуренко


— С Гуренко было легко общаться? У него имидж правдоруба.

— Не уверен, что он всегда был таким уж правдорубом и защитником командных интересов. Он капитан, и то, что ему там наговорят ребята за кулисами, Сергей сообщал в какой-то форме, на что я сразу отправлял его обратно. На меня очень тяжело в этом отношении надавить или в чем-то переубедить. Сборная — уникальный организм. Если в клубе всегда можно что-то исправить, то там права на ошибку нет. Помните, мы поехали тогда на молдавский сбор?..

— Знаменитая история с неработающими кондиционерами.

— Слушайте, у нас и сейчас нет таких условий, которые были в Тирасполе. Вопрос заключался в том, что личное пересилило общественное. Думаю, Гуренко надо было вести сына в первый класс. А мне хотелось увезти команду подальше. Не получилось у нас тогда единения. И когда мы проиграли, нашлись люди, которые предлагали Сергея сделать крайним и вообще убрать из сборной. Я сказал, что никого убирать не буду. Я этих людей вызывал, был в них уверен, значит, никого ни в чем обвинять не буду. А если в ком-то разочаруюсь, то просто не буду больше приглашать в команду.

— Сергей был на нашей программе и огласил идею, которая очень нравилась ребятам. Первые два-три дня игроки, помимо тренировок, занимаются своими делами, а непосредственно перед матчем переходят в режим ручного управления, закрываются на базе и сосредоточенно готовятся.

— Знаете, что надо было ему ответить? Вот пусть бы он по возвращении из сборной подошел с таким предложением к Юрию Семину. Мне было бы любопытно, чтобы ему сказали в "Локомотиве". Как это, дайте нам два дня на разграбление города, а потом мы, может, еще и поиграем?..

— У ребят накопились вопросы — квартиры, аренда офисов. Все живые люди...

— Сборная собирается только на несколько дней, и у тренера, по сути, нет времени на подготовку. И если игрокам надо еще порешать свои вопросы, то зачем он вообще приезжает в сборную? У футболиста есть отпуск — целый месяц он может заниматься чем угодно. Но не в тот период, когда нужен сборной. День приезда — ради бога, никто не настаивает, чтобы ты был закрыт на базе. Но потом надо работать. И спрос за результат, давайте не будем забывать, с тренера двойной. Мы же играем не за клуб или поселок, а за целую страну.


"Моментом в море" с Анатолием Байдачным.
-20%
-45%
-10%
-45%
-10%
-50%
-50%
-20%